Геннадий Зюганов: Стране нужен бюджет победы и возрождения

26 октября Государственной Думе предстоит рассмотреть проект федерального бюджета на 2023-2025 годы. Его обсуждение проходит на фоне войны, которую развязали против нас США, НАТО, англосаксонский глобализм и бандеровская хунта на захваченной нацистами Украине. Эта война сделала еще более очевидным крах политики дикого капитализма. И еще яснее обозначила ее разрушительные последствия, настоятельно требующие кардинального пересмотра социально-экономического курса и принципов формирования бюджета.

Геннадий Зюганов, Председатель ЦК КПРФ
2022-10-19 12:04 (обновление: 2022-10-19 13:18)

Зюганов Геннадий Андреевич
Председатель ЦК КПРФ, руководитель фракции КПРФ в Госдуме ФС РФ

Перед лицом исторических вызовов

 

Развернувшаяся в стране либеральная вакханалия, ставшая возможной в результате предательского разрушения СССР, была призвана навсегда закрепить за нами роль сырьевого придатка Запада. Его послушного сателлита, лишенного перспектив полноценного развития. И фактически отказавшегося от своего суверенитета. Именно эта политика привела к тому, что сегодня мы столкнулись с огромными экономическими и социальными вызовами. Вместе с тем борьба за сохранение Русского мира, за возрождение Донбасса, Запорожья и Херсона, за их возвращение на историческую Родину наталкивается на жесткое сопротивление «пятой колонны» внутри страны.

Мы уже три десятка лет не можем преодолеть последствия разгрома отечественной экономики, которая с начала 90-х была загнана в хронический кризис. Существовала в режиме постоянного недофинансирования, технологического отставания и низкой производительности. В итоге доля России в мировом производстве упала ниже 2%. Это вдвое меньше, чем у Российской Империи по состоянию на 1913 год. В пять раз меньше, чем у РСФСР во второй половине XX века. И в десять раз меньше, чем у Советского Союза.

Погружение экономики в зависимость от местной олигархии и зарубежных собственников, стремящихся только эксплуатировать, но не вкладываться в развитие, привело к колоссальному износу основных производственных фондов. Он уже составляет более 50%.

Серьезный урон стране и ее продовольственной безопасности нанесли законодательные новации, открывшие возможность передачи земли в частную собственность, против чего настойчиво протестовали коммунисты. В первую очередь распродажа земли ударила по сельскохозяйственному сектору. Безответственность нуворишей привела к тому, что 40% российской пашни сегодня не используются по назначению. В условиях санкций, направленных на создание в России дефицита продовольственных товаров, эта проблема встает с особенной остротой.

Навязанная нам три десятилетия назад компрадорская система неизбежно вела к превращению нашей Родины из ведущей промышленной и научной державы в страну со слабой и однобокой экономикой, ориентированной на сферу низкокачественных услуг. Опирающуюся на сырьевой сектор, который при этом управляется не государством, а все той же алчной олигархией.

Разрушительная «оптимизация» медицинской сферы привела к тому, что численность медперсонала за последние годы сократилась на 40%, больничных коек стало в 2,5 раза меньше, чем 30 лет назад, а количество больниц с 2000 года уменьшилось вдвое. Это одна из главных причин вымирания России, которое в последние годы приобрело катастрофические масштабы.

Мы – богатейшая страна планеты, совершившая в ХХ веке величайшие прорывы в науке, образовании, медицине, в борьбе с самыми опасными инфекциями. Только откровенно безответственная, грабительская и антинародная политика могла привести к тому, что такая страна скатилась по продолжительности жизни на 96-е место в мире, а по уровню жизни населения – на 52-е место.

Около трети россиян сегодня умирают в трудоспособном возрасте. 80% из них – мужчины. Но даже это не остановило власть от того, чтобы, растоптав собственные обещания, навязать обществу убийственную пенсионную реформу.

Противники, перейдя к прямой войне против России, прежде всего используют уязвимость нашей экономики. Ее сырьевую направленность и технологическую зависимость. Эти два опасных порока так и не были преодолены за долгие годы, вопреки громогласным обещаниям власти.

Наше нынешнее отставание усугубляется тем, что из-под государственного контроля фактически выведен финансово-кредитный сектор, который тоже действует в русле олигархических интересов. В этом причина безостановочного оттока капиталов за рубеж, которому власть не желает поставить заслон. Теперь Запад нагло конфискует зарубежную собственность и счета своих подельников. Но не собирается возвращать их России, на эксплуатации сырьевых и трудовых ресурсов которой эти богатства сколочены.

Благодаря финансовой политике, осуществлявшейся под диктовку Международного валютного фонда, огромная часть наших золотовалютных резервов размещалась в зарубежных банках, в иностранной валюте и ценных бумагах. И вот итог, от которого КПРФ неоднократно предостерегала: в феврале нынешнего года из 600 миллиардов долларов наших резервов половина была самым бандитским образом заморожена. И ответственность за это несут в первую очередь те, кто на протяжении многих лет управлял российской финансовой сферой.

Все названные проблемы усугублялись безответственной и безграмотной бюджетной политикой. Из года в год в федеральном бюджете расходы на развитие экономики, социальную сферу, науку, культуру, образование и медицину либо урезались, либо росли чисто символически, не поспевая за реальной инфляцией.

Руководство страны не могло не видеть нарастающих грозных проблем. Не случайно в указах и посланиях президента за последние 10 лет были неоднократно заявлены установки по преодолению вымирания и массовой бедности, технологическому прорыву, достижению темпов экономического роста выше среднемировых, по вхождению в пятерку ведущих экономик мира. Но для реализации этих установок необходимы принципиальная смена курса, категорический отказ от рыночного фундаментализма, опора на полноценную программу самостоятельного развития.

