Экономист Татьяна Куликова: Криптовалюты: запрещать или регулировать?

На минувшей неделе Правительство обнародовало концепцию регулирования криптовалют.

Согласно этой концепции, криптовалюты в России не будут запрещены, как предлагал ранее Центробанк, а будут легализованы в качестве инвестиционного актива; при этом для работы с ними предполагается создать необходимую инфраструктуру. Такое решение станет еще одним источником финансового риска для населения, а ресурсы, направленные на создание соответствующей инфраструктуры, в долгосрочном аспекте окажутся просто выброшенными деньгами, которые могли бы быть потрачены с гораздо большей пользой.

Татьяна Куликова, экономист
2022-02-17 01:17

Утверждение Правительством «Концепции законодательного регламентирования механизмов организации оборота цифровых валют» (далее: Концепция) ставит точку в проводившейся в последние несколько недель дискуссии между Центробанком и Минфином о принципиальном подходе к регулированию криптовалют. Эта дискуссия началась еще в январе, когда ЦБ опубликовал для обсуждения с участниками финансового рынка доклад «Криптовалюты: тренды, риски, меры», в котором фактически предложил запретить майнинг (то есть «добычу») криптовалют и операции с ними на территории России. В частности, предложено запретить российским финансовым организациям любые операции с криптовалютой – как от своего имени, так и в качестве посредников.

При этом прямого запрета на владение криптовалютами для физических лиц ЦБ не предлагает (видимо, потому, что это все равно невозможно эффективно контролировать). Предложения ЦБ ставят своей целью лишь снизить вовлеченность населения в операции с криптовалютой.

Для столь жесткого подхода в докладе ЦБ даются очень серьезные обоснования. Помимо традиционного аргумента о том, что криптовалюты используются для отмывания денег и проведения платежей в рамках преступной деятельности, ЦБ приводит также следующие – очень весомые, на мой взгляд, –  аргументы.

Во-первых, широкое распространение платежей в криптовалютах несет риски для финансовой стабильности государства, а именно риск подрыва денежного обращения и утраты суверенитета национальной валюты. Такие условия способствуют разгону инфляции и при этом снижают эффективность инструментов государственной денежно-кредитной политики (как это было у нас в 1990-е годы, когда заметную роль в денежном обращении занимала иностранная валюта, поэтому Центробанку было сложно контролировать совокупную денежную массу).

Во-вторых, переток капитала из традиционной финансовой системы на криптовалютный рынок приведет к снижению объемов финансирования реального сектора экономики. А с точки зрения торгового баланса инвестиции граждан в криптовалюту – это еще один канал оттока капитала из России, что, в частности, является фактором ослабления рубля.

В-третьих, регулятор обеспокоен динамикой роста объемов майнинга криптовалют, который уже повлек за собой резкий скачок потребления электроэнергии, что является риском для нормального энергообеспечения жилых зданий, объектов социальной инфраструктуры и предприятий.  В качестве примера ЦБ приводит Иркутскую область, где установлены самые низкие в стране тарифы для населения. В этом регионе в 2021 году потребление электроэнергии выросло по предварительным оценкам в 1.6 раза по сравнению с прошлым годом, а количество лицевых счетов населения с аномально высоким (более чем в 13 раз выше среднестатистического) потреблением электроэнергии подскочило на 62%; на такие счета приходится около четверти всех объемов электроэнергии в регионе. Понятно, что если такая динамика продолжится, то и промышленность, и население уже скоро почувствуют на себе все прелести нехватки электроэнергии – перегрузку сетей, рост числа аварий, веерные отключения.

В-четвертых, широкое вовлечение населения в операции с криптовалютами несет прямую угрозу для благосостояния граждан, поскольку нет никаких гарантий возвратности данных средств. ЦБ справедливо сравнивает криптовалюты с финансовыми пирамидами. «Криптовалюты имеют характеристики финансовых пирамид: рост их цены поддерживается спекулятивным спросом со стороны вновь входящих на рынок участников. Владельцы, которые «выходят» из пирамиды, продают свои вложения с прибылью за счет новичков, которые приобретают криптовалюту в надежде на рост ее цены в будущем и сами своим спросом стимулируют ее рост», – сказано в докладе.

Более того, курс криптовалюты подвержен большой волатильности (то есть резким колебаниям с большой амплитудой). Он часто зависит от информационного фона: так, например, заявления публичных лиц (таких как Илон Маск) могут вызвать бум или обрушить рынок криптовалют за короткое время. Более того, концентрация большого количества отдельных криптовалют в руках небольшого круга инвесторов создает возможности для манипулирования ценой. И даже «стейблкойны» (то есть криптовалюты, которые обеспечены каким-либо активом) по мнению ЦБ не нейтрализуют волатильность, поскольку их погашение по номинальной цене базового актива никем не гарантировано.

