И.И. Никитчук о природе украинского казачества

Прошлое Украины переполнено страданиями, братоубийственными войнами, шатаниями от одного покровителя к другому. В этих исторических событиях заметная роль принадлежит украинскому казачеству.

И.И. Никитчук, д.т.н, Председатель ЦС РУСО.
2022-09-30 14:03

Никитчук Иван Игнатьевич

Откуда его корни и какова природа украинского казачества, какова его роль в попытках становления государственности на Украине.

Многие историки ищут эти корни на Западе, другие на Востоке, приводя в доказательство соответствующие аргументы.

И все же, объяснения природы казачества надо искать не на Западе, а на Востоке, в «диком поле», среди тюрко-монгольских орд, с хищными печенегами, половцами и татарами, бушевавшими в южных степях на протяжении чуть не всей русской истории. Осевшие в Приднепровье и известные чаще всего, под именем Черных Клобуков, они со временем христианизировались, обрусели и положили начало, по мнению Н. Костомарова, южнорусскому казачеству. Между степным кочевым миром и русской стихией не было в старину той резкой границы, какую мы себе обычно представляем. На всем пространстве от Дуная до Волги, «лес и степь» взаимно проникали друг в друга, и в то время, как печенеги, торки и половцы оседали в русских владениях, сами русские многочисленными островками жили в глубине тюркских кочевий. Происходило сильное смешение кровей и культур. И в этой среде уже в киевскую эпоху стали создаваться особые воинственные общины, в составе которых наблюдались как русские, так и кочевые инородческие элементы. Самое слово «казак» считается половецким, в смысле передовой стражи.

Наиболее яркую печать наложила на казачество татарская эпоха степной истории. Давно обращено внимание на тюркско-татарское происхождение казачьей терминологии. От них заимствовано слово, например, «атаман», производное от «одаман», означающее начальника чабанов сводного стада. Сводное же стадо составляли десять соединенных стад, по тысяче овец в каждом. Такое стадо называлось «кхош». Казацкое «кош» (становище, лагерь, сборное место) и «кошевой атаман» вышли из этого степного лексикона. Оттуда же «курень» и «куренный атаман». Значение куреня таково: когда в поле кибитки во множестве стоят кругом в виде кольца, то называют это КУРЕНЬ.

Далеко не все понимают смысл и содержание националистической идеологии казачества. Происходит это, в значительной степени, из-за неверного представления о его природе. Большинство черпает свои сведения о нем из исторических романов, песен, преданий и всевозможных произведений искусства. Там казачество выступает в ореоле беззаветной отваги, воинского искусства, рыцарской чести, высоких моральных качеств, а главное — крупной исторической миссии: он борец за православие и за национальные южнорусские интересы. Обычно, как только речь заходит о запорожском казаке, встает неотразимый образ Тараса Бульбы, и надобно глубокое погружение в документальный материал, в исторические источники, чтобы освободиться от волшебства гоголевской романтики.

Казачество по своему социальному составу было и не рыцарским, и не трудовым крестьянским. Правда, много крепостных мужиков бежало вниз Днепра, и много было поборников идеи освобождения селянства от крепостного права. Но принесенные извне, эти идеи замирали в Запорожье и подменялись другими. Не они определяли образ Сечи и общий тонус ее жизни. Здесь существовали свои вековечные традиции, нравы и свой взгляд на мир. Попадавший сюда человек переваривался и перетапливался, как в котле, из малоросса становился казаком, менял душу.

В глазах современников, казачество носило характер «добычников». «Жен не держат, землю не пашут, питаются от скотоводства, звериной ловли и рыбного промысла, а в старину больше в добычах, от соседственных народов получаемых, упражнялись». В низовьях Днепра «сабля приносила больше барышей, чем хозяйство. Насколько возвышенными были их цели и устремления, видно из случая с знаменитым Самуилом Заборовским. Отправляясь в Запорожье, он мечтал о походе с казаками на московские пределы, но явившись в Сечь и ознакомившись с обстановкой, меняет намерение и предлагает поход в Молдавию. Когда же татары приходят с дружеским предложением идти совместно грабить Персию, он охотно соглашается и на это. Запорожские мораль и нравы хорошо были известны в Польше: коронный гетман Ян Замойский, обращаясь к провинившимся шляхтичам, выставлявшим в оправдание прежних проступков свои заслуги в запорожском войске, говорил: «Не на Низу ищут славной смерти, не там возвращаются утраченные права. Каждому рассудительному человеку понятно, что туда идут не из любви к отчеству, а для добычи».

