И.М. Братищев: «Нациофашистская агрессия США и их сателлитов против России на территории Украины: цели, ход и необходимый исход»

 События на Украине побуждают обратиться к анализу такого непростого феномена, каким является «нациофашизм» с тем, чтобы раскрыть его существенные черты и содержание.

И.М. Братищев, первый заместитель Председателя ЦС РУСО, д. э. н., профессор, академик РАЕН.
2022-11-02 12:41

 Нельзя при этом не обратить внимание на этимологию (происхождение) этого и других понятий, тесно с ним связанных, ибо как утверждал философ Декарт: «Определяйте значение слов и вы избавите человечество от половины его заблуждений».

Нациофашизм: исторические корни, признаки

Слово «нация» (лат. nation-племя, народ) полисемантическое понятие, используемое для характеристики крупных социокультурных общностей. При всей его многомерности оно означает исторически сложившуюся устойчивую общность людей, возникшую на основе общности языка, месторазвития (территории), экономической жизни и психологического склада, проявляющегося в общности культуры. Многосложность данного понятия вызвало множество его определений и толкований, но, пожалуй, наиболее точную его дефиницию дал И. В. Сталин в работе «Марксизм и национальный вопрос», в которой он полемизирует с австрийскими социал-демократами и бундовцами – представителями оппортунистической партии, созданной в начале XX века в Литве, Польше и России.

В западной философии определенное влияние на современное толкование феномена «нация» оказали работы К. Дойна «Национализм и социальные коммуникации» (1996), Э. Геллнера «Нация и национализм» (1983), Б. Андерсона «Воображаемое сообщество» (1991) и Э. Смита «Происхождение нации» (1989). В них содержатся функциональные определения нации как группы, в пределах которой осуществляются коммуникации людей более высокого уровня, нежели за пределами группы. Утверждается, например, что нация — есть результат потребности людей в культурной гомогенности, то есть однородности. Более того делается заключение, что современные нации — это искусственно создаваемые «воображаемые сообщества», в основе которых лежит феномен так называемого «печатного капитализма» или иначе капитализма, описываемого в газетах, журналах, книгах. Они тесно связаны с «этниями» — доиндустриальными обществами, а все разнообразие последних можно свести к двум типам: аристократическому и народному. Первые якобы создаются путем бюрократической инкорпорации низших социальных групп в рамках одного государства, а определяющую роль в формировании вторых (народных «этний») играет интеллигенция, которая якобы борется за сохранение этнических традиций.

Понятно, что в этих своих наукообразных рассуждениях, впрочем, как и во многих других умозаключениях на эту тему, западные идеологи остаются верными исполнителями своей буржуазно-охранительной функции. Они тщательно стараются обойти вниманием вопрос о том, что нация как форма общности людей складывается исторически и, что возникновению этой формы предшествуют другие, такие как род, племя и народность. Они не желают взять в толк, что нация не является их прямым и обязательным продолжением, поскольку создание национальных связей в рамках рода, племени и народности было ничем иным как формированием связей буржуазных. Это блестяще доказали К. Маркс, Ф. Энгельс и В. И. Ленин.

Действительно главные признаки нации — общность экономических связей, территории, языка. Именно на этой основе возникает общность духовной жизни людей, их национальный психотип, характер, культура, сознание и традиции. Но эти признаки и эта общность по-разному проявляются в различных социально-экономических условиях — либо в форме господства и подчинения, либо в форме товарищества, сотрудничества и взаимопомощи.

И надо ли удивляться тому, что именно буржуазное общество породило расизм, обосновывая его расово-антропологической теорией, ставшей разновидностью биологического направления в социологии второй половины ХIХ, начале ХХ веков и утверждающей неравноценность рас (групп человечества), даже объединенных общностью происхождения и наследственных физических признаков (цветом кожи и волос, формой головы и т.п.). Отсюда до нациофашизма как соединение национализма (нацизма) и  идеологии фашизма остается один шаг и он — этот шаг был сделан. Вначале на практике посредством захватнической колониальной деятельности, а затем посредством теоретического обоснования необходимости господства «высших», «полноценных» рас над низшими, «неполноценными», либо разворачивания целого движения типа «жизнь черных имеет значение», а теперь уже и «жизнь белых имеет значение».

