Мобилизация экономики: Большой разворот от финансовых спекуляций к развитию промышленности

Бюджет государства — наиболее концентрированное, ясное и полное выражение его политики и действительных, а не только декларируемых приоритетов.

Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Представленный Госдуме проект федерального бюджета на 2023 год и на плановый период 2024 и 2025 годов составлен по принципу «от достигнутого». Он не предусматривает коренных изменений государственной политики и носит последовательно инерционный характер, игнорируя принципиально изменившуюся реальность.

В этом его основной и не поддающийся устранению порок: игнорирование изменившейся реальности, включая качественно новые потребности страны, не может оставаться содержанием государственной политики, в том числе в социально-экономической сфере.

На всем протяжении либеральных реформ, еще с горбачевской «перестройки», главным направлением государственной стратегии было всемерное поощрение спекуляций (с ваучерной приватизации — финансовых) за счет подавления и разрушения реального сектора.

Основой экономической и, шире, государственной модели, созданной за 35 лет отнюдь еще не прекращенного национального предательства, является разграбление советского наследства, превращение его в личные богатства и легализация последних в фешенебельных странах — в основном Запада.

Этот процесс не прост и не однороден. Так, дефолт 1998 года представляется, помимо конкретно-исторических и бюджетных обстоятельств, этапом, когда разграбление основной части материального советского наследия в целом было завершено, — и созданная машина разграбления провалилась в пустоту, столкнувшись с исчерпанием понятного ей «фронта работ».

Лишь в 2001 году Чубайс разработкой реформы РАО «ЕЭС» показал возможность и эффективность грабежа не примитивно материального, а организационного наследия Советской власти, а с 2005 года людоедской «монетизацией льгот» началось разграбление созданного ею социального капитала.

Сейчас созданная в начале 90-х модель «грабеж — вывоз — легализация» стала невозможной по объективным причинам: советское наследие в целом разграблено (и «естественная убыль», то есть вымирание населения в 2021 году более чем на 1 млн.чел., за 7 месяцев 2022 — на 400 тыс. свидетельствует о его прямой переработке в богатства новых олигархов), вывоз его за границу чреват потерей активов, а легализация становится невозможной даже в России в силу отрицания Западом нашего права на существование, — не говоря о праве собственности представителей «элиты отечественной сборки».

Таким образом, историческое время и возможности существования созданной на руинах Советского Союза экономической модели исчерпаны, и интересы даже простого выживания России требуют коренного преобразования самой государственности.

С экономической точки зрения функционировавшая даже при коронабесии и реаниминируемая и по сей день хозяйственная модель направлена на поощрение финансовых спекуляций за счет разрушения промышленности.

Проводники этой политики — финансово-экономический и социально-культурный секторы государства — либералы, служащие финансовым спекулянтам против промышленности, то есть против народа России.

Это системное предательство (вне зависимости от его осознанности) вознаграждается политическим руководством РФ, что опасно обостряет социально-политическую ситуацию.

Наиболее емкое выражение либеральной политики поощрения финансовых спекуляций подавлением промышленности — систематическое заимствование государством заведомо не нужных ему денег для дотирования (в виде процентных платежей по ненужному госдолгу) финансовых спекулянтов средствами бюджета, отвлекаемыми для этого от наиболее насущных задач.

Даже когда масштабные финансовые спекуляции стали невозможны из-за враждебности «совокупного Запада», управляющие социально-экономической политикой России либералы продолжают эту политику, фиксируя ее в бюджете-2023.

Поощрение финансовых спекуляций за счет разрушения реального сектора лишает Россию хозяйственной основы ее суверенитета и превращает ее как минимум в экономическую колонию развитых стран — как Запада, так и Востока.

Признак колонии нового времени прост: вывоз сырья и ввоз продукции его переработки с предоставлением новым метрополиям всех (и социальных, и сугубо коммерческих) выгод от производства на его основе добавленной стоимости. Об эффективности нового колониализма (и его убыточности для новых колоний) свидетельствуют аналитики Credit Suisse, показавшие, что из сырья, закупаемого у России на 20 млрд. евро, Германия производит конечной продукции на 2 трлн. евро, — производя добавленную стоимость с коэффициентом 1:100.

Колониальную суть России ярко выражает «налоговый маневр», проводимый в нефтяной промышленности с 2019, а в черной металлургии — с 2022 года. Его суть — перенос под прямым диктатом Запада фискальной нагрузки с экспорта сырья на внутреннее производство с подавлением последнего в интересах развитых стран и усугублением экономической колониальной зависимости России от ее глобальных конкурентов.

«Налоговый маневр» в нефтяной промышленности уже в 2019 году сделал убыточной всю нефтепререработку (в 2023 году бюджетные субсидии ей превысят 2,1 трлн.руб.) и уничтожил единственный НПЗ, не входивший в вертикально-интегрированные компании. При этом цены на бензин подскочили из-за увеличения налоговой нагрузки на его производство.

Схожие тенденции наблюдались при распространении «налогового маневра» на черную металлургию, в ходе которого сверхдоходы металлургических олигархов от улучшения внешней конъюнктуры начали по команде этих же олигархов (что признал Министр финансов Силуанов) изымать в бюджет из карманов граждан России и предпринимателей, работающих на внутреннем рынке.

В условиях войны «совокупным Западом», до сих пор отрицаемую политикой отечественной бюрократии, условием даже не развития, а выживания России является мобилизация экономики:

  1. Разворот всей хозяйственной политики с поощрения финансовых спекуляций за счет ликвидации реального сектора и блокирования развития высоких технологий на 180 градусов: на всемерное развитие реального сектора и высоких технологий при блокировании финансовых спекуляций.
  2. Разворот от политики поощрения вывоза сырья за счет подавления его переработки в стране на 180 градусов: к политике всемерного ограничения вывоза сырья, сведения его к необходимому для ввоза недостающего оборудования и продукции потребления минимуму при всемерном поощрении его внутренней переработки и увеличения таким образом добавленной стоимости.
  3. Разворот социальной политики от вымаривания населения ради паразитирующих на социальной сфере олигархов к обеспечению реального права на жизнь (в виде гарантии прожиточного минимума) с последующим неуклонным повышением гарантируемых государством социальных стандартов для расширения внутреннего рынка как надежного фундамента для расширения производства добавленной стоимости.

Даже начало такой мобилизации экономики качественно изменит социокультурную динамику, развернет общество от деградации к прогрессу и в условиях глобального кризиса и общей деградации вновь превратит Россию в центр притяжения для человечества, демонстрирующий ему пример гуманного и честного прогресса, являющего зримый, понятный и доступный всем образ желаемого будущего.

Мобилизация экономики — переориентация ее с разграбления советского наследства на созидание в интересах всего народа — превратит Россию в лидера человечества и сделает ее центром притяжения как людей, так и свободных капиталов всего мира, единственным местом, где можно надежно и относительно быстро получить значимую прибыль.

Помимо прочего, мобилизация экономики в силу мгновенного и качественного повышения мощи тыла сделает ненужной дальнейшее расширение мобилизации граждан в армию.

svpressa.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Сергей Обухов про неравнобедренный треугольник «деньги-пенсии-бюджет» и сокращение доходов у подавляющего большинства россиян

Вт Окт 25 , 2022
Депутат Госдумы от фракции КПРФ Сергей Обухов в своём телеграм-канале  прокомментировал главные темы политической повестки дня. Post Views: 166

Рубрики