Даже в поздние времена, в начале XVIII века, казаки не стеснялись называть свое ремесло его собственным именем. Когда Булавин поднял на Дону восстание против Петра Великого, он отправился в Запорожье с целью прибрать там себе помощников. Сечь заволновалась. Одни стояли за немедленное соединение с донским атаманом, другие боялись порывать с Москвой. Дошло до смены кошевого и старшины. Умеренная группа одержала верх и порешили всей Сечью не выступать, а разрешить желающим присоединиться к Булавину на свой риск. Булавин встал в Самарских городках и обратился к запорожцам с призывом: «Атаманы молодцы, дорожные охотники, вольные всяких чинов люди, ВОРЫ и РАЗБОЙНИКИ! Кто похочет с военным походным атаманом Кондратием Афанасьевичем Булавиным, кто похочет с ним погулять по чисту полю, красно походить, сладко попить да поесть, на добрых конях поездить, то приезжайте в Черны вершины самарские!»

Что   касается легенды   о демократизме казачьей среды, то она   —   плод усилий русско-украинских поэтов, публицистов, историков XIX века, таких как Рылеев, Герцен, Чернышевский, Шевченко, Костомаров, Антонович, Драгоманов, Мордовцев.  Воспитанные на западноевропейских демократических идеалах, они хотели видеть в казачестве простой народ, ушедший на «Низ» от панской неволи и унесший туда свои вековечные начала и традиции. Не случайно, что такой взгляд определился в эпоху народничества.

Демократия в наш век расценивается не по формальным признакам, а по ее общественно-культурной и   моральной ценности.  Равенство и выборность должностей в общине, живущей грабежом и разбоем, никого не восхищают. Ни древняя, античная, ни новейшая демократия не мыслили этих начал вне строгой государственной организации и твердой власти. Господства толпы никто сейчас с понятием народовластия не сближает. А запорожским казакам именно государственного начала и недоставало. Они воспитаны были в духе отрицания государства. К своему собственному войсковому устройству, которое могло бы рассматриваться, как прообраз государства, у них существовало мало почтительное отношение, вызывавшее всеобщее удивление иностранцев. Популярнейший и сильнейший из казачьих гетманов — Богдан Хмельницкий, немало терпел от своевольства и необузданности казаков.

Вряд ли можно считать демократическими процедурами, когда кошевых атаманов и старшину поднимали на щит или свергали по капризу, либо под пьяную руку, не предъявляя даже обвинения, иногда даже казнили. И тому есть многочисленные примеры. Так первый предводитель казаков Предислав Ландскоронский был казнен своими казаками, был убит казаками кошевой атаман Яков Тукало и др. Рада, как верховный орган управления — представляла собой горластое неорганизованное собрание всех членов «братства».

Что   касается   легенды, приписывающей запорожцам миссию защиты славянского востока Европы от татар и турок, то она, ныне, достаточно развенчана накопившимся документальным материалом и трудами исследователей. Казацкая служба на краю Дикого поля создана инициативой и усилиями польского государства, а не самого казачества. Вопрос этот давно ясен для исторической науки.

Необходимо отметить одну важную перемену, совершившуюся в середине XVI века.  Речь идет о введении так называемого «реестра», под каковым разумелся список тех казаков, что польское правительство приняло к себе на службу для охраны окраинных земель от татарских набегов. Строго ограниченные числом, доведенным с течением времени до 6000, подчиненные польскому коронному гетману и получившие свой войсковой и административный центр в городе Терехтемирове над Днепром, реестровые казаки наделены были известными правами и льготами: избавлялись от налогов, получали жалованье, имели свой суд, свое выборное управление. Но, поставив эту избранную группу в привилегированное положение, польское правительство наложило запрет на всякое другое казакование, видя в нем развитие вредного, гулящего, антиправительственного элемента.