Считается, что основателем расово-антропологической школы был французский социолог Ж. Гобино (1853-1995), попытавшийся обосновать необходимость элиты, господствующей в обществе и выдвинувшей первую в мировой науке расистскую концепцию. Согласно последней движущей силой развития народов и общества является неравенство людей, связанное расовыми различиями (см. книгу Ж. Гобино «О неравенстве человека и рас»). По мнению этого социолога, наиболее способной к культурному развитию является белая раса и, главным образом, ее германская ветвь. Ему вторит другой известный представитель расово-антропологической школы английский философ Х. Чемберлен, призвавший в своих работах к возрождению «арийского духа» и ставший одним из предтечей идеологии немецкого фашизма.

Исследуя западную научную литературу по данной проблематике, можно выделить следующие общие черты и направления расизма, придавшего нациофашизму гитлеровской Германии своеобразный колорит и принявшего после Второй мировой войны отвратительную форму маккартизма (США):

•             представление о том, что культура и социальная жизнь – это, в первую очередь, результат воздействия расово-антропологических, а не сословно-классовых факторов;

•             отрицание существования равенства рас как в антропологическом, так и социально-экономическом смыслах;

•             интерпретация общественного развития и социального поведения людей в понятиях биологической наследственности и расовой борьбы;

•             оценка смешения рас как недопустимого, более того, негативного явления, мешающего социальному и культурному развитию общества;

•             утверждение физической и психологической неполноценности некоторых человеческих рас, что придает объективный характер разделению людей на представителей полноценных и неполноценных рас.

Сегодня нацисты (троцкисты, либералы и неоконсерваторы) США, западно- и центрально-Европейских государств прикрывают традиционный расизм новыми концепциями: постиндустриализмом, политкорректностью и трансгуманизмом. Если же и они оказываются не элективными в деле манипулирования общественным сознанием и переформатирования общества, то развязывается война, открыто используемая в своих целях нациофашистами. При этом не важно в какой форме они выступают. Важно другое — война за сохранение господства американцев и их сателлитов на планете должна вестись на чужой территории и желательно чужими руками, любыми, в том числе террористическими, методами.

Как правило, бенефициарами войны становятся ТНК (преимущественно американские). Отсюда нациофашизм — это продукт их деятельности, неизбежно порождающей межнациональные антогонизмы, расовую дискриминацию. Самому же коллективному Западу- этому сложному социобиологическому и одновременно формационно — цивилизованному образованию, война всегда необходима, чтобы удерживаться в более или менее равновесном состоянии.

Думается, отнюдь не случайно едва закончилась Вторая мировая война, будущий директор ЦРУ Аллен Даллес призвал на службу Соединенным Штатам главу разведки третьего рейха на Восточном Фронте Рейхарда Гемма, а один из разработчиков плана «Барбаросса» Адольф Хойзингер в 1961 году был назначен председателем Военного комитета НАТО. И хотя в самих Соединенных Штатах у власти во многих локальных американских войнах конца прошлого столетия и начала ХХI века откровенных фашистов не было, в каждом из десятков переворотов и сотнях насильственных актов за рубежом Соединенные Штаты и их английские партнеры всегда опирались на нациофашистских ультраправых радикалов, недобитых нациков и их последователей (это касается и бандеро-фашистского переворота, совершенного в 2014 году на Украине.) Последних они активно используют для борьбы с настоящими левыми, а не теми, которыми объявляют себя американские либерал-демократы. В самих же Штатах продолжают орудовать вооруженные радикалы, национальные подразделения, ку-клукс-клан, религиозные фанатики-террористы, расисты и экстремисты.

И тем не менее, сегодняшний буржуазный Запад заметно слабее, чем в прошлом, перспективы его доминирования не просматриваются. Однако в условиях формирования новой формационно-цивилизационной конфигурации мира нациофашизм становится гораздо более опасным, готовым пойти ва-банк, поскольку утрата доминирования означает для Запада – месторазвития нациофашизма, потерю всего, что было нажито за столетия колониального мирового господства. Получить выгоду в виде материальных ресурсов и жизненно важных территорий любой ценой даже посредством развязывания мировой войны — задача, от которой Запад никогда не откажется. Эту задачу США и их натовские сателлиты пытаются решать, развязав полномасштабную войну против России и Русского мира на территории Украины, в расчете победить и продолжить агрессию, но уже против КНР.