Именно КПРФ предложила обществу такую программу, рожденную усилиями лучших специалистов и активно поддержанную учеными, производственниками, представителями образовательного и медицинского сообщества. Однако власть ее упорно игнорировала. Как и призывы обратиться к мировому опыту социалистического развития. Прежде всего, к общепризнанным достижениям СССР и успехам Китая.

Но время все настойчивее доказывает необходимость скорейшей реализации этих программных предложений, формирования принципиально нового бюджета развития.

Ключевая задача бюджета сегодня – обеспечить все условия для того, чтобы Россия смогла достойно ответить на исторические вызовы, выстоять, победить и возродиться как подлинно суверенная процветающая Держава. Те, на ком лежит ответственность за подготовку главного финансового документа страны, обязаны понимать: это должен быть бюджет максимальной мобилизации всех имеющихся ресурсов. Бюджет национального спасения. Только такой подход к нему может быть признан соответствующим реальной обстановке и народным чаяниям. И мы настойчиво призывали правительство исходить именно из этого. Но оно, похоже, нас не услышало. К большому сожалению, и этот бюджет склеен по компрадорским лекалам.

 

Проект на гнилом фундаменте

 

Для верного понимания основных параметров проекта бюджета требуется в первую очередь оценить главные макроэкономические показатели, от которых он зависит. Они являются основой бюджетного планирования. И мы не можем рассчитывать на успех, если это по-прежнему будет гнилой фундамент сырьевого придатка. Той политики, которую в начале 90-х навязал нам Запад, прямо заявляющий сегодня о стремлении уничтожить нашу страну. Но приходится констатировать: родимыми пятнами такой политики насквозь пронизан и проект, который нам предстоит рассматривать в этот раз.

Важнейшим среди параметров, на которых основывается федеральный бюджет, является валовой внутренний продукт (ВВП) страны. То есть общая стоимость всех произведенных ею товаров и услуг. Именно этот показатель отражает в цифрах рост или падение национальной экономики.

Если по итогам нынешнего года правительство прогнозирует ее трехпроцентное снижение, то в 2023 году нам обещают замедление темпов падения ВВП. Оно должно составить менее процента относительно 2022 года. А в следующие два года экономика, по утверждениям кабинета министров, уже будет расти – на 2,6 в 2024-м и на столько же – в 2025-м. Но это, по сути, не меняет убийственную тенденцию, согласно которой последние 10 лет среднегодовой рост российской экономики составлял не более одного процента. Он втрое отставал от среднемировых показателей, что фактически перечеркивает поставленную президентом задачу войти в пятерку ведущих экономик мира.

Да, предполагается пятипроцентный рост инвестиций в экономику в 2023 году. Но в сложившихся условиях его нельзя признать достаточным. Он попросту будет «съеден» инфляцией, которая, согласно проекту, составит в следующем году те же 5%. А в реальности, как показывает практика, она окажется выше официального прогноза.

Об этом говорят и многие специалисты, оценивающие проект и обращающие внимание на необоснованно заниженные в нем параметры инфляции. По итогам текущего года она должна составить 12%. На 2023-й правительство обещает снижение ее темпов более чем вдвое, а на 2024-й – втрое. Но никакого обоснования такого замедления роста цен мы в документе не видим. Его составители уповают на устойчивый курс рубля к доллару, который должен уберечь от существенного подорожания зарубежной продукции в условиях сохраняющейся высокой зависимости от импорта. Но и устойчивость валютного курса тоже ничем не обоснована. Да и менять структуру российской экономики правительство по-прежнему не собирается.

В обстановке удушающих санкций, усиленно создаваемой коллективным Западом и его подручными, вполне закономерен прогноз снижения общего объема российского экспорта. В 2023 году он сократится на 48 миллиардов долларов относительно нынешнего года. А в 2024-м – на 54 миллиарда долларов в сравнении с 2022-м. То есть на 3 триллиона рублей по сегодняшнему курсу.

Одновременно с этим в документе заложен рост импорта на 60 миллиардов долларов, или на 3,7 триллиона рублей, за предстоящие три года. Но такой рост требует дополнительных финансовых ресурсов, об источниках которых проект умалчивает. В нем нет внятных указаний на то, откуда правительство намерено брать средства на растущие закупки зарубежных товаров в условиях сокращения доходов от продажи российской продукции.

На фоне санкционной войны против России, в которой одной из главных мишеней стал наш сырьевой сектор, больше невозможно уповать на нефтегазовый экспорт как на основной и самый надежный источник пополнения казны. Делать ставку на рост мировых цен в этой сфере тоже бесперспективно. Что в проекте бюджета констатируют и сами его составители. В нем прописано: в 2023-2025 гг. произойдет суммарное падение цен на нефть на 20%. А газ за предстоящие три года подешевеет на мировом рынке почти на треть. В итоге сырьевые доходы государства сократятся в следующем году почти на 6%.

Очевидно, что в такой ситуации бюджету необходим рост несырьевых доходовНе просто увеличение их доли в общем объеме, которое и прогнозирует правительство, а реальный и устойчивый рост.

Если вы хотите его добиться, то обязаны в первую очередь обеспечить существенное увеличение финансовых вложений в высокотехнологичные отрасли промышленности. А нам вместо этого обещают продолжить политику экономии на самом насущном.

Предусмотренные кабинетом министров показатели роста прибыли предприятий вдвое опережают рост инвестиций в развитие экономики. Но перед лицом серьезнейших вызовов, максимально обнажающих проблему научно-технического отставания России и требующих его скорейшего преодоления, невозможно и дальше проводить политику, которая ставит прибыль собственников выше этой исторической задачи.