В литературе, эта реформа рассматривается обычно как первое юридическое и экономическое разделение внутри казачества, приведшее к антагонизму в среде казаков.

Но антагонизм существовал не в казачьей среде, а между казаками и хлопами. В Запорожье, как и в самой Речи Посполитой, холопов презрительно называли «чернью». Это те, кто, убежав от панского ярма, не в силах оказались преодолеть своей хлеборобной мужицкой природы и усвоить казачьи замашки, казачью мораль и психологию. Им не отказывали в убежище, но с ними никогда не сливались. В большинстве своем, холопский элемент распылялся: кто погибал, кто шел работниками на хутора к реестровым, а когда наплыв такого люда был большим, образовывал скопища, служившие пушечным мясом для ловких предводителей из старых казаков, вроде Лободы или Наливайки, и натравливался на пристепные имения польских магнатов.

Реестровая реформа не только не встречена враждебно на Низу, но окрылила все степное гультяйство; попасть в реестр и быть причисленным к «лыцарству» стало мечтой каждого запорожского молодца. Реестр явился не разлагающим, а скорей объединяющим началом и сыграл видную роль в развитии «самосознания».

Вчерашняя разбойная вольница, сделавшись королевским войском, призванным оберегать окраины Речи Посполитой, возгорелась мечтой о некоем почетном месте в панской республике; зародилась та идеология, которая заключалась в сближении понятия «казак» с понятием «шляхтич». Сколь смешной не выглядела эта претензия в глазах тогдашнего польского общества, казаки упорно держались ее. Ведь шляхтич владеет землями и крестьянами по причине своей воинской службы в пользу государства; но казак тоже воин и тоже служит Речи Посполитой, почему же ему не быть помещиком, тем более что бок о бок с ним, в Запорожье жили, нередко, природные шляхтичи из знатных родов, шедшие в казаки? Свои вожделения реестровое войско начало выражать в петициях и обращениях к королю и сейму. На конвекционном сейме 1632 года, его представители заявили: «Мы убеждены, что дождемся когда-нибудь того счастливого времени, когда получим исправление наших прав рыцарских и ревностно, просим, чтобы сейм изволил доложить королю, чтобы нам были дарованы те вольности, которые принадлежат людям рыцарским».

Польское панство, замкнувшись в своем кастовом высокомерии, слышать не хотело о казачьих претензиях. Не помогали ни лояльность, ни верная служба. При таком положении, многие начали подумывать о приобретении шляхетства вооруженной рукой, используя недовольство простого люда.

Крестьянство изнемогало под бременем налогов и барщины; никаких трудов не хватало оплачивать непомерное мотовство и роскошь панов. Удивительно ли, что оно готово было на любую форму борьбы со своими угнетателями? Но, нашедши такую готовую форму в казачьих бунтах, громя панские замки и фольварки, мужики делали не свое дело, а служили орудием достижения чужих выгод. Холопская ярость в борьбе с поляками всегда нравилась казачеству и входила в его расчеты. Уже в самых ранних казачьих восстаниях наблюдается стремление напустить прибежавших за днепровские пороги мужиков на замки магнатов. Но механизм и управление восстаниями находились, неизменно, в казачьих руках. То был союз крестьянства со своими потенциальными поработителями, которым удалось, с течением времени, прибрать его к рукам, заступив место польских панов.

Казачья старшина, вышедшая из «черни», очень скоро забыла о своем происхождении и начала притеснять вчерашнюю братию с таким усердием, что превзошла польских магнатов. Для укрепления своего положения казачья старшина пускала в ход весь арсенал средств — клевету, измышления, подделки.

Одним из таких измышлений есть особо острый пункт, требующий специального рассмотрения. Речь идет об установлении крепостного права в Малороссии, которое приписывается москалям. Они, москали, говорил Петрик, правая рука генерального писаря Кочубея, «позволили гетману раздавать старшинам маетности, старшины позаписовали себе и детям своим в вечное владение нашу братью, и только что в плуги их не запрягают, а уж как хотят так и ворочают ими, точно невольниками своими».

Новое рабство, действительно, установилось на Украине, и было, по словам народа, «хуже лядского». Но закабалителями выступили не великороссы, а свои доморощенные паны, вышедшие из среды казачества. И произошло это не по указу Екатерины, а задолго до него. В положение украинского крестьянства указ 3 мая 1783 г. не внес никаких изменений, и, по мнению исследователей, не был даже замечен крестьянством. Земли были расхищены, и мужики закреплены задолго до воцарения Екатерины. Целью же Екатерининского указа было не введение крепостничества, уже существовавшего в крае, а распространение на Малороссию административных мер, связанных с фиском и действовавших во всех прочих российских губерниях.

Процесс установления крепостного права на Украине ныне представляется довольно ясным. В общих чертах он рисуется так: народные восстания уничтожили в крае все дворянские вотчины, а заодно уничтожили чуть не все дворянство. Речь идет не об одних только ополяченных и окатоличенных шляхтичах, но также о панах, сохранивших православие. Заводчиками нового крепостничества была казацкая старшина. Не установление украинской государственности было целью казацкой старшины, а личное обогащение, приобщение к «шляхетству», «рыцарству» и «дворянству».

Завладеть землями посредством царского пожалования оказался самым трудным. Гораздо большего успеха достигли окольным путем. Начали с «ранговых маетностей» – населенных земель, назначенных для содержания казачьего уряда. Каждому крупному воинскому чину положено было жалованье в виде такого имения, жители которого обязывались различными повинностями в пользу владельца-урядника. По существу, это была та же панская вотчина, только не частновладельческая, а войсковая, находившаяся во временном пользовании. Владели ею до тех пор, пока занимали соответствующий пост; лишившись чина, лишались и маетности.  Помещичий характер такого имения не бросался в глаза как признак крепостной эксплуатации.

Существовало немало земель «к диспозиции гетманской надлежащих», из которых выделялись часто куски, передававшиеся в личное владение тому или иному казаку.  Вместе с ними и население, зависевшее прежде от «войска», переходило в частную зависимость.

Расхищение шло также другим, нелегальным порядком. Более или менее богатые казаки начали округлять владения путем скупки за бесценок «грунтов» у обнищавших крестьян.  Для отторжения крестьянской земли не брезговали ни приемами ростовщичества, ни игрой на народных бедствиях.

Очень скоро, главная масса земель сосредоточилась в руках казачьей аристократии.

Параллельно с мобилизацией земель идет процесс превращения крестьянства в крепостное состояние. Никакого права на такое обращение казачество не имело, и никто не давал ему этого права. Но стоило какому-нибудь казаку сделаться «державцею», т.е. получить административную власть над известным округом, как он уже претендовал на «послушенство» крестьян этого округа. Сначала это выражалось в сравнительно скромных требованиях, потом требования росли, увеличивались, пока не завершались полным порабощением.

Указ 1783 года был одним из серии узаконений, порожденных другой, более важной и общей реформой, объявленной в 1780   году.  Реформа эта — упразднение гетманства и всех казачьих порядков в Малороссии.  В 1781 году упразднены Малороссийская Коллегия, Генеральный суд, центральные войсковые и полковые учреждения, территория гетманщины разделена на наместничества Киевское, Черниговское и Новгород-Северское, где вся администрация, суд и управление должны были отправляться с тех пор по общероссийскому образцу. То был полный конец казачьего уряда, существовавшего около 130 лет, отличавшегося политической нестабильностью, заговорами и предательством. Жалели о нем немногие, больше те, что кормились от него; «моцные» же казаки, в массе своей, давно превратились в «благородное российское дворянство», ничем от великоросских собратьев не отличавшееся. Состоя на службе в столицах, заседая в Сенате и Синоде, сделавшись генералами, министрами, канцлерами империи, добившись всего, о чем мечтали их предки, они не имели уже причин жалеть о казачьих привилегиях. Из рассадника смут они превратились в опору порядка и трона. Процесс слияния малороссийского шляхетства с великорусским шел так быстро, что окончательное упразднение гетманства при Екатерине не вызвало никакого сожаления.

До какой степени проблема «прав рыцарских» тревожила умы казацкой старшины, и какой климат создавала она на Украине, можно судить по тому, что еще в 60-х годах XVIII века казацкое «шляхетство», в массе своей, не могло предъявить никаких документов в подтверждение своего «благородного» происхождения. Однако, лет через пятнадцать-двадцать, ко времени возникновения комиссии о разборе дворянских прав в Малороссии, до ста тысяч казацкой старшины явилось с превосходными документами и с пышными родословными. Оказалось, что Скоропадские, например, происходят от некоего «референдария над тогобочной Украиной», Раславцы — от польских магнатов Ходкевичей, Карновичи — от венгерских дворян, Кочубеи — от татарского мурзы, Афендики — от молдавского бурколаба, Капнисты — от мифического венецианского графа Капниссы, жившего на острове Занте. Появились самые фантастические гербы. Поддельность этих гербов и генеалогий была очевидной.

Для первой половины XIX века констатировано полное затухание казачьего автономизма, что вполне понятно, если принять во внимание исчезновение самого казачества.

Последний гетман Украины граф Разумовский в 1764 году был приглашен в Петербург. По приезде гетмана ему был оглашен гнев монарший, а через несколько недель гетмана всемилостивого уволили с его должности.

Указом императрицы в 1764 году гетманство было упразднено. Украина стала неотъемлемой частью Российской империи, просуществовав в этом статусе до Октябрьской революции. Боле чем 200-летняя история Украины так и не завершилась созданием своего «самостийного» государства…

Отречение царя, победа февральской революции в Петрограде, переход на сторону революции армии и Балтийского флота предопределили быструю ликвидацию царской власти на Украине.

Украинские буржуазные и мелкобуржуазные националистические партии 4 марта 1917 года создали в Киеве буржуазную Центральную раду. Лидерами Центральной рады были махровые буржуазные националисты — М. Грушевский, С. Ефремов, В. Винниченко, С. Петлюра. В начале ноября 1917 года Центральная рада окончательно захватила власть и декларировала образование буржуазной Украинской Народной Республики (УНР).

12 декабря 1917 года Исторический I Всеукраинский съезд Советов провозгласил Украину республикой Советов. «Власть на территории Украинской республики», — говорилось в резолюции съезда, — отныне принадлежит исключительно Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». В вопросе о национальном самоопределении съезд признал Украину «…как федеративную часть Российской республики». Избранный съездом Центральный Исполнительный Комитет выделил из своего состава первое украинское Советское правительство — Народный Секретариат. Так впервые за многовековую историю украинского народа было создано подлинно суверенное украинское государство — Украинская Советская Социалистическая Республика.

Важное событие в государственной жизни украинского народа произошло 10 марта 1919 года. В этот день была принята первая Конституция УССР, закрепившая права трудящихся, завоеванные ими в результате победы Великой Октябрьской социалистической революции. А 30 декабря 1922 года Советская Украина вступила в Союз Советских социалистических республик.

Украина в составе СССР была одной из ведущих союзных республик. Качественное образование, сеть научных и промышленных предприятий, развитое сельское хозяйство, мощный военно-промышленный комплекс, выпускающий ракеты, транспортные самолёты и танки… Плюс кадры: в стране работали лучшие ученые, врачи, инженеры. В 1990 году на Украине было 313 079 научных работников, в том числе 62 тыс. докторов и кандидатов наук. В УССР насчитывалось 150 вузов, в которых работало 1,4 тыс. профессоров и докторов наук, около 16 тыс. доцентов и кандидатов наук. Большой отряд ученых работал в Южном отделении Всесоюзного Академии сельскохозяйственных наук имени В.И. Ленина. Крупнейшим научным центром УССР была Академия наук Украинской PCP — 81 тыс. сотрудников, в том числе 14 тыс. научных работников, среди которых более 1000 докторов и 7000 кандидатов наук, 300 академиков и членов-корреспондентов АН УССР.

В 1991 году в результате Беловежского сговора Украина приобрела «незалежность». Это был не лучший выбор. Опыта государственной и административной деятельности у пришедших к власти националистов не оказалось. Кто знает толк в управлении, тот понимает, что именно опыт нужен руководителю государства, нужна профессиональная команда. Отсутствие такого опыта привело к череде переворотов и майданов, завершившейся приходом к власти откровенных фашистов и выразвшейся в оголтелой русофобии, в промывке мозгов украинского народа, насаждая в его сознание историческую ложь о героизме предателей таких как Бандера, Мельник, Шушкевич и другого бандеровского сброда.

Науськиваемый Западом, который стал открыто накачивать Украину оружием, и заявления президента Зеленского, что Украина намеревается стать ядерной державой, Украина стала реальной угрозой для России, ее безопасности и суверенитету. Россию вынудили пойти на крайний шаг, чтобы защитить себя и граждан Донбасса, русский мир, объявив специальную военную операцию.

Как развивается эта операция – это особый разговор. Но есть еще один важный момент этой темы – что мы несем украинскому народу не в смысле демилитаризации и денацификации, а в социальном смысле? Вот главный вопрос. Будет это замена одних олигархов на других и установление режима российской буржуазной власти или все же будет обеспечен выбор для украинского народа избрать некоторый другой вариант развития своего общества. Ну, например, хотя бы по образцу Китая или Вьетнама? Т.е. с присутствием весомых элементов социализма. Это очень важно и для исхода военной операции, и об этом надо говорить честно и откровенно.

Сегодня Украина, попав под влияние очередного покровителя в лице США, превратилась в руках американцев и коллективного Запада в орудие достижения их целей против России, в попытке поставить Россию на колени и окончательно поставить точку в противостоянии Запада и русского мира. Авантюрная антироссийская политика украинского руководства реально угрожает исчезновению такого государства как Украина.

История Украины подтверждает тот неоспоримый факт, что всякое ослабление связей между братскими народами всегда приводило к смуте, неисчислимым бедам и страданиям украинского народа. Так было во времена до Богдана Хмельницкого, так было и после него, так было во времена предателя Мазепы, когда отрыв от России и поиски чужеземного покровителя заканчивались братоубийственными войнами внутри самой Малороссии. Это происходит и сегодня на Украине, когда враги единства разорвали многие связи между двумя частями русского народа и, прикрываясь привычными лживыми лозунгами о “самостийности” и “незалежности”, унижают, грабят и уничтожают собственный народ в угоду покровителям из Европы и Америки.

К сожалению, братский украинский народ исчезает, сформировано ядро «украинского рейха», которое стремительно пожирает дружбу, взаимопомощь и взаимоподдержку двух народов, их совместную борьбу против общего врага. Вместо этого воспитываются самовлюбленные, оскорбленные и агрессивные «казаки» («укры»), которые ненавидят весь мир и особенно русских.

На сегодняшний момент из этого омута, который на глазах превращается в инферно, удалось вытащить двухмиллионное население Крыма. И чем быстрее России удастся спасти хотя бы Юго-Восток Украины (на первом этапе), тем лучше будет для всего русского народа. По сути, Россия должна снова совершить освободительную и одновременно просветительную миссию, спасая 40 миллионов русов, которые попали под власть врага и из которых делают обиженных и злобных существ-«укров».

И не надо оглядываться на мировое сообщество и слушать злобные наговоры Запада. Хозяева Запада — извечные геополитические противники России, они всегда будут вести антирусскую политику.

Россия должна решить цивилизационную и национальную задачу — спасти часть русского мира, часть суперэтноса русов, которые попали под власть врага.

Все русы должны гордиться своей историей, перестать быть униженными и оскорбленными существами и стать сынами «Великой России».

Воссоединение должно идти одновременно с культурно-просветительской миссией по воссозданию единства духовного, культурного и национального пространства русской цивилизации. Только в единстве русского народа возможно сохранение и процветание всех его оттенков культуры и традиций.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Аткарские коммунисты провели встречу с ветеранами в доме престарелых

Сб Окт 1 , 2022
В преддверии Дня пожилого человека аткарские коммунисты и члены районного Совета ветеранов посетили Аткарский дом-интернат для престарелых и инвалидов. Post Views: 244

Рубрики