В процессе подготовки и ходе этой войны активно используется украинская диаспора в США и Канаде, состоящая из коллаборационистов, перемещенных лиц и их потомков, составляющих активное проукраинское (пробандеровское) лобби. На самой же Украине с начала 1990-х годов (возможно раньше) Штаты открыто пестовали националистов и щедро стимулировали радикалов — недобитых в свое время бандеровцев и их потомков, направляя их против России.

Философия нациофашизма и его современные проявления.

Не разобравшись с понятием нациофашизма, не раскрыв глубинных основ, определяющих его философию и идеологию, то есть систему взглядов и идей, определяющих мировоззренческие основы этого отвратительного явления, а по сути дела, «сатанизма — борьбы тьмы со светом» ( В. В. Путин), нельзя выделить главное направление борьбы с ним, но можно только утонуть в деталях. Это архиважно, поскольку, если раньше Россию пытались завоевать, разделив нашу территорию, то теперь поставлена задача (и это надо осознать всем соотечественникам) полностью искоренить русский язык, уничтожить русскую культуру, русские традиции, нашу дружбу, наши исторические корни и связи. Уничтожить всех, кого русские за более, чем тысячу лет собрали под своим знамена, не порушив ни одной веры, ни одного языка, не унизив ни одной культуры, не придав забвению ни одной традиции. Поэтому сегодня сплочение Русского мира — это защита всех 190 народов и народностей России.

На какие же наиболее важные аспекты феномена «нациофашизм» следует обратить внимание в первую очередь?

Думается, если следовать от анализа генезиса этого явления до его становления и развития,  таких аспектов можно выделить шесть:

Во-первых, интеллектуально-эстетическая традиция нациофашизма (в основном немецкого) в своих исходных основаниях (т.е. в генезисе) представляет собой закономерный результат западной метафизики (от греч. meta ta physika – после физики), считающей, что «все сущее» имеет природное происхождение. Многие западные философы (по крайней мере, от Платона до Гегеля) предполагали предельным выражением метафизики «волю к власти» над природой с ее многомерной совокупностью ритуалов и процедур обретения органичного единства собственного так называемого «здесь бытия» (Dasein – «чистого присутствия») индивида с исторической судьбой народа и с коллективистской трансформацией этого «здесь бытия» в реальное бытие.

Так, немецкий философ Хайдеггер (1889-1976) отождествлял внешнее политическое добро (а, следовательно, и фашизм) с образом идеально организованного общества, объединенного национально-культурными связями. Предтечами подобного национал-эстетизма были, как известно, Шиллер (1759-1805) – немецкий поэт, философ и просветитель с его «идефикс» эстетического образования, а также Ницше (1844-1900) с его тезисом, что «бытие и мир оправданы в вечности» только «как эстетический (т.е. чувственный – И.Б.) феномен».

По мнению же Хайдеггера, существует глубинная связь нацизма с эстетической идеологией. Короче говоря, по Хайдеггеру немецкий национальный дух по определению обречен на национальный психоз как душевное свойство, определяющее деятельность людей в их ощущениях, восприятии, мышлении и т.п. Именно это шизофреническое состояние привело к тому, что Хайдеггер назвал Уничтожением Германии, ее разделу, т.е. к осуществлению жесткой необходимости, внутренне присущей, как он считал, всей западной истории.

Во-вторых, нациофашизм – это особый тип общественного и государственного устройства, противостоящий конституционно-плюралистической демократии. В Европе XX века – это режим Салазара (Португалия), Франко (Испания), Муссолини (Италия), Гитлера (Германия), а до и после Второй мировой войны военной диктатуры в Греции (1935 и 1967 гг.). В Восточной Азии – это милитаристская Япония (собственно и развязавшая в 1931 году мировую бойню). В Южной Америке это Чили, где в 1973 году власть захватила военная хунта во главе с генералом Пиночетом. Элементы фашизма имели место в некоторых странах Африканского континента (в форме, например, апартеида (раздельного проживания коренного населения – негров и белых) в Южной Африке.

Не могу не отметить, что в рамках фашистского социально-политического режима, как правило, отрицается принцип многопартийности, а правящая партия или группа, насильственно захватившая власть, отождествляет себя со всем государством и открыто проводит антидемократическую политику. Но есть и нюансы. Так, в Португалии имел место полный отказ от народного представительства в форме парламентаризма. Вместе с тем была сохранена автономия различных социальных групп от государства, что предполагало вмешательство государства в их экономическую деятельность (что характерно для либерализма). Итальянский фашизм, пришедший к власти в 1922 году, опирался на буржуазную государственную партию, а правительство наделил неограниченной властью при сохранении традиционных для этой страны общественных структур. В 1935-36 гг. фашистская Италия захватила Эфиопию, в 1939 г. Албанию, вместе с фашистской Германией участвовала в интервенции против республиканской Испании (1936-1939 гг.), заключив военный союз с гитлеровской Германией (1940 г.) вступила 22 июня 1941 г. в войну против СССР.

