«Переизбыток офицерских кадров»: как разрушали высшее военное образование России

Хроники сокращения.

Екатерининский дворец в Лефортово, бывшая бронетанковая академия. Теперь всего лишь объект культурного наследия. Источник: wikipedia.ru
Первые военные вузы пошли под нож в 1992 году – это были Ленинградское высшее военно-политическое училище противовоздушной обороны и Хабаровское высшее военное строительное командное училище. Если на базе второго создали пограничный институт ФСБ, который здравствует до сих пор, то на место первого перевели командное училище радиоэлектроники ПВО из Вильнюса, впоследствии благополучно закрытое в 2010 году.

К концу девяностых было сокращено или перепрофилировано не менее двадцати пяти военных училищ. При этом, надо отдать должное, у «реформаторов» были убедительные доводы в пользу сокращения военного образования. Прежде всего, офицеры в таком количестве оказались не нужны. В советской армии было 5 миллионов человек личного состава, офицерский корпус для которой готовился 166-ю военными вузами. Управленцы посчитали, что пятикратное сокращение армии потребует масштабной реформы военного образования, читай, сокращения или перепрофилирования.

Только вот стоит помнить – немалая часть военных училищ с развалом СССР никакого отношения к России вообще не имела. Проще говоря, распавшаяся на отдельные государства страна сама себя оптимизировала в плане военного образования. К примеру, только на Украине остались уникальные Военная академия войсковой ПВО, военные училища в Полтаве и Киеве.

Особое впечатление на экономных стратегов из Министерства обороны произвели двести выпускников летных училищ, которые вынуждены были в середине 90-х уволиться из армии в первый же год службы. Якобы из-за отсутствия штатных должностей. Не учли стратеги многомесячные задержки заработной платы, тотальную нехватку горючего и общую атмосферу развала армии. Может, именно поэтому уволились молодые лейтенанты?

Второй причиной, почему военное образование требовало серьезной реорганизации, стала высокая изношенность основных фондов. Последствия перестройки выявились во всей красе. По данным МО, к началу 2000-х годов учебное оборудование и прочая инфраструктура не обновлялись двадцать-тридцать лет. О переоснащении и речи быть не могло – финансирование армии тогда было не в моде, поэтому всем показалось очень логичным просто распустить училища.

Наверное, не совсем корректно проводить параллели, но в 2022 году, спустя семь месяцев спецоперации на Украине, Министерство обороны вынуждено мобилизовать офицерский состав вплоть до полковников. Стоит ли это рассматривать как эхо «оптимизации» военных училищ девяностых-двухтысячных? Вопрос, конечно, риторический и дискуссионный одновременно.

Еще одними из причин для сокращения числа военных училищ стали несовершенство законодательства и падение престижа профессии. Так случилось, что четыре года военного училища приравнивались к двум годам срочной службы. Для определенной части военнообязанных это было вполне удобной перспективой – как ни крути, но временным курсантом быть гораздо комфортнее, чем солдатом или сержантом. После четырех лет службы военные училища теряли до 40 процентов слушателей – такое, в частности, случилось в Оренбургском зенитно-ракетном командном училище.

В причины для закрытия большинства военных училищ записывали также низкую успеваемость и физическую подготовку курсантов, слабый преподавательский состав и прочие придирки, связанные, прежде всего, с нежеланием финансировать военную отрасль.

В итоге мы видим следующую картину. Если до 1991 года Министерство обороны выпускало ежегодно до 60 тыс. офицеров из 166 военных вузов, то уже к 2007 году число учебных заведений сократилось до 68, а к 2012 году – до 45.

Академии не нужны

Оцените словоблудие военного министерства того времени, объясняющее необходимость закрытия части военных училищ:

«экономически необоснованный и избыточно затратный механизм реализации неоптимальной структуры образовательных программ подготовки офицеров неоптимальной сетью военных вузов».

Под сокращение попали не только училища, но и военные академии. Среди прочих, потеряли самостоятельность и растворились в ВУНЦ «Общевойсковая академия» Военная инженерная академия и Военная академия РХБЗ. Под крыло этого же учебного заведения в 1998 году присоединили уникальнейшую Краснознамённую академию бронетанковых войск имени Маршала Советского Союза Р. Я. Малиновского. Академия просуществовала с 1932 года и тихо скончалась на рубеже веков.

Мировое поветрие недооценки танков на поле боя стало одной из причин купирования прославленной академии. Стоит отдельно указать, что каждое училище и тем более академия – это еще и научно-исследовательский институт, ведущий серьезные прикладные и фундаментальные работы в военной области. С реорганизацией учебные заведения теряли как уникальную испытательную базу, так и профессорско-преподавательский состав. Кого на пенсию, а кого и на улицу.

По самым скромным подсчетам, для восстановления системы обучения офицеров-танкистов на прежнем академическом уровне потребуется не менее 10 лет. Еще столько же времени необходимо для восстановления научных школ и взращивания профессорско-преподавательского состава.

Наверное, напишу крамольную мысль, но если бы бронетанковую академию не растворили в Общевойсковой, танки на Украине не закрывали бы от Javelin решетками на башнях.

Аналогичная ситуация с расформированными в 2010 году военно-медицинскими институтами в Томске, Саратове и Самаре. Правило простое – чем меньше специалистов лоббируют продвижение того или иного решения (к примеру, современной аптечки для военнослужащего), тем меньше вероятность его появления на фронте.


Вместо нескольких специализированных академий МО РФ, теперь одна – Военный учебно-научный центр Сухопутных войск «Общевойсковая орденов Ленина и Октябрьской Революции, Краснознамённая, ордена Суворова академия Вооружённых Сил РФ». Источник: wikipedia.ru

Если бронетанковую академию не удалось ни отстоять, ни восстановить, то Военной академии воздушно-космической обороны им. Г. К. Жукова повезло больше. Господин Сердюков этому учебному заведению, готовившему офицеров ПВО оперативного звена, в 2012 году подписал приговор. Единственная в своем роде академия должна была присоединиться к академии ВВС им. Можайского, то есть раствориться почти без следа. Вернуть к жизни ВУЗ удалось только после отставки Сердюкова специальным распоряжением Шойгу от 2013 года.

Одним из новшеств системы военного образования стал переход с двухгодичного обучения офицеров оперативно-тактических специальностей на десятимесячные курсы.

Это, вероятнее всего, уместно в военное время, но не для 2000-х годов. Техника и боевое искусство требует больше времени для освоения. Словно не понимая этого, в 1996 году в большинстве военных академий сократили срок учебы с трех лет до двух. Случались и совершенно поразительные казусы, если не сказать покрепче.

Так, в 2010 году во все военные вузы России не производили набор курантов. Почему? По мнению заместителя начальника управления кадров Минобороны Фральцовой, это обусловлено «переизбытком офицерских кадров и нехваткой соответствующих должностей в вооруженных силах». А теперь посчитайте, насколько это критично сказалось на сменяемости высшего командного состава спустя всего десять-двенадцать лет.

В 2018 году пришла еще одна новость – Минобороны решило ускоренно выпустить общевойсковых командиров. Теперь пехотным лейтенантом можно стать за четыре года.

Подводя итоги, можно сказать, что далеко не обо всех ликвидациях военных вузов стоит вспоминать с сожалением. Например, упоминаемое Ленинградское высшее военно-политическое училище ПВО должно было уйти на пенсию в связи с разрушением самого института КПСС. Но вот тотальная ликвидация военно-строительных училищ, безусловно, является ошибкой. Спецстрою оказались не нужны специалисты? Особенно сейчас, когда в экстренном режиме необходимо восстанавливать разрушенное хозяйство четырех новых регионов России. Государство лишилось не менее четырех профильных училищ.

В списке сокращенных училищ два танковых – в Челябинске и Благовещенске. Оказалось, что в будущих сетецентрических войнах, которые так рьяно продвигал Генштаб, артиллерия не будет столь значимой. Пожалуйста, уничтожены артиллерийские училища в Туле, Казани, Санкт-Петербурге, Коломне и Екатеринбурге. О том, насколько важна артиллерия и особенно подготовка военных кадров, спецоперация показала во всей красе.

Досталось и военной авиации. Аналитики Минобороны посчитали, что лишними будут военные авиационные училища различного профиля в Кургане, Ставрополе, Барнауле, Ейске, Волгограде, Оренбурге, Тамбове, Уфе, Иркутске, Тамбове, Ачинске, Кирове, Калининграде, Краснодаре, Лебяжьем и Перми. Надеюсь, в корпусах этих училищ можно хотя бы резервистов размещать.

Кстати, о частичной мобилизации.

Вы будете смеяться, но в 2011 году в Саратове упразднили за ненадобностью Военный институт повышения квалификации специалистов мобилизационных органов. Создали его не просто так сразу после Великой Отечественной войны, так как отлично понимали всю сложность и важность оперативной мобилизации резерва. Институт готовил офицеров по десяти специальностям на пяти кафедрах. Оказался не нужен.

Автор:
Евгений Федоров

topwar.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Газета "Правда" о мобилизации за свой счет

Чт Окт 13 , 2022
Минувшие выходные. Районный центр в одной из соседних со столичным регионом областей. Городок с населением когда-то под одиннадцать тысяч человек, а сейчас уже — меньше восьми. Во всём же районе наберётся теперь едва за двадцать тысяч, а было — более тридцати. Производства убили почти все. Бедность. А на улицах городка […]

Рубрики