Таким образом, инвестированные в криптовалюты сбережения наших граждан легко могут обесцениться в разы и даже быть утрачены полностью. «В случае массового распространения такого рода инвестиций это может привести к реализации социальных рисков», – отмечает регулятор.

И такой сценарий не просто вероятен, а фактически неизбежен, поскольку по мнению ЦБ в долгосрочном аспекте у криптовалют нет будущего: «Долгосрочный потенциал применения криптовалют для расчетов представляется ограниченным. Стремительный рост их рыночной стоимости определяется в первую очередь спекулятивным спросом в расчете на дальнейший рост курса, что приводит к формированию пузыря», – читаем в докладе.

*****

Мы полностью разделяем эту точку зрения; обоснования для нее мы подробно описали еще год назад в статье «Мания биткоина: повторение пройденного» (Правда, №17, 18.02.2021, https://kprf.ru/roscrisis/200552.html ). Приведенные в той статье аргументы сохраняют свою актуальность и сейчас: никаких событий, значимо опровергающих эти аргументы, за последние двенадцать месяцев не произошло.

Да, некоторые малые страны с очень слабыми национальными валютами закупили биткоины в свои золотовалютные резервы, и пока курс биткоина рос, это помогло немного стабилизировать эти валюты. Но, как говорится, «еще не вечер»: посмотрим, что будет с валютами этих стран, когда пирамида криптовалют опрокинется. Ждать осталось недолго: как мы уже неоднократно писали (см., например, «Экономический аспект нагнетания геополитической напряженности», Правда, №12, 04.02.2022, https://kprf.ru/roscrisis/208342.html), на фоне ужесточения денежно-кредитной политики ведущих мировых центробанков спекулятивные пузыри на финансовых рынках уже начинают сдуваться. По сути закупка биткоинов в госрезервы странами со слабыми национальными валютами – это финансовая спекуляция на государственном уровне, позволяющая оттянуть момент коллапса их валют.

В любом случае, принятие биткоина несколькими малыми странами погоды не делает, а крупные экономически-значимые страны двигаются в противоположном направлении. Так, в Индии ввели налогообложение криптовалют на фактически «запретительном» уровне – уже введен налог 30% на доходы от них и планируется ввести налог 1% на операции с ними. Китай пошел еще дальше: на фоне энергетического кризиса в сентябре этого года там полностью запретили майнинг криптовалют и ужесточили прочие ограничения в этой сфере. По сути, в Китае сейчас уже реализована модель, которую предлагает наш ЦБ.  Вообще, на фоне столь острого мирового энергетического кризиса и планов перехода на зеленую энергетику будущее биткоина стало еще более туманным…

*****

Публикация доклада ЦБ о криптовалютах вызвала шквал критических публикаций в СМИ, а через несколько дней со своим видением этой проблемы выступил Минфин. Он предложил не запрещать криптовалюты, а регулировать их. Мотивация такого подхода в том, что криптовалюты будут выведены из серой зоны, что, в частности, сделает возможным налогообложение этой сферы.

В последующие несколько дней дискуссия о криптовалютах набирала обороты и вскоре вышла на уровень президента, который поручил ЦБ и Минфину выработать согласованную позицию. При этом Путин отметил, что Россия со своим положительным энергобалансом имеет конкурентные преимущества для майнинга криптовалют. А через несколько дней агентство Блумберг сообщило, что Путин поддерживает подход Минфина. Так что ничего удивительного в том, что именно этот подход лег в основу концепции регулирования криптовалют, которая в итоге была утверждена правительством.

Конкретно, в Концепции предлагается создать инфраструктуру обслуживания операций с криптовалютой на основе банковской системы, все участники процесса должны будут иметь соответствующие лицензии, на них будут наложены требования по ликвидности и достаточности капитала, банки-посредники должны будут идентифицировать всех владельцев криптокошельков, а для отслеживания противоправной деятельности предлагается использовать сервис «Прозрачный блокчейн», предоставляемый Росфинмониторингом. При этом запрещается только использование криптовалют как средства платежа.

Что же касается защиты граждан от рисков, связанных с инвестициями в криптовалюту, то по мнению авторов Концепции для этого достаточно разделить всех потенциальных инвесторов на квалифицированных и неквалифицированных в зависимости от их финансовой грамотности – как это сейчас сделано на фондовом рынке, а также вменить в обязанность финансовых посредников информировать граждан о повышенных рисках инвестиций в криптовалюту.

Совершенно очевидно, что предлагаемые Минфином меры никак не решают проблему защиты сбережений простых людей от соблазна быстро улучшить свое финансовое положение через спекулятивную игру на криптовалютах. Такой соблазн очень силен: мы это уже видели на примере финансовых пирамид 1990-х годов, а сейчас уже выросло новое поколение, которое не помнит тех горьких уроков. Предупреждения со стороны финансовых посредников о повышенных рисках инвестирования в криптовалюты быстро выродятся в чистую формальность, а тесты на статус «квалифицированного» инвестора можно будет легко пройти, отыскав ответы на стандартные вопросы теста в интернете (как это можно сделать сейчас с ответами на вопросы тестов для «неквалифицированных» инвесторов, желающих работать со сложными финансовыми инструментами на фондовом рынке).

Более того, сам факт введения государственного регулирования криптовалют означает их признание в качестве серьезного инвестиционного инструмента. Поэтому рядовые граждане могут расценить это признание как «отмашку», что государство «дает добро» на деятельность в этой сфере, а значит, берет на себя ответственность (как минимум, неформальную) за нее.

Представьте себе, что было бы, если бы в 1990-е годы наши власти начали бы создавать государственную инфраструктуру, через которую граждане могли бы инвестировать в акции МММ. Очевидно, что это существенно расширило бы круг «инвесторов», пирамида продержалась бы дольше и выросла бы до бóльших масштабов, а потому ее обвал вызвал бы гораздо более серьезные социальные последствия.

Кстати, подобную мысль высказала на своей пресс-конференции в минувшую пятницу глава ЦБ Эльвира Набиуллина, проиллюстрировав ее на другом примере – на валютной ипотеке. Это уже более близкая по времени история – из нулевых годов.

Напомню: то время в течение нескольких лет (с 1999 по 2007 год) курс рубля не просто был стабильным, а даже укреплялся; при этом процентные ставки по валютной ипотеке были существенно ниже, чем по рублевой. Казалось бы, валютная ипотека является беспроигрышным вариантом, с какой стороны не посмотри, – если, конечно, не замечать валютного риска, то есть риска резкого ослабления рубля. Так что неудивительно, что многие ипотечные заемщики предпочитали валютную ипотеку, а когда в 2008 году курс рубля резко упал, эти люди оказались в безвыходной ситуации и стали просить помощь государства. И эта помощь была предоставлена: власти тогда мотивировали банки к реструктуризации валютных ипотечных кредитов в рублевые, предложив им компенсацию существенной доли убытков от такой реструктуризации.

«Конечно, после того, как все это случилось, встал вопрос, почему это не было запрещено, и эти проблемы приходилось решать и правительству, и Центральному банку, много легло на плечи самих банков; но масштаб при этом был куда меньше, чем с криптовалютами», – говоря о валютной ипотеке, отметила Набиуллина.

Да и на другие аргументы в пользу запрета криптовалют, высказанные в докладе ЦБ, Концепция Минфина не дает адекватных ответов (кроме, разве что, аргумента о том, что свободное обращение криптовалют будет подрывать денежно-кредитную политику: у Минфина, как и у ЦБ, использования криптовалют в качестве средства платежа на территории России не предполагается).

Таким образом, предложенная Минфином концепция регулирования криптовалют по сути сводится к получению небольшой выгоды для бюджета сейчас за счет создания новых рисков в будущем. Да и большой необходимости в этих дополнительных доходах сейчас нет: благодаря высоким ценам на энергоносители денег в бюджете предостаточно. Более того, создание инфраструктуры для работы с криптовалютами – это дополнительные инвестиционные расходы (для банков и других частных компаний) и отвлечение ресурсов (для госструктур). Эти инвестиции можно было бы направить в те отрасли, у которых есть долгосрочные перспективы и которые смогут поддержать наш бюджет уже после того, как лопнут все пузыри на финансовых рынках.

______________________

Статья опубликована в газете «Правда», №17, 17.02.2022, под заголовком «Цифровая пирамида МММ», https://gazeta-pravda.ru/issue/17-31220-17-fevralya-2022-goda/tsifrovaya-piramida-mmm/

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Левая коалиция продолжит охранять священные камни отечественной истории. Декоммунизация не пройдёт!

Чт Фев 17 , 2022
Вы когда-либо задумывались о том, как можно поработить народ? Можно оккупировать территорию его проживания, и подчинить силой оружия. Есть ли иной способ осуществить подобное, связанный с меньшими издержками? Post Views: 176

Рубрики