О несправедливом приговоре Андрею Левченко

Публикуем аналитические материалы о несправедливом приговоре суда в отношении депутата-коммуниста Андрея Левченко.

Пресс-служба депутата Государственной Думы Ю.П. Синельщикова
2022-08-31 16:01

Руководителю фракции КПРФ

в Государственной Думе

Российской Федерации

Г.А. Зюганову

В соответствии с Вашим поручением мной изучены приговор суда, а также иные материалы по уголовному делу в отношении Левченко А.С. и других, осуждённых за мошенничество в особо крупном размере и ограничение конкуренции (картельный сговор). Приговор состоялся 29 июля 2022 года в районном суде г. Иркутска. Левченко признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст. 159 и  п. «в» ч.2 ст.178 УК РФ. По совокупности ему назначено наказание в виде 9 лет лишения свободы со штрафом в размере 1,6 млн. рублей.

Изучение материалов показало, что предъявленное обвинение и постановленный приговор не основаны на бесспорных доказательствах. Нарушено основополагающее право обвиняемых на защиту из-за формулировки обвинения в весьма общей форме без должной конкретизации. Вопреки требованиям закона, суд первой инстанции принял на себя несвойственные суду функции оценки доказательств, требующих специальных познаний в области строительства и бухгалтерии при наличии противоречивых мнений специалистов и без проведения дополнительных экспертных исследований.

Суд продемонстрировал ярко выраженный обвинительный уклон при оценке доказательств, расценивая исследуемые обстоятельства исключительно против подсудимых.  Например, скидку подрядчика в цене выполненных работ, объяснил как «способ вуалирования недостоверных сведений в части завышения цены контракта». Это не единичный, но один из наиболее характерных примеров необъективности суда.

Следует подчеркнуть, что фактически все обстоятельства, ставшие предметом уголовного расследования по данному делу, являются, по сути, эпизодами взаимоотношений хозяйствующих субъектов, чьи противоречия, в случае их возникновения, подлежат разрешению в порядке гражданского судопроизводства без вмешательства следственных органов.

Внесённые адвокатами апелляционные жалобы полагаю обоснованными, вместе с тем, подлежащими дополнению в соответствии с положениями части 1.1 статьи 389.6 УПК РФ.

 

Депутат Государственной Думы

Российской Федерации

Ю.П. Синельщиков.

* * *

Справка по результатам изучения приговора суда в отношении гр-на Левченко А.С. и апелляционных жалоб по данному делу

Приговор Кировского районного суда г. Иркутска в отношении Левченко А.С., Хамуляка О.А, Рябикина А.А., Коженова Д.Б.,Чернышова С.А. состоялся 29 июля 2022 года.  Первые трое признаны виновными по ч.4 ст.159 и ч.2 ст.178 УК РФ, Коженов и Чернышов — по ч.2 ст.178 УК РФ.

Коротко суть мошенничества, допущенного осуждёнными, состоит, по мнению следствия и суда, в том, что они, являясь подрядчиками (участие Левченко в деятельности подрядной организации считается судом установленным), умышленно завышали стоимость оборудования и выполненных работ по установке лифтов в жилых домах. Подрядные работы осуществлялись на основании договора подряда с Фондом капитального ремонта Иркутской области (ФКР) и проводились в нескольких городах данного региона. Замене подлежали более 240 лифтов. Договорные обязательства подрядчиками выполнены, лифты установлены, работы приняты и оплачены из средств ФКР.

Осуждённым также вменено создание картельного сговора с целью ограничения конкуренции, раздела объектов для гарантированного получения для себя заказов от ФКР.

Согласно представленных вместе с копией приговора копий апелляционных жалоб адвокатов осуждённых Левченко А.С. и Хамуляка О.А., защитой правильно выделены основные моменты для обжалования приговора. А именно:

— неконкретность обвинения;

— несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам;

— ограничение в гарантированных УПК РФ правах подсудимых;

— несправедливость приговора.

Вполне обоснованным является указание в жалобе адвоката Кренделева А.А. на то, что не конкретизированное обвинение в виде вменённых «иных расходов» нарушает базовое право обвиняемых на защиту, поскольку при отсутствии расшифровки подобного обвинения нельзя понять, от чего именно им следовало защищаться.

Из иных обстоятельств, которые представляются значимыми и могли бы быть отмечены в процессе дополнительного обжалования приговора, необходимо  указать следующие.