И для успешного обеспечения внутреннего рынка, и для укрепления конкурентоспособности на рынке внешнем необходимо, наконец, осуществить давно обещанный кардинальный пересмотр сырьевой концепции развития. Жизнь настоятельно требует от нас сделать ставку на прорыв в машиностроении, электронике, робототехнике, станкостроении, приборостроении и авиационной промышленности. Именно от энергичных преобразований в этих сферах в первую очередь зависит сохранение нашей страны, обеспечение ее национальной безопасности. Это один из ключевых тезисов выдвинутой КПРФ программы возрождения России. Но предложенный нам проект бюджета, увы, не предусматривает серьезных структурных изменений в пользу укрепления и динамичного роста несырьевого сектора.

 

Лукавство либеральной арифметики

 

Очевидным наследием прогнившей политики либерального монетаризма является и такой красноречивый показатель, как соотношение бюджетных расходов и ВВП, которое правительство настойчиво снижает. Незначительный рост той доли валового продукта, которая направляется на обеспечение расходов бюджета, планируется только в 2023 году – до 19,3% против 18,9% в 2022-м. Но на следующие два года заложено очередное снижение этой доли – до 18,4% в 2023-м и до 17,1% в 2024-м. Финансовые власти возвращаются к прежнему порочному принципу искусственного уменьшения той части накопленных страной ресурсов, которая будет потрачена на финансирование важнейших потребностей государства и общества.

Если бы доля расходов бюджета относительно ВВП в 2025 году оставалась хотя бы на уровне 2022-го, их общая сумма составила бы 32,2 триллиона рублей – на 3 триллиона больше запланированной. Уже за счет этого бюджет получил бы почти десятипроцентную прибавку. Что дало бы колоссальную отдачу, будь эти средства направлены на развитие экономики и передовой науки. На укрепление высокотехнологичного производства, жизненно необходимого нам для успешного импортозамещения в условиях враждебных санкций. На поддержку эффективной медицины и высококлассного образования и обеспечение их максимальной доступности всем гражданам.

Хроническое снижение бюджетных расходов относительно ВВП – это не просто цифры. По сути, речь идет о практике изъятия у общества все большей доли того, что оно создало и заработало. Такая практика носит явно антинациональный характер. Тем более – в сегодняшней кризисной обстановке.

Представленный кабинетом министров проект показывает: условия формирования бюджета, которые правительство продолжает рассматривать в качестве ключевых, последовательно ухудшаются. Что ясно указывает на тупиковый характер курса, стремление сохранить который попросту недопустимо в нынешней ситуации.

Невозможно отрицать, что в условиях откровенно бандитских внешних происков, наносящих немалый урон нашей экономике, верстать бюджет значительно сложнее, чем в прежние годы. Как нельзя отрицать и того, что гораздо сложнее становится обеспечить рост бюджетных расходов. Тем не менее, правительство заложило его в проект. И согласилось с тем, чтобы на протяжении всей нелегкой трехлетки расходы государства превышали его доходы. Кабинет министров, наконец, отказался от привычной мантры о том, что дефицит бюджета категорически недопустим ни при каких обстоятельствах. Сегодня это вынужденный, но необходимый шаг.

Казалось бы, есть повод порадоваться благотворным переменам в финансовой политике. Однако остаются два важнейших вопроса. Является ли заявленное увеличение бюджетных расходов реальным, или сугубо номинальным, по сути, фиктивным даже на фоне официальных показателей инфляции? И означает ли рост общей суммы расходов, что они будут распределены в соответствии с насущными социальными и экономическими задачами страны, от решения которых зависит ее будущее? Анализ нового проекта заставляет утверждать, что ответ на оба эти вопроса – неутешительный.

На 2023 год намечен рост расходов бюджета на 5,2% относительно 2022-го. И даже при условии, что инфляция в следующем году не превысит обещанных правительством 5,5%, в реальном выражении мы получим не рост, а падение расходов государства на 0,3%. В 2024 году планируется повысить расходы на 1,3% в сравнении с 2023-м. Что при ожидаемой через два года четырехпроцентной инфляции на деле будет означать их снижение на 2,7%. Такую же инфляцию правительство ожидает в 2025 году. А расходы бюджета при этом планирует сократить даже в номинальном выражении. После хотя бы символического двухлетнего роста они снизятся на 0,6%. В реальном же выражении, с учетом инфляции – на 4,6%. Таким образом, в течение трехлетки реальные расходы намечено не нарастить, а урезать на 7,6% относительно нынешнего года.

Плачевным следствием этого являются отраженные в проекте бюджета показатели расходов по его четырнадцати разделам. В 2023 году финансирование будет урезано по восьми из них, а в следующие два года – по девяти. В реальном же выражении, с поправкой на инфляцию, расходы сократятся уже по одиннадцати разделам в 2023-м и 2025-м и по двенадцати – в 2024-м.

Аналогичная ситуация и с национальными проектами. В 2023 году на их реализацию в номинальном выражении планируется потратить на 5% больше, чем в 2022-м. Но на полпроцента меньше – с учетом той же инфляции. В 2024-м рост номинальных расходов на нацпроекты составит 3,5% относительно 2023-го. А реальные расходы на них сократятся на те же полпроцента.

В преддверии рассмотрения проекта бюджета депутатами мы слышим из уст некоторых чиновников радостные уверения, что, несмотря на все трудности, правительство сумело запланировать на предстоящие годы рост финансирования по всем важнейшим направлениям. Но на деле это не так. Даже «причесанная» официальная статистика оценивает в первую очередь реальные доходы граждан. Учитывает, что рост цен опережает рост зарплат, пенсий и социальных пособий. По такому же принципу рассчитывается валовой продукт страны – с поправкой на инфляцию. И при оценке расходов государства должен соблюдаться тот же самый принцип. Но составители бюджета предпочитают закрывать на это глаза, чтобы было проще выдать фиктивный рост расходов за настоящий.