Что касается гитлеровской Германии, то несущей конструкцией фашизма здесь стало не столько государство (хотя и оно тоже), сколько идеал расового превосходства.

Идею расизма выдвинул в XIX веке французский социолог Н. Гобино (кн. «О неравенстве человеческих рас»). В ее основу было положено заключение о неравенстве (физическом и психическом) человеческих рас и о решающем влиянии расовых различий на историю и культуру общества. Из этого был сделан вывод об изначальном разделении людей на высшие и низшие расы. Первые создали цивилизацию, а вторые не способны к созданию и даже усвоению высокой культуры и потому обречены на эксплуатацию. В последствии расизм переплелся с социальным дарвинизмом, мальтузианством, евгеникой и стал официальной идеологией фашизма. В современном капиталистическом мире наблюдаются попытки забыть как страшный сон расовую дискриминацию, сегрегацию, апартеид и геноцид.

Выше я сказал о милитаристской Японии. С формальной точки зрения Японию 30-х-40-х годов прошлого века не совсем корректно относить к государствам фашистского типа. Но это лишь формально. Именно эту страну следует считать зачинщиком Второй Мировой войны. Именно она в 1931 г. оккупировала Маньчжурию, а в 1937 г. начала войну за захват всего Китая (по некоторым оценкам в ней было уничтожено около 100 млн. человек). В 1939 г. Япония устроила провокации на советской и монгольской границах (бои у озера Хасан в 1938 г. и у реки Халхин-Гол в 1939 г.). А затем, став союзником фашистских Германии и Италии, она оккупировала многие азиатские страны, но с 1943 г. стала стремительно терять захваченные территории.

В-третьих, и это главное, нациофашизм – это идеология, теория и практика правоэкстремистского буржуазного политического движения, порожденного именно ГМК.

Для ГМК, возникшего в 20-х годах прошлого века, характерно соединение силы капиталистических монополий (сейчас это ТНК) с силой буржуазного государства. Этот альянс имеет вполне определенные цели:

• сохранить буржуазный строй (в его инклюзивной, т.е. совместной, форме);

• дать возможность монополиям и дальше обогащаться;

• подавлять любые антикапиталистические проявления в самих капиталистических странах, а также национально-освободительные движения в других странах;

• приспосабливать капитализм к постоянно изменяющимся условиям мирового развития (был капитализм народным, затем всеобщего благоденствия, социальным, теперь он уже инклюзивный);

• смягчать конфликт между количественно и качественно изменяющимися производительными силами и капиталистическими производственными отношениями.

Основными внешними формами проявления сущности фашизма (мы знаем, что «форма существенна, сущность формирована») являются: а) антидемократизм; б) воинствующий антимарксизм и антиленининзм; в) расизм и расовое превосходство; г) шовинизм, т.е. стремление к реваншу; д) культ тоталитаризма в государственном устройстве; е) мистический вождизм; ж) социальное насилие; з) концепция нации как вечной и высшей реальности, основанной на обширности крови; и) оправдание геноцида «низших» народов и рас и готовность к их порабощению.

Социальная основа фашизма – маргинальные (от лат. marginalis – находящийся на краю), деклассированные слои общества.

В-четвертых, нациофашизм – это всегда экспансия (от лат. expansio – распространение). Расширение сферы его господства как неэкономическими методами (вооруженный захват чужих территорий, дипломатическое давление, лишение народов политической независимости и т.д.), так и методами экономическими (тем, что называют сейчас санкциями) – это «питательный бульон» фашизма.

В-пятых, нациофашизму имманентно присуща мимикрия, т.е. смена своего окраса или своей внешней оболочки. Так было, когда капитализм скрылся под оболочкой империализма, империализм – под оболочкой ГМК, ГМК – под оболочкой глобализма. Глобализм же в наши дни пытается скрыться под оболочкой инклюзивности (от франц. inclusit – включающий в себя), стать всеобщим и единственным. Отсюда растут ноги цифровой экономики, «цифрового Освенцима» и много чего еще.

Буржуазия (сейчас в лице США и его сателлитов) продолжает мыслить категориями глобального господства, а фашизм в ее руках продолжает оставаться инструментом достижения этого господства.

Наконец, в-шестых, современный нациофашизм принял формы постиндустриализма, политкорректности, и трансгуманизма и даже постчеловечества. Он призван атомизировать общество и расчеловечить человека. Зачем? Чтобы сплоченная группа мирового нациофашизма (точнее «золотого миллиарда») управляла миром.

Война против России на территории Украины: методы, задачи

Милитаристы США, замышляя войну с Большой Россией (Советским Союзом), а затем с ней же, но в несколько усеченном виде, изначально рассчитывали на ее окончательное уничтожение при любом общественно-экономическом устройстве. Сомнений на этот счет быть не может. Не считаясь с расходами (тем более, что оплачиваются они всегда пустыми бумажками — долларами), янки всегда действуют изощренно, коварно и нахраписто. Основой их политики как раньше, так и в XXI веке, было выявление специфики вероятного противника. При этом используются следующие методы:

•             изучение и оценка конкретной (текущей) ситуации в стране, на которую предполагается напасть;

•             исследование общих основ (социально-экономических, культурологических и даже психофизиологических) единения народов, населяющих эту страну;

•             отбор и воспитание в среде противника носителей западных ценностей (в России это делается посредством развязывания русофобства и антисоветизма), способных к действиям антигосударственной направленности;

•             согласование внешней политики западных стран и направление ее на развитие дезинтеграционных процессов в чужой стране посредством фальсификации истории, подмены исторических фактов различными мифологемами и откровенной ложью;

•             удар по языку (в частности, замена кириллицы латиницей в бывших республиках СССР, ставших самостоятельными государствами);

•             выработка у противника двумерного мышления (к примеру, Россия — это плохо, США (Европа)- хорошо), направленного на принятие у него западноориентированных реформ.

Возникает вопрос: является ли этот процесс управляемым? Безусловно. Им управляли и управляют силы, которые условно называют «мировым правительством», и уделяющим особое внимание (по понятным причинам) странам «славянского треугольника»: Белоруссии-России-Украины, но прежде всего России. Свое деструктивное на них воздействие они усиливают на всех фронтах — экономическом и политическом, психологическом и информационном, культурном и историческом, стремясь реализовать следующие задачи:

•             во-первых, достичь открытого, юридически закрепленного, точнее закрепленного по западным «правилам» выстраивания мира по «ранжиру подчинения» посредством различного рода идеологических и политических манипуляций, шантажа, угроз и прямой военной агрессии (надо ли говорить, что славянские, ближневосточные, африканские, средне- и центрально-азиатские страны должны замыкать эту шеренгу?)

•             во-вторых, установить контроль над мир — системой и мировыми источниками энергоресурсами, подчинить себе всю экономику планеты;

•             в-третьих, вывести из тени «глубинное правительство» и создать открытую структуру наднационального диктата власти;

•             в-четвертых, наладить жесткий контроль над информационными потоками и навязать миру свою систему социокультурных ценностей и под предлогом борьбы с терроризмом подавлять любое проявление инакомыслия;

•             в-пятых, воспрепятствовать геополитическому и национальному возрождению постсоветского региона путем постоянной дестабилизации обстановки в нем (это на случай, если не поможет война на территории Украины);

•             в-шестых, полностью заблокировать Россию, КНР и Индию, если не удастся разрушить их поодиночке как силы, не поддающиеся «мировому правительству», способную противостоять его планам, и как стержень, базу единения всего прогрессивного человечества.

И не важно, что попытка глобализаторов напоминает «попытку с негодными средствами». Важно другое, что она «имеет место быть», поскольку сверхобщество, коим Запад себя разумеет, испокон веков придерживалась стратегии покорения человечества, реализуемой, то в форме «крестовых походов», то в чисто колониально-захватническом стиле, то посредством мировых войн, то как сейчас, в виде «войны в средней зоне», то есть войны на чужой территории и руками аборигенов.

Сущность западнизации всегда состояла и состоит в навязывании незападным народам и странам своего социального строя, своей экономики, например, «рыночной» (И.В. Сталин давным-давно сделал вывод, что «рынок-первая школа, где буржуазия учится национализму»), своей политической системы, идеологии, культуры и образа жизни.

Мы свободны, богаты и счастливы, живем в цветущем саду, а вы в джунглях — так или иначе внушает западная пропаганда западнизируемым народам — мы хотим помочь вам стать такими же свободными, богатыми и счастливыми, как мы. Но для этого вы должны сделать у себя, в своих странах, то, что мы вам посоветуем. Это на словах. А на деле западнизация имеет реальной целью довести жертвы до такого состояния, чтобы они потеряли способность к самостоятельному (самодостаточному) существованию и развитию, включить их в сферу влияния и эксплуатации, присоединить их к западному миру не в роли равноправных партнеров, а в роли периферии (в лучшем случае полупиреферии, какой пока и остается современная Россия).

Аналитики связывают начало холодной войны США с Советским Союзом (Большой Россией) и в целом с русской цивилизацией с принятием директивы СМБ №20/1 от 18 августа 1948 года. Тогда на Западе считали, что наша послевоенная страна не справится с экономическими и научно-техническими проблемами. Однако Советское государство не без труда, но успешно преодолело так называемый компенсационный период. Это сильно испугало бывших участников антигитлеровской коалиции и Запад стал искать способы «сокрушения коммунизма», продолжив Вторую мировую войну, но уже в форме обременительной и затратной «холодной» войны, ведущейся посредством гонки вооружений и психологического воздействия на мозги наших людей.

В 1950-м году психологи Гарвардского университета разработали и предложили президенту США так называемый «Гарвардский проект». В нем предлагалось нанести основной удар по сознанию и психике советских людей, воздействуя на основные сферы их жизнедеятельности: уровень жизни населения и возможности эмиграции из Советского Союза. Одновременно предлагалось обрабатывать людей СМИ, демонстрацией лучших сторон жизни в буржуазных странах, вербовкой «агентов влияния», изменников и перебежчиков, формированием «пятой колонны». Ставилась цель: вытравить из людей национальное самосознание, патриотизм, трудовую этику.

К 80-м годам Гарвардский проект приобрел еще более конкретное содержание и был разбит на три этапа: 1) «Перестройка» (1985-1990); 2) «Реформа» (1990-1995); 3) «Завершение» (1996-2000).

На третьем этапе планировалось решать следующие задачи:

•             ликвидация Советской Армии (эта задача была решена, но несколько позже — к концу первого десятилетия ХХI века);

•             ликвидация в России советского государства в форме народовластия (эта задача также решена);

•             ликвидация общественной и государственной собственности и повсеместное распространение частной и частнокапиталистической собственности;

•             превращение земли в товар;

•             внедрение акционерных форм предприятий и корпоративных форм управления;

•             возведение в абсолют свободного перемещения товаров, капиталов и денег и выдворение государства из экономики;

•             вытравление из памяти правды о правах граждан при социализме (право на бесплатное образование, здравоохранение, обеспечение жильем и т.д.);

•             внедрение в сознание россиян жестких атрибутов буржуазного общества и товарно-денежного сознания;

•             формирование из российских граждан «грамотных-потребителей».

Надо ли говорить, что многое из намеченного Гарвардским проектом внедрялось стараниями отечественных либералов под руководством их западных наставников. В результате динамичных и часто разнонаправленных «реформ» в государственном устройстве, армии, науке, образовании, культуре во многом была подорвана общая идентичность наших народов; их солидарность и братство (одновременно незалежная Украина была оторвана от имеющих с ней один русский корень России и Белоруссии).

И вряд ли во всем этом стоит видеть только внешнее влияние, преувеличивая тем самым роль Гарвардского проекта или Вашингтонской консенсуса. К большому сожалению, внутри трех наших стран в результате разрушения Советского Союза сложилась разная объективная политическая и экономическая реальность, подтолкнувшая к расколу. В них сформировалась (точнее сказать, возродилась) категория западников в виде воинственных, жестких, неспокойных — пассионарных либералов, обладающих чертами определенной элитарности. Прорвавшись к власти, эти деятели стали публично отказываться от государства в экономике, насмехаться над людьми и традиционными ценностями, всем национальным, народным, главным образом ради удобного места у кормушки «общества глобального потребления». Другое дело, нужно ли соглашаться со сложившейся реальностью?

Без воссоздания внятной интеграционной политики Россия не сможет закрепиться в числе великих держав, как бы не пытались сверху демонстрировать показушную игру мускулами. В сложившихся условиях нельзя упускать из вида две глобальные задачи: во-первых, продолжать действовать согласуя с Белоруссией все принципиальные позиции, определяемые функциями Союзного государства и принципами ЕВРАЗЭС; во-вторых, не прерывать системные усилия по преодолению разрыва в эволюции украинского государства. После окончания СВО в среднесрочной перспективе Украина должна стать страной, дружественной для Российско-Белорусского союзного государства, окончательно покончить с этническим нациофашизмом и милитаризмом и стать блоково-нейтральной страной.

Может возникнуть вопрос: почему же уроки истории и даже Нюрнбергский процесс, закончившийся 76 лет назад (1.10.1946), не отвратил буржуазный Запад от нациофашизма — этой формы открытой диктатуры с опорой на расизм и шовинизм, направленной на искоренение демократии, на установление жесткой реакцией и на подготовку агрессивной войны? Попробуем разобраться.

У каждого общественного идейно-политического течения всегда есть носители внутренних и внешних интересов, теоретики, идеологи и практики. Они могут действовать внутри той или иной страны, либо работать на экспорт. Не является исключением и нациофашизм. К сожалению, он в последние 30 лет получил на Украине более, чем питательную среду. И если все 90-е годы этот факт хотя и плохо, но скрывался, то после государственного переворота 2014 года к власти в этой восточно-европейской части Советского Союза пришли элиты, откровенно провозгласившие себя наследниками галицийских фашистов – ОУН, УПА (организаций, запрещенных в Российской Федерации). Достаточно сказать, что ими на территории Украины с 1939 по 1954 было уничтожено более 110 тысяч советских людей.  Человеконенавистническая идеология, символика и героизм ОУН, УПА были признаны на официальном уровне. Сформировались штурмовые отряды, поддерживающие власть и терроризирующее население. Своей целью они провозгласили создание расово чистого украинского государства и общества. В этой идеологии стала воспитываться молодежь.

Омерзительнее всего в украинском нациофашизме является его отношение к части человечества как к недочеловекам, которых можно без зазрения совести мучить, терроризировать, убивать. На эту роль киевские власти определили русских. Их лишили права использовать свой язык в официальном общении, русских стали вытеснять из всех важных социальных позиций, их лишили возможности быть политиками, юристами, инженерами, предпринимателями, преподавателями, учеными, журналистами и т.д. Тем самым они лишались возможности сохранять свою этническую идентичность. Внутри страны перестала финансироваться русская культура, издания русской печатной продукции, а поступление «русского культурного продукта» в отличии от западного стало резко ограничиваться. У русской Православной церкви «отбили» часть храмов и монастырей, передав их украинским церквям. Вне закона оказалась русская символика, были переименованы русские топографические названия, разрушены материальные памятники, свидетельствующие о тысячелетнем существовании русских на этой территории. На Украине жестко преследуются активисты русского движения.

Мы видим, таким образом, что общественные порядки на Украине в постсоветское время ничем не отличаются от тех, что существовали при Муссолини и Гитлере, а также в милитаристской Японии 30-х годов прошлого века. В отличие от прошлого, современный нациофашизм отличается открытой устремленностью к развязыванию войны, с  тенденцией ее перерастания из региональных в глобальные, мировые масштабы. Объединив вокруг себя (за редким исключением) весь западный мир, США обрушили его на Россию, превратив большую часть Украины в военную базу и плацдарм для агрессии. Для Русского мира — это война справедливая, народная, национально-освободительная и антиколониальная.

Мне уже приходилось писать то, что в конце 80-х годов вышла книга Жака Аттали – французского экономиста, банкира, писателя и политического деятеля (род. 1.11.43) под названием «Новые кочевники». В ней предлагалось «простым гражданам мира» превратиться в биомассу, кочующую по Земле в поисках сытной пищи. Примечательно, что именно тогда впервые прозвучали слова о «золотом миллиарде», противопоставлением остальному населению планеты, не достойному приличных условий жизни. Чем не месть нациофашистов? При этом для начала была выделена страна (разумеется, ею стали США), которая наделялась «естественным правом» карать и миловать жителем планеты и навязывать им американский образ жизни, и порядок, основанный на «правилах». После этого последовательно стали отбрасываться за ненадобностью основы международного права, а нормой объявлялись двойные стандартны, а с высоких трибун стала нестись и откровенная ложь.

Несколько позднее пользуясь разработанными в Соединенных Штатах технологиями манипуляции общественным сознанием, украинские нациофашисты объявили недочеловеками жителей Новороссии, донбасцев и других русскоговорящих и стали действовать против них откровенно бандитскими методами. Поэтому у СВО на Украине было достаточно оснований стать военным мероприятием, целью которого — денацификация и демилитаризация соседа, занимающего юго-западные и центрально-западные территории Большой России.

А то, что у значительной части населения Украины оказалось немало сторонников бандеро-фашистов, устраивающих в 40-е годы кровавые погромы и клявшихся в верности бесноватому Гитлеру, вряд ли можно считать случайным. Как не случайной оказалась и ее милитаризация в 90—е годы, осуществленная разрушителями Советского Союза. Тогда «незалежная» унаследовала от СССР семисоттысячную армию, 6 тысяч наемников, 1,4 тысячами боевых самолетов и третий по величине ядерный потенциал в мире. Вот почему с того времени (возможно раньше) Украина стала предметом особого внимания американцев с целью ее использования в антироссийских интересах.

Мало кто помнит, что в сентябре 1996 года Конгрессом США была принята резолюция №120, предписывающая «Правительству Украины…. Продолжить действия в защиту своего суверенитета других независимых государств бывшего Советского Союза посредством любой политической или военной организации, которая могла бы обладать способностью реинтегрировать республики бывшего Советского Союза».

Именно для реализации этой установки и создания геополитического плацдарма вблизи России для «войны в средней зоне» Вашингтон инициировал два майдана, поддержал переворот в Киеве в феврале 2014 года и развязал братоубийственную войну на Донбассе, предварительно втянув в агрессивный блок НАТО Албанию, Венгрию, Польшу, Румынию, Словакию, Словению, Латвию, Литву, Чехию и Эстонию. То есть бывшие Народно-демократические государства, либо Советские республики. По признанию западных аналитиков, после включения в НАТО этих новых ландскнехтов антикоммунистический Североатлантический альянс трансформировался в альянс откровенно антироссийский.

Причем, политические амбиции прозападного руководства этих стран стали мешать осуществлению сложившейся в прошлом производственной кооперации с Россией, а неспособность правящих элит справиться с экономическими проблемами хотя бы столь же плохо, как делают их «братья по классу» в России, стала подогревать у них русофобию. На обывательском уровне эта русофобия проявляется в банальной зависти, к русскому «соседу», возможности которого, главным образом, определяются обладанием природными ресурсами.

При этом вряд ли стоит недооценивать тот очевидный факт, что правящие круги Запада старательно поддерживают националистические движения на всем постсоветском пространстве — за исключением России. ( ! ) Причина, думается, простая: по своему военному и ресурсному потенциалу Россия представляет собой исторически великую державу и в значительной мере обладает возможностями конкурентного экономического противостояния с Западом. Последний же не желает ни на шаг отступать от своих претензий на глобальное лидерство и вплоть до 24 февраля 2022 года боялся превращения потенциального русского вызова в реальный. А когда он случился стал опасаться России еще больше, прикрывая свой страх бравадой, блефом и фейками.

Не удивительно, что оголтелая милитаризация Украины в стократ возросла после начала военной операции на территории ДНР и ЛНР и присоединения этих республик, а также Херсонской и Запорожской областей к Российской Федерации. Достаточно сказать, что еще до развертывания боевых действий (а именно в 2021 году) Конгресс США заметно увеличил поставки военной техники и вооружений бандеро-фашистскому режиму.

Законодательно обеспечено обучение военного персонала Украины, оказание консультационных услуг, поддержка кибербезопасности и безопасности стратегических объектов, а президент США наделен полномочиями, позволяющими ему санкционировать оперативную передачу товаров из запасов США, а также оказание услуг без одобрения Конгресса в ответ на «непредвиденную чрезвычайную ситуацию». Достаточно сказать, что с января по октябрь 2022 года объем военных поставок США Украине составил более 18 млрд. долларов. Аналогичным образом действуют и другие западноевропейские страны. Цели пособников бандеровского нациофашизма и поджигателей войны, ведущейся на чужой для них территории и чужими руками, очевидны: во-первых, спастись от глубокого системного кризиса, охватившего экономику Западных стран (мировая война во все времена использовалась буржуазией в качестве инструмента ослабления кризиса); во-вторых, экономически ослабить Россию и не допустить возможность ей самодостаточно и устