Экономист Татьяна Куликова: Экономический аспект нагнетания геополитической напряженности

На российском финансовом рынке январь выдался напряженным.

Курс рубля упал: начав год на отметке 75 рублей за доллар, на минувшей неделе он достигал 80 рублей за доллар, и чтобы стабилизировать курс ЦБ пришлось отказаться от покупок валюты в рамках бюджетного правила. Казалось бы, причина турбулентности очевидна: геополитика. Но дело не только в ней. Геополитическая ситуация и угроза новых «страшных» санкций в отношении России наложились на общую для всех мировых финансовых рынков обстановку нервозности, вызванную начинающимся ужесточением денежно-кредитной политики ведущих мировых центробанков.

Татьяна Куликова, экономист
2022-02-03 20:16

В развитых странах инфляция достигла уровней, не виданных несколько десятилетий, и стала серьезной политической проблемой. Так, например, в США по итогам 2021 года индекс потребительских цен вырос на 7.0%, что вызвало активное недовольство подавляющего большинства населения. Теперь, если власти США не начнут всерьез бороться с инфляцией, то Демократическая партия, к которой принадлежит президент Байден и которая в настоящее время контролирует обе палаты Конгресса, неизбежно с треском проиграет предстоящие этой осенью промежуточные выборы в Конгресс и контроль над законодательной властью в США перейдет республиканцам.

В Европе и Великобритании ситуация ненамного лучше: по итогам 2021 года в Великобритании инфляция составила 5.4% (это максимальное значение с марта 1992 года), а в Еврозоне – 5.0% (максимум с июля 1991 года).

Более того, международные инвесторы, в течение всего 2021 года с удивлением наблюдавшие, как Федеральная резервная система (ФРС) и другие ведущие мировые центробанки продолжают накачивать финансовые рынки свеженапечатанными долларами, евро и фунтами стерлингов, в упор не замечая разгоняющуюся инфляцию, начали задумываться о возможном крахе мировой финансовой системы и основных фиатных валют, включая и доллар США. Так что ведущим мировым центробанкам надо было срочно восстанавливать свою репутацию, и они приступили к ужесточению денежно-кредитной политики.

Мы подробно писали об этом в нашей недавней статье «Монетарный разворот: надолго ли?» (Правда, №141, 23.12.2021, https://kprf.ru/party-live/opinion/207521.html). С тех пор риторика ведущих мировых центробанков стала еще более жесткой. Так, в США теперь речь идет не только о трех или даже четырех повышениях ставки в 2022 году, но и о запуске примерно с середины года так называемого «количественного ужесточения»; имеется в виду сокращение баланса ФРС, то есть операция, обратная количественному смягчению, – по сути «печатный станок наоборот». Пока это только риторика, «словесные интервенции»; никаких обещаний ФРС не дает и конкретных дат и цифр не называет, ограничиваясь общими фразами типа «будем действовать быстрее, чем предполагалось ранее».

А вот Банк Англии уже приступил к повышению ключевой ставки. В первый раз она была поднята с 0.1 до 0.25% на декабрьском заседании, а затем на февральском (3 февраля) заседании ставка была поднята еще на 0.25 процентных пункта (п.п.), и лишь одного голоса не хватило для решения поднять ее сразу на 0.5 п.п. Программа количественного смягчения Банка Англии тоже уже завершена.

И даже Европейский центробанк (ЕЦБ) на своем заседании 3 февраля впервые признал проблему инфляции, хотя о повышении ставок в еврозоне пока даже нет намеков. Там печатный станок продолжает работать, хотя объемы количественного смягчения в течение 2022 года планируется постепенно сокращать.

В результате всего этого турбулентность на мировых финансовых рынках (о которой мы предупреждали в указанной выше статье) уже началась. Так, например, основной американский фондовый индекс SP-500 последний раз обновил исторический максимум 4 января этого года – 4800 пунктов, и начал резко снижаться; на минувшей неделе он падал почти до отметки 4200 – падение чуть больше 10%. По историческим меркам это немного, но на фоне практически непрерывного (как по линейке) роста от минимумов марта 2020 года (тогда индекс падал до 2200 пунктов) это выглядит как большой провал.

При этом более рисковым, спекулятивным активам досталось еще сильнее. Один из наиболее «пострадавших» классов активов – это криптовалюты. Весь их стремительный взлет в 2021 году был следствием денежного цунами от мировых центробанков, так что теперь, когда денежная волна спадает, криптовалюты дешевеют. Так, основная криптовалюта – биткоин – сейчас (по состоянию на 3 февраля) торгуется в районе 36-37 тыс. долларов за единицу – падение почти вдвое по сравнению с максимумом, достигнутым в ноябре – порядка 70 тыс. долларов.

Кстати, в этой связи имеет смысл упомянуть дискуссию, проходящую сейчас между нашим ЦБ и Минфином в отношении криптовалют. В опубликованном недавно докладе ЦБ предложил запретить криптовалюты в России, ссылаясь на то, что они угрожают финансовой стабильности, а также несут риски больших финансовых потерь для экономики и для населения. В ответ на это Минфин выдвинул альтернативное предложение – не запрещать криптовалюты, а регулировать их, и даже предложил «дорожную карту» такого регулирования.

Дискуссия о криптовалютах вышла на уровень президента, который поручил ЦБ и Минфину выработать согласованную позицию, а на прошлой неделе агентство Блумберг сообщило, что Путин поддерживает концепцию Минфина. Так что, по-видимому, она и будет реализована, что на мой взгляд является большой ошибкой. Как мы уже объясняли, перспективы биткоина и прочих криптовалют в стратегической перспективе весьма туманны (см. «Мания биткоина: повторение пройденного», Правда, №17, 18.02.2021, https://kprf.ru/roscrisis/200552.html), и нынешнее столь значительное падение их котировок на фоне едва начавшегося монетарного ужесточения только подтверждает этот тезис. Так что развитие инфраструктуры оборота криптовалют и индустрии их майнинга (добычи) суть выброшенные деньги, которые могли бы быть направлены на инвестиции, более полезные для нашей экономики.

Однако вернемся к основной теме нашей статьи. Ужесточение денежно-кредитной политики ведущих мировых центробанков чаще всего приводит к усилению оттока капитала из развивающихся стран, поэтому их рынки оказываются под давлением. Именно это сейчас и происходит. Для России геополитические проблемы дополнительно усугубляют ситуацию, но даже если бы их не было вообще, в подобной ситуации мы все равно увидели бы и ослабление рубля, и падение российского фондового рынка – хотя, возможно, оно было бы не столь резким.

Выскажем некоторые предположения о том, как будет развиваться ситуация дальше – в перспективе ближайших нескольких месяцев. Как мы уже объясняли в упомянутой выше статье «Монетарный разворот: надолго ли?», ФРС рано или поздно вернется к мягкой денежно-кредитной политике, так как рост процентных ставок губителен для по уши закредитованной экономики США, не говоря уже о фондовом рынке. Однако этот эффект проявляется с задержкой, так что в ближайшее время (на горизонте от нескольких месяцев до года) ФРС будет придерживаться сравнительно жесткой денежно-кредитной политики. А значит, финансовые рынки развивающихся стран, включая Россию, будут под давлением.

Помимо общего негативного фона от ужесточения денежно-кредитной политики ведущих мировых центробанков, для российского финансового рынка еще более значимым фактором в настоящее время является геополитика. Я не буду вдаваться в подробности общих геополитических раскладов (это дело специалистов по международной политике); скажу лишь о некоторых экономических факторах, которые на мой взгляд делают более вероятным дальнейшее геополитическое обострение и введение санкций.

Дело в том, что в ситуации, когда ФРС вынуждена сокращать выкуп государственных облигаций, в полный рост встает вопрос: кто будет финансировать гигантский дефицит бюджета США. Та же проблема имеет место и в Великобритании (в Европе эта проблема пока не стоит, поскольку они все еще продолжают печатать деньги). Поэтому этим двум странам сейчас особенно выгодно обострение геополитической ситуации в других регионах мира: это дополнительно усиливает отток капитала из соответствующих стран, и этот капитал устремляется в «безопасное место» – в США и (в меньшей степени) в Великобританию. В частности, эти капиталы идут на рынок американских гособлигаций, что помогает финансировать дефицит бюджета США. Так что неудивительно, что именно США и Великобритания всячески продвигают в информационном поле тему «российского вторжения на Украину» (они это делают даже более рьяно, чем сама Украина): им это просто экономически выгодно.

К настоящему моменту уже отработано все, что можно было выжать из простых информационных вбросов: даже на очень жесткие заявления американских должностных лиц инвесторы уже реагируют довольно слабо. Так что теперь, на мой взгляд, есть вероятность, что США перейдут от слов к делу: как минимум введут санкции (уже во всю идет речь о «превентивных» санкциях, которые будут введены и без «вторжения на Украину»), а может быть даже устроят провокацию на Донбассе.

Понятно, что санкции – это обоюдоострый инструмент: они принесут вред и западным компаниям, и особенно, Европе. Именно поэтому я считаю маловероятными такие санкции как запрет на использование SWIFT. Введение эмбарго на экспорт энергоносителей из России также, на мой взгляд, маловероятно на фоне продолжающегося энергетического кризиса в Европе (хотя высокие цены на нефть – порядка 90 долларов за баррель Брент – говорят о том, что международные инвесторы всерьез относятся к возможности введения таких санкций).

А вот запрет на любые операции с российским госдолгом (сейчас пока американским инвесторам запрещено покупать российские гособлигации только при первичном размещении) теперь весьма вероятен: инвесторы будут вынуждены продолжить распродавать российские гособлигации, и это станет дополнительным фактором оттока капитала из России. Они, конечно, понесут убытки, распродавая российские облигации по дешевке, но теперь, когда привлекать капитал стало столь важно для США, их интересами американские власти легко пожертвуют. Санкции против крупнейших российских банков и компаний тоже весьма вероятны, поскольку не несут значимого негативного эффекта для западных стран.

Для России, обладающей огромными золотовалютными резервами, такие санкции некритичны. Поэтому я не жду значимого дополнительного ослабления рубля на фоне их введения (если, конечно, не случится масштабной провокации на Украине). Тем более, что наш ЦБ, похоже, всерьез готов защищать нашу валюту от устойчивого ослабления за отметку 80 рублей за доллар: всякий раз, когда курс доллара к рублю в моменте пробивает вверх эту отметку (пандемический обвал марта 2020 года, победа Байдена в ноябре того же года, и сейчас на обострении геополитики) ЦБ предпринимает усилия для поддержки рубля, и курс быстро стабилизируется.

Однако уже свершившееся ослабление рубля на таком фоне вряд ли исправится в ближайшие месяцы, а значит, оно станет еще одним фактором роста инфляции в России. А значит, ждем дальнейших повышений ключевой ставки от нашего ЦБ. А там уже и до рецессии недалеко…

____________

Статья опубликована в газете «Правда», №12, 04.02.2022, под заголовком «Экономический аспект нагнетания мировой напряжённости», https://gazeta-pravda.ru/issue/12-31215-47-fevralya-2022-goda/ekonomicheskiy-aspekt-nagnetaniya-mirovoy-napryazhyennosti/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Дмитрий Новиков в эфире Первого канала: «СССР был не империей, а союзом братских народов»

Пт Фев 4 , 2022
2 февраля в эфире программы «Время покажет» на «Первом канале» обсуждалась отношения между Россией и Западом на фоне нарастания международной напряжённости, а также обвинения в адрес России в желании «восстановить советскую империю». Post Views: 330

Рубрики