1. Судом приняты за основу обвинения доказательства, полученные следствием в результате проведения «строительно-технической судебной экспертизы», а также бухгалтерской экспертизы по данному уголовному делу.

По ходатайству защиты в процессе судебного следствия допрошены специалисты Голдзицкая Е.Ю., Кажаева С.Б., Осипова Е.А., которые поставили под сомнение выводы экспертов. Названными специалистами подвергнуты мотивированной критике квалификация данных экспертов, методики проведения ими экспертных исследований, а также обоснованность сделанных выводов.

Однако суд отверг доводы защиты, сославшись на то, что эксперты Прокопчук А.А. и Уланова Е.П. неоднократно допрошены в судебном заседании и дали суду пояснения о методах своих исследований. В связи с этим необходимо констатировать, что судом приняты на себя несвойственные ему функции оценки обстоятельств, которые требуют специальных познаний. При наличии столь разноречивых мнений специалистов, суд, вместо принятия решения о проведении дополнительного экспертного исследования с участием компетентных лиц, ранее не принимавших участие в данном процессе, ограничился допросом экспертов, давших заключение в период предварительного следствия, и самостоятельно сделал вывод о предпочтительности позиции именно стороны обвинения. Для придания этому видимости объективной оценки, суд указал на странице 83 приговора, что «принимает во внимание доводы стороны защиты», но на деле эти доводы отвергнуты без какой-либо серьёзной мотивации.

2. В тексте приговора суд приводит тезисы обвинения, свидетельствующие, якобы, о преступных намерениях подсудимых, связанных с получением дополнительного дохода (называемого хищением средств ФКР) в виде включения в счета на оплату за приобретённое лифтовое оборудование отдельно стоимости направляющих для лифтов и их противовесов. Основанием для обвинения послужила информация, полученная в ходе следствия, о том, что данные детали оборудования (направляющие) входят в заводскую комплектацию и дополнительно оплачиваться не должны. Это было бы справедливо, если не учитывать множество сопутствующих моментов, одним из которых является выставленное подрядчику требование от ФКР (заказчика) обеспечить 60 месячную гарантию на оборудование. Очевидно, что такое требование выходит за пределы гарантийных обязательств завода-изготовителя и для обеспечения гарантии на 5 лет (60 месяцев) требуется дополнительная закупка запасных частей, в том числе и тех самых направляющих. Это обстоятельство очевидно и должно быть учтено при подсчёте величины дополнительных расходов подрядчика на сумму свыше 19 млн. рублей, однако не получило оценки суда.

3. Следует отметить, что формула обвинения предполагает, что подрядчик, якобы обязан отказаться от дополнительного дохода от своей коммерческой деятельности, полученного за счёт экономии средств на организации транспортировки лифтового оборудования. Так, следствием и судом установлено, что ООО «Звезда» предъявлены к оплате ФКР счета на транспортировку лифтов по утверждённым нормативам (в тексте приговора упоминаются Методика расчёта и Сборник нормативов), то есть в разумных пределах, заранее рассчитанных и предусмотренных для такого рода поставок. Выбранный подрядчиком способ доставки оказался дешевле и являлся дополнительной выгодой исполнителя. Примечательны в этом плане данные в суде показания свидетеля Лебедевой Е.В., занимавшей  в ФКР должность начальника отдела по подготовке проектно-сметной документации: «…В транспортной калькуляции «Звезды» указаны нормативные расходы, при этом подрядчик не обязан ставить в известность заказчика о фактических расходах в случае, если они меньше нормативных» (лист 42 приговора).

Таким образом, судом фактически установлено, что у сотрудников Фонда капитального ремонта Иркутской области, в чьи должностные обязанности входит отслеживание обоснованности предъявленных подрядчиком финансовых требований, не имелось претензий по оплате счетов на транспортировку оборудования ООО «Звезда», ввиду соответствия их утверждённым нормативам. Это в свою очередь может означать, что договорные обязательства между ООО «Звезда» и ФКР Иркутской области в части заранее оговорённой цены соблюдены. В приговоре суда не указано, какая именно норма закона нарушена должностными лицами ООО «Звезда», якобы скрывшими от ФКР факт достигнутой ими экономии средств при транспортировке лифтового оборудования. Таким образом, речь можно вести только лишь о возможном неисполнении ООО «Звезда» части договорных обязательств в виде корректировки цены по фактическим затратам, что могло послужить, в лучшем случае, основанием для судебного оспаривания суммы предъявленных требований в гражданско-правовом порядке, но никак не быть поводом для уголовного преследования. Очевидно, что претензии к ООО «Звезда» в данной части лишены здравого смысла, поскольку если бы подрядчик не стал экономить и реально потратил бы на транспортировку предусмотренные нормативами средства, то ущерба, по логике следствия и суда, не имелось бы, хотя деньги Фонда капитального ремонта были бы затрачены те же.

Характерно, что суд в обоснование виновности Левченко А.С. и других в мошенничестве сослался на положение части 4 статьи 1 Гражданского Кодекса Российской Федерации, гласящей: «Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения» (лист 21 приговора). Тем самым суд косвенно признал, что оспариваемые взаимоотношения подпадают под юрисдикцию гражданского суда и вполне могли быть разрешены в порядке гражданского судопроизводства, в процессе которого пришлось бы учесть также положение части 2 упомянутой статьи 1 Гражданского Кодекса РФ: «Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своём интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых непротиворечащих законодательству условий договора».

4. По мнению допрошенных по делу специалистов Голдзицкой Е.Ю. и Осиповой Е.А., применение повышающих коэффициентов при производстве строительно-монтажных работ, повлекших увеличение суммы оплаты на 4 млн. рублей (что вменено в вину подсудимым как мошенничество), является вполне мотивированным, так как в каждом конкретном случае (дом, подъезд, этаж, конфигурация лифтовой площадки) имелись свои индивидуальные особенности, для которых и предусмотрены эти самые повышающие коэффициенты. Эксперт, проводивший исследование в период предварительного следствия, сослался только на действующую методику, согласно которой работы в подъездах жилых домов не относятся к случаям, где допустимо применение названных коэффициентов, однако, в целях объективности следовало изучить также проектную документацию, из которой явствовало, что условия для применения повышающих коэффициентов на самом деле имелись. Эксперт же этого не сделал. Суд не отнёсся к выводам эксперта критически и принял аргументацию только стороны обвинения и не согласился со справедливым доводом защиты о том, что подрядчиком применена также и скидка в цене работ, которая уменьшила их стоимость до цены договора. Эта позиция суда свидетельствует о явной необъективности в оценке доказательств, поскольку соответствие стоимости работ договорной цене вообще лишает обвинение в мошенничестве какого-либо смысла. Отслеживание со стороны сотрудников ФКР включения в счёт стоимости работ повышающих коэффициентов вообще не составляло никакого труда. Согласно показаниям в суде свидетеля Шеремет В.И. (лист приговора 46) при проверке выполнения условий договора между ООО «Звезда» и ФКР Иркутской области, ею были выявлены нарушения, допущенные обеими сторонами. Речь шла о применении указанных выше повышающих коэффициентов. Выяснилось, что со стороны ООО «Звезда» счета на оплату монтажных работ предоставлялись должностным лицам ФКР с пояснительной запиской, где расписывались причины повышения стоимости работ на указанные коэффициенты. Это легко проверяемая информация. И тот факт, что со стороны должностных лиц ФКР приняты решения об оплате в заявленном ООО «Звезда» размере свидетельствует об их осознанном поведении, что исключает версию какого-либо обмана, то есть мошенничества.  Перечисленное свидетельствует, что обвинение Левченко А.С. и других в мошеннических действиях в этой части не основано на бесспорных доказательствах, а обвинительный приговор суда недостаточно мотивирован.

На основании изложенного, считаю необходимым предложить следующее:

1. Рекомендовать представителям защиты подсудимых дополнить апелляционные жалобы на обвинительный приговор в отношении Левченко А.С. приведёнными выше  доводами.

2. Использовать полномочия, предоставленные защите частью 1.1 статьи 389.6  УПК РФ,  с целью заявления ходатайств об исследовании судом апелляционной инстанции доказательств, которые уже были исследованы судом первой инстанции в части оценки обоснованности и достоверности выводов судебных экспертиз, положенных в основу обвинительного приговора по данному уголовному делу.

 

Помощник депутата

Государственной Думы

Российской Федерации

Потапов Е.С.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Обращение И.В. Сталина к народу 2 сентября 1945 года

Ср Авг 31 , 2022
Публикуем Обращение И.В. Сталина к народу 2 сентября 1945 года. Post Views: 162

Рубрики