 

Экономия на экономике

 

Успешное решение задачи технологического прорыва в буквальном смысле является вопросом нашего выживания. Поэтому как никогда пристальное внимание обращают на себя бюджетный раздел «Национальная экономика» и те государственные программы, от реализации которых зависит экономическая самостоятельность России.

Мы надеялись, что правительство, верстая проект бюджета, с особой ответственностью подойдет и к ним, и к распределению средств на инновационную научную деятельность. Ведь ее максимальная поддержка – это базовая основа технологического развития. Но в своем нынешнем виде проект этим надеждам не отвечает. Нам опять предлагают согласиться с таким финансированием, которое подлинного технологического прорыва не может обеспечить в принципе.

Раздел «Национальная экономика», профинансированный в нынешнем году в размере 4,3 триллиона рублей, в 2023-м предложено урезать на 803 миллиарда – на 19%. В следующие два года финансирование по этому разделу будет подрастать – но всего лишь на символический один процент. Даже в номинальном выражении на поддержку национальной экономики к концу будущей трехлетки собираются тратить на 17% меньше, чем в нынешнем году. А если прибавить к этому 13,5% инфляции, которая, согласно прогнозу правительства, будет накоплена за 2023-2025 гг., то реальное снижение затрат по этому разделу превысит 30%. На протяжении всего бюджетного периода его финансирование будет составлять лишь два процента от валового продукта, рост которого зависит именно от развития экономики. Получается порочный замкнутый круг: в бюджете падает соотношение расходов на экономику и валового продукта, что в дальнейшем способствует и падению ВВП.

Недопустимое в нынешних условиях финансирование этого важнейшего направления по остаточному принципу дает о себе знать и в бюджете связанных с ним программ. Так, из 170 миллиардов рублей, направленных в этом году на реализацию госпрограммы «Экономическое развитие и инновационная экономика», в 2023-м предлагается вычесть 31 миллиард – 18%. А с учетом инфляции – почти четверть. К концу же трехлетки от бюджета программы и вовсе останутся жалкие крохи. Она, можно сказать, упраздняется.

Так за счет чего авторы бюджетного проекта собираются стимулировать модернизацию экономики и технологический прорыв? За счет частных инвестиций? Но жизнь полностью подтвердила то, на чем мы постоянно настаиваем: упования на олигархические инвестиции в развитие бессмысленны. Это настолько очевидно, что уже и сами правительственные чиновники почти перестали о них вспоминать. Однако они продолжают саботировать одно из важнейших требований времени – наращивание государственных вложений в обновление и развитие экономики.

Ее модернизация и рост самым непосредственным образом зависят и от состояния энергетической инфраструктуры страны. А в проекте бюджета, вопреки этому, заложено сокращение затрат по программе «Развитие энергетики» к 2025 году на треть в сравнении с 2022-м.

Невозможно не бить тревогу и по поводу того, что проводимая бюджетная политика по-прежнему подтачивает научную основу нашего экономического развития. В представленном проекте расходы на прикладную науку не просто остаются вопиюще низкими, но подвергаются дальнейшему урезанию. Их решили сократить по каждому из 11 разделов бюджета, по которым они распределены. К 2025 году от этих расходов останется 234 миллиарда против 255 в 2022-м. В течение трехлетки они будут ужаты на 8% в номинальном выражении. И более чем на пятую часть – в реальном, учитывающем инфляцию.

Одновременно с расходами на науку урезаются и затраты по самым высокотехнологичным направлениям экономики – тем, на которое как раз необходимо обратить особое внимание.

Так, в проекте бюджета прописано сокращение расходов на развитие электронной и радиоэлектронной промышленности – на 9 миллиардов в 2023 году и на 55 миллиардов – в конце трехлетки. А ведь речь идет о направлении, имеющем колоссальное значение не только для гражданской, но и для оборонной сферы. Кто станет производить за нас технику, способную оказаться незаменимой на поле боя, в деле защиты наших границ и суверенитета? Противники, объявившие нам войну и стремящиеся использовать наше технологическое отставание в своих преступных целях?

Нужно говорить прямо: экономическая часть бюджетного проекта расходится не только с установками президента, реализация которых буксует уже 10 лет. Она откровенно противоречит самой идее обеспечения нашей экономической безопасности, неотделимой от безопасности национальной.

С ней самым прямым образом связан и вопрос безопасности продовольственной, принципиально обострившийся на фоне русофобской санкционной вакханалии. Его успешное решение требует максимального внимания к нуждам аграрного сектора, к проблемам российского села.

Нельзя не приветствовать заложенное в бюджетный проект увеличение затрат по таким направлениям как стимулирование инвестиционной деятельности в аграрном секторе, развитие отраслей агропромышленного комплекса, строительство и реконструкция объектов мелиорации. Но при этом составители бюджета решили максимально сэкономить именно на тех программах, от которых продовольственная безопасность зависит наиболее тесным образом.

Они предлагают урезать расходы по государственной программе «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции». В следующем году у нее планируют отнять 8% финансирования. С учетом инфляции снижение составит более 13%. А заложенное в программу снижение расходов на техническую модернизацию аграрного сектора – 15%. Еще более вопиющему урезанию решили подвергнуть программу «Развитие рыбохозяйственного комплекса». У нее отбирают 37% финансирования.

В целом же, с поправкой на обещанную инфляцию, бюджетное обеспечение сельского хозяйства и рыболовства к концу рассматриваемого периода снизится наполовину. Если в 2022 году вложения в эту сферу составляют 0,3% от валового продукта, то к 2025-му упадут до 0,2% от ВВП.

Невозможно согласиться и с планом урезания расходов по программе «Комплексное развитие сельских территорий», в рамках которой должны решаться вопросы социального благополучия жителей села, стимулирования кадрового пополнения аграрного сектора. Если в 2023 году сохраняется прежний объем ее финансирования хотя бы в номинальном выражении, то за два следующих года она, по мысли составителей проекта, должна «похудеть» вдвое с учетом инфляции.

Наша фракция настойчиво отстаивает интересы российского села, борется за принятие законов, которые должны способствовать его социальному процветанию и трудовым успехам. Мы приложили максимум усилий и к тому, чтобы этому способствовали названные программы. Наши инициативы были поддержаны президентом. Их неоднократно обещало в полной мере учесть правительство. Но его финансово-экономический блок, верстая бюджет, раз за разом игнорирует эти обещания и пожелания главы государства.

 

Ширма «социальных расходов»

 

Экономическая система, которая утвердилась в нашей стране, в принципе не способна обеспечивать благосостояние граждан. 20 миллионов из них находятся за чертой бедности. По минимальному размеру оплаты труда мы оказались в шестом десятке стран. Зарплата более половины трудящихся не превышает 20 тысяч рублей. При этом в нынешнем году средний размер оплаты труда в реальном выражении снизился на два процента.

Закономерно, что продолжается и падение реальных доходов, которое за последние 8 лет, учитывая показатели и этого года, составило не менее 12%. В нищете живет почти четверть семей с детьми, а среди многодетных – более половины. Обнищание толкнуло десятки миллионов людей в долговую яму. Суммарный долг российских заемщиков перед банками перевалил за 23 триллиона рублей, приблизившись к размеру федерального бюджета. В пояснительной записке к проекту правительство называет среди важнейших факторов снижения экономики сокращение внутреннего потребительского спроса. И оно тоже является очевидным признаком обнищания.

В XXI веке Россия оказалась единственной среди крупнейших стран мира, где совокупный капитал сотни долларовых миллиардеров превышает общий объем банковских вкладов всех остальных граждан. Это создает колоссальный социальный раскол, абсолютно недопустимый сегодня, когда мы обязаны сплотиться для противостояния внешним угрозам.

Но может ли бюджет, который нам предлагают принять, способствовать такому сплочению? Отвечает ли он задачам роста благосостояния граждан, повышения уровня их жизни, укрепления духовных основ общества, патриотического воспитания?

В качестве положительной стороны представленного проекта нельзя не отметить заметный рост расходов по разделу «Социальная политика» в 2023 году. В сравнении с 2022-м они увеличиваются почти на 14%. Но при таком количестве накопившихся проблем и нарастающих рисков рост социальных расходов должен быть стабильным, а не эпизодическим. Между тем, в дальнейшем правительство намерено перейти к их сокращению. В 2024 году оно собирается сократить расходы по разделу «Социальная политика» на 0,6%. А на 2025 год планирует их двухпроцентное снижение. Учитывая инфляцию, можно сделать неутешительный вывод: по итогам трехлетки мы получим не рост, а двухпроцентное снижение социальных расходов в реальном выражении. 

В проекте бюджета прописано обеспечение роста пенсий и других социальных выплат. И это тоже не может не вызывать удовлетворения. Но одновременно происходит урезание по тем направлениям, от которых зависит благополучие всех граждан – трудящихся, молодежи, пенсионеров.

Попросту разгромное урезание запланировано по разделу «Жилищно-коммунальное хозяйство». В 2023 году он теряет более 6% финансирования. В 2024 – еще 15%. А в 2025 году будет подвергнут сокращению на 38%, которое нельзя назвать иначе как вероломным и разрушительным. Таким образом, составители проекта собираются за три года лишить ЖКХ 60% от объема государственного финансирования, которое оно получает сегодня.

Результат заранее очевиден – новый рост тарифов для граждан, на которых будет возложено восполнение финансовых прорех в системе жилищно-коммунального хозяйства. Другим результатом неизбежно станет замораживание планов по ремонту ветхого и аварийного жилья. И такую перспективу составители бюджета предлагают стране, где у миллионов людей оплата коммуналки и так съедает огромную часть доходов. А доля жилого фонда, находящегося в ветхом или аварийном состоянии, составляет в разных регионах от 40% до 80%.

Одновременно бьют и по расходам на госпрограмму «Обеспечение доступным и комфортным жильем». Согласно планам правительства, она должна к 2025 году «похудеть» относительно 2022-го в 2,7 раза – почти втрое.

Проект бюджета в предложенном нам варианте угрожает не только дальнейшим обветшанием жилого фонда, но и ухудшением состояния окружающей среды. По разделу, отвечающему за ее охрану, запланировано почти тридцатипроцентное урезание финансирования за три предстоящих года.

Не сулит документ успехов и в деле развития инфраструктуры массового спорта, от которой в значительной степени зависит физическое состояние граждан. И прежде всего – молодых людей, будущих защитников Родины. Расходы по бюджетному разделу «Физкультура и спорт» за 2023-2025 гг. будут сокращены на 46%. 

Защите интересов граждан не может способствовать и снижение расходов по программе «Обеспечение занятости населения». Ее финансирование к концу следующей трехлетки не будет составлять и половины от нынешнего. Это вдвойне опасно сейчас, когда санкции создают повышенный риск сокращения рабочих мест – в особенности на предприятиях, испытывающих серьезную зависимость от импортного сырья и комплектующих.

Все это никак не позволяет с доверием воспринимать заявленное в пояснительной записке к бюджету обещание, что в 2024-2025 гг. уровень жизни граждан выйдет на траекторию устойчивого роста.

Финансовому погрому в очередной раз подвергается и раздел «Культура и кинематография». Затраты по нему предложено урезать к 2025 году на 16% относительно расходов 2022 года. Правительство по-прежнему не слышит призывов поддержать отечественную культуру, помочь ей вернуть себе былую роль живительного источника духовного развития общества, патриотического воспитания молодого поколения.

На первый взгляд, более отрадными выглядят намерения кабинета министров, касающиеся финансирования образования. В следующие два года его ждет суммарное увеличение на 8%. Но и оно отстает от ожидаемой инфляции, которая за те же два года должна составить 9,5%. А в 2025 году планируется на 14% сократить образовательные расходы. Таким образом, по итогам трехлетки, их ожидает номинальное снижение на 6%. И фактическое – с учетом инфляции – на 19%. В конце предстоящего трехлетнего периода на образовательную сферу предполагается тратить на 6,5% меньше, чем сейчас. Доля расходов на образование относительно ВВП снизится в 2025 году, в сравнении с 2022-м, с 0,9% до 0,7%. А относительно общего объема расходов бюджета – с 4,8 до 4,4%.

Как бы ни старалось правительство объяснить это объективными трудностями, невозможно оправдать подобные планы, когда сражающейся за свое будущее стране необходимо всестороннее и стремительное укрепление интеллектуального потенциала нации.

Напомню: даже в самые тяжелые годы военного лихолетья Советская Держава, вступившая в схватку с фашистской ордой, выделяла на образование до 17% от общих расходов государственного бюджета – в четыре с лишним раза больше, чем сегодня. Именно благодаря такой политике выпускники сталинского времени в следующие десятилетия обеспечили небывалый расцвет советской науки, космической отрасли, передовой промышленности, медицины. Еще раз призываю тех, от кого сегодня зависит финансовая и экономическая политика государства, задуматься об этом историческом уроке и сделать из него выводы.

 

Здоровье оставляют без охраны

 

Можно уверенно сказать, что самой негативной и тревожной особенностью нового проекта бюджета является запланированное в нем снижение государственных вложений в медицину. Формально падение финансирования по разделу «Здравоохранение» намечено только на следующий год – на четыре с лишним процента. В 2024-м его планируют увеличить на 1,6%, в 2025 – еще на процент. Но по итогам трехлетки мы получим урезание номинальных расходов на отечественную медицину на 1,5% относительно 2022 года. А с поправкой на инфляцию оно составит 15%.

Бюджетные затраты на медицинскую сферу так и не выходят у нас за рамки одного процента от ВВП. В то время как в США они составляют 17% от валового продукта, на Кубе – 12%, в Германии, Франции и Японии – 11%. В среднем по странам ЕС – 10%. Сегодняшнюю Россию по этому показателю превосходит даже большинство африканских стран, где соотношение между расходами на медицину и ВВП не опускается ниже 3-4%.

Если в текущем году расходы на прикладные научные исследования в рамках раздела «Здравоохранение» составляют 61 миллиард рублей, то к 2025 году их сокращают на треть – до 43 миллиардов. Спрашивается, как можно гарантировать национальную безопасность, когда в условиях санкций, провоцирующих дефицит импортных лекарств и медицинского оборудования иностранного производства, лишаются поддержки ученые, способные вернуть нам суверенитет в этой сфере?

32% от общей суммы расходов на национальные проекты в 2023 году отданы нацпроекту «Демография». Это очень значительная доля. Но она вполне оправдана на фоне постигшей Россию демографической катастрофы, с которой мы обязаны справиться, если хотим сохранить страну и успешно развиваться. Напомню: за годы, прошедшие после развала СССР и преступного отказа от завоеваний социализма, только русский народ сократился на 20 миллионов. А за последние три года, на фоне кризиса, усугубившегося пандемией коронавируса, коренное население России уменьшилось на два миллиона. Еще миллион, по прогнозам демографов, мы рискуем потерять в этом году.

Можно было бы порадоваться, что правительство уделило столь пристальное внимание нацпроекту, направленному на противостояние этой беде. Но как мы можем рассчитывать на его эффективность, если одновременно падают расходы на охрану здоровья граждан – на ту сферу, от состояния которой сбережение народа зависит в первую очередь? Как страна будет справляться с угрозой вымирания, если проект федерального бюджета фактически предлагает обескровить отечественную медицину?

Падают не только общие расходы по разделу, касающемуся этой сферы. В 2023 году правительство собирается сократить финансирование нацпроекта «Здравоохранение» на 17%. Расходы на проект «Борьба с сердечно-сосудистыми заболеваниями» в следующем году ужимаются на треть. На предстоящие два года заложено суммарное двадцатипятипроцентное урезание проекта «Борьба с онкологическими заболеваниями». Намечено сократить и финансирование государственных программ по этим направлениям. У проекта «Развитие сети медицинских исследовательских центров и внедрение инновационных медицинских технологий» отбирают 14% бюджета в 2023 году и еще 20% — в 2024-м. Наконец, в том же году начнут урезать и упомянутый проект «Демография». У него отберут 8% финансирования.

Санкционный произвол против России стремительно нарастает и становится все более циничным. После всех тех выходок, которые уже позволил себе коллективный Запад, было бы не только наивным, но и откровенно безответственным исключать, что он не пойдет и на полное перекрытие поставок медицинских препаратов в нашу страну. Это реальная перспектива. И она требует скорейшего импортозамещения в сфере производства лекарств, которую многие годы загоняли в ловушку тотальной зависимости от импорта. Как же действует в этой ситуации правительство?

Оно вносит в Думу проект бюджета, предлагающий, по сути, отказаться к концу трехлетки от программы «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности». На ее финансирование и в этом году отведены жалкие по бюджетным меркам 5,2 миллиарда рублей. На 2023 год финансирование программы урезается до 3,7 миллиарда, в 2024-м – до 1,5 миллиарда. А в 2025-м от ее бюджета остаются попросту издевательские 200 миллионов – четыре процента от расходов текущего года!

Подобная политика может радовать лишь врагов нашей страны, мечтающих о том, чтобы она ослабевала и вымирала.

Фракция КПРФ постоянно обращает особое внимание на проблемы развития фармацевтической отрасли. И активно взаимодействует с лучшими предприятиями и специалистами, которые в ней трудятся. Нам не понаслышке известно, что Россия обладает огромным производственным и интеллектуальным потенциалом в этой области. И он может быть стремительно воплощен в спасительные для страны результаты, если получит должную поддержку со стороны государства.

Мы давно направили президенту и правительству свою программу поддержки отечественной медицины, в которой вопрос о фармацевтике занимает одно из центральных мест. Нас не пожелали услышать. Но сейчас, накануне рассмотрения проекта бюджета, мы еще раз обращаемся к тем, от кого зависит его содержание: в сложившихся условиях вы обязаны поддержать не урезание, а резкое увеличение расходов по данному направлению. Необходимо надежно застраховать страну от дефицита жизненно важных лекарств. Если власть не выполнит такую задачу, общество ей этого не простит.

 

Покончить с наследием 90-х!

 

Изъяны представленного правительством проекта в очередной раз доказывают справедливость нашего убеждения: создать полноценную основу для формирования бюджета развития можно только при условии, если будут реализованы необходимые для этого базовые финансовые меры. Отказ от замораживания значительной части финансовых средств в резервной «копилке». Обеспечение надежного заслона бесконтрольному выводу капитала за пределы страны. Пересмотр налогового законодательства, по-прежнему служащего интересам самых богатых. И, наконец, национализация стратегически отраслей и предприятий, доходы от деятельности которых должны быть в полном объеме направлены на нужды общества.

Правительство скорректировало так называемое «бюджетное правило», регулирующее размер финансовых поступлений в резервную «кубышку». Именно благодаря ему гигантская часть заработанных страной средств из года в год оседает в фонде национального благосостояния, а не направляется на развитие страны. Но кабинет министров не желает окончательно отказаться от этого правила, написанного по лекалам Международного валютного фонда и других глобалистских структур, заинтересованных в обескровливании нашей экономики. В искусственном ограничении ее поддержки, которому такие правила и служат.

Согласно новой схеме, нефтегазовые доходы государства, полученные сверх суммы в 8 триллионов рублей, не могут быть направлены на нужды страны. Они должны отправляться в ту же «кубышку», где будут постепенно обесцениваться инфляцией, вместо того чтобы работать на Россию.

При этом, согласно проекту, правительство, замораживая таким образом имеющиеся средства, будет, как и прежде, латать дыры путем наращивая заимствований на внешнем и внутреннем финансовом рынке. В результате государственный долг, составляющий сегодня 23 триллиона рублей, вырастет в 2025 году до 29 триллионов и по сумме сравняется с расходами федерального бюджетаА расходы на его обслуживание в течение следующей трехлетки приблизятся к двум триллионам рублей. И превысят расходы по таким важнейшим направлениям как здравоохранение и образование. 

Финансовые власти превращают фонд национального благосостояния в искусственный заслон для поступления в бюджет кровно необходимых ему средств. И оправдывают этим сокращение поддержки регионов. В номинальном выражении межбюджетные трансферты будут поначалу незначительно увеличиваться – в 2023 и 2024 гг. этот раздел прибавит по два процента финансирования. Но в конце трехлетнего периода его планируется сократить на 0,3 %. И в реальном выражении, при суммарной тринадцатипроцентной инфляции за 2023-2025 гг., произойдет сокращение по этому направлению на 10%. Что подразумевает серьезное увеличение финансовой нагрузки на регионы, которые и без того продолжают утопать в долгах.

В сущности, речь идет о политике все более активного перекладывания ответственности за финансирование ключевых направлений на региональные бюджеты. А они не в силах справиться с такой нагрузкой. Это ведет к усугублению кризиса на местах и дальнейшему снижению качества жизни граждан.

Мы настаиваем на том, что порочной практике принудительного выведения финансовых средств из экономики нужно положить конец. Она окончательно становится несовместимой с задачами, стоящими перед нами. И служит исключительно интересам внешних противников, которые 30 лет насаждали эту практику в нашей стране, а теперь развязали против нас открытую войну.

Из пояснительной записки к проекту следует, что в качестве источника пополнения бюджета правительство делает особую ставку на рост поступлений налогов на прибыль предприятий. Но в стране, которой необходима новая индустриализация, налоговую нагрузку нужно усиливать не на предприятия, а на крупных собственников, на олигархов. Пересмотр налогового законодательства, к которому мы постоянно призываем, должен прежде всего заключаться в отказе от плоской шкалы налогов на доходы физических лиц. В их принципиальном увеличении для богатых, снижении для граждан со средним достатком и в освобождении от налогов малоимущих.

Даже в условиях гибридной войны, развязанной Западом против России, «пятая колонна» не только сохраняет возможность неограниченного вывоза капиталов за рубеж, но и беспрецедентным образом активизировала этот процесс. Государство обязано решительно положить ему конец. Продолжать сегодня закрывать глаза на бесконтрольную утечку из страны многомиллиардных финансовых ресурсов – значит совершать преступление перед ней.

В основе системы, сформированной за постсоветские годы, лежало тотальное разгосударствление экономики, осуществленное с помощью криминальной приватизации.  Госсобственность, включая стратегически важнейшую, была распродана за бесценок. Сформировался паразитический, полностью оторванный от интересов страны олигархический класс. Колоссальные ресурсы, оказавшись в его руках, перестали работать на развитие России. И представленный нам проект бюджета – очевидное тому доказательство.

Настало время вырвать из рук олигархии наши национальные богатства. Аннулирование итогов грабительской приватизации, горькие плоды которой мы пожинаем, будет абсолютно законным в юридическом смысле. И полностью оправданным как морально, так и экономически.

                         

Ответ на вызовы — социализм

 

Советская история убедительно доказывает преимущества социалистических принципов управления и справедливого распределения национального богатства. И подтверждает обоснованность наших призывов взять эти принципы на вооружение сегодня. В то тревожное время, когда для выживания и успешного развития необходимы максимальная мобилизация всех ресурсов, новая индустриализация и решительный отказ от олигархического диктата.

Сейчас как никогда интересен и поучителен опыт Советского Союза, столетие со дня рождения которого мы отмечаем в этом году. В отличие от капиталистической России, СССР за первые 30 лет своего существования увеличил промышленное производство почти в 13 раз. В то время как США за те же три десятилетия нарастили его лишь вдвое, а Великобритания – на 60%.

Советская экономика позволила полностью победить безработицу и гарантировать каждому работу по специальности. Этому прямо способствовал стремительный рост числа новых предприятий. За одну лишь первую послевоенную пятилетку в Советской стране были введены в строй более 6000 промышленных и энергетических объектов.

СССР уверенно делил экономическое первенство с Соединенными Штатами. Темпы роста национального дохода в тот же период составляли там менее 3% в год, а у нас – более 4%.

Производство промышленной продукции в США росло менее чем на 3% ежегодно, а в Советском Союзе – более чем на 5%. Каждый четвертый научный работник в мире был советским гражданином.

По продолжительности жизни Советская страна опередила не только Соединенные Штаты, от которых в начале XX века отставала по этому показателю на 17 лет, но и такие государства как Франция, Бельгия, Финляндия.

В советскую эпоху, за исключением военного лихолетья, в России наблюдался постоянный и стремительный прирост населения. Если накануне Великой Отечественной в нынешних российских границах проживало 111 миллионов человек, то уже через 10 лет после Победы эта численность была восстановлена. А за следующие 35 лет население России выросло почти на 40 миллионов и в два с лишним раза превысило показатели первых лет XX века.

В наши дни неоспоримым доказательством преимуществ социализма служат выдающиеся достижения Китая. Открывшийся 16 октября в Пекине XX съезд КПК стал убедительным отчетом о политических и социально-экономических победах, удивляющих и восторгающих весь мир.

Сегодня, когда России брошен один из самых серьезных вызовов в ее истории, у нас есть все основания говорить: мы можем достойно ответить на любые угрозы, выстоять и победить, только проводя политику, основанную на социалистических принципах честного труда, равенства и справедливости.

Мы уже не раз убедительно доказали соответствие программы левопатриотических сил задаче преодоления кризиса и способность нашей команды не только предлагать эффективные решения, но и реализовывать их.

Когда страна оказалась перед лицом новых угроз, вызванных пандемией коронавируса, КПРФ обнародовала план оздоровления ситуации в медицинской сфере, содержащий перечень срочных мер, принятия которых мы потребовали от власти. Мы показали: с преступной «оптимизацией» в сфере охраны здоровья необходимо покончить раз и навсегда. Нужно срочно вынести вопрос об экстренных мерах в области демографии и медицины на обсуждение Госсовета и Совета безопасности. Принять национальную программу возрождения отечественного здравоохранения и экстренного восстановления независимой от импорта фармацевтической отрасли. Начинать нужно с принципиального увеличения финансирования медицинской сферы.

В сегодняшних условиях названные меры становятся еще более необходимыми.

Когда под влиянием пандемии начал обостряться социально-экономический кризис, мы предложили перечень первоочередных мер в сфере экономики и финансов. Если бы власть занялась их реализацией уже тогда, сегодняшние санкции оказались бы гораздо менее болезненными для России. Но теперь ситуация требует принятия еще более оперативных и всеобъемлющих решений, единственной убедительной основой для которых может стать наша социально-экономическая программа.

КПРФ разработала целый ряд программ по возрождению российского села и принципиальному повышению производительности агропромышленного комплекса. Важнейшие среди них – «Новая целина» и «Устойчивое развитие села». Финансово-экономический блок правительства стремится заблокировать их реализацию. Но сегодня медлить с ней попросту преступно.

Мы выступили с убедительной программой возрождения отечественной науки и образования. Власть попыталась ее замолчать. Но для категорически необходимого нам технологического прорыва, реальное осуществление которого является одним из ключевых условий спасения страны, теперь невозможно обойтись без осуществления наших требований, касающихся принципиального изменения государственной политики в образовательной и научной сфере.

Работающие в тесном сотрудничестве с нами народные предприятия в сегодняшних нелегких условиях демонстрируют самые внушительные экономические результаты. Показывают пример социальной справедливости и делом доказывают преимущества социалистических принципов хозяйствования. Власть не только отказывалась их поддерживать, но фактически способствовала давлению на эти предприятия и их талантливых руководителей, которое осуществлялось руками криминальных рейдеров и недобросовестных судей. Сегодня пришло время окончательно признать: такие предприятия должны стать локомотивом возрождения отечественной экономики. Их число необходимо приумножать. Их опыт нужно распространить на всю Россию.

Когда на нас обрушился град враждебных санкций, и Запад уже прямо заявил о том, что его цель – уничтожение российской экономики, а вместе с ней – и самой нашей страны, именно мы выступили с программой «Двадцать неотложных мер для преображения России». 

В ней четко прописан план национализации ключевых сфер экономики и банковской системы. Восстановления государственного планирования. Обеспечения продовольственной безопасности и защиты интересов отечественного агропрома. Содействия финансовой системы страны интересам экономического развития. Прекращения вывоза финансовых ресурсов за рубеж. Надежной защиты трудящихся от безработицы и обнищания. Удвоения прожиточного минимума и минимального размера оплаты труда. Возвращения к прежнему возрасту выхода на пенсию, действовавшему до «реформы» 2018 года.

И сегодня, встречая новые испытания, мы настаиваем: бюджетная политика государства, как и социально-экономический курс в целом, нуждаются в кардинальном пересмотре на основе социалистических преобразований и непреклонного стремления к победе и возрождению!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

«Коммунист» № 40 от 20 октября 2022 года

Ср Окт 19 , 2022
Скачать №40 Post Views: 603

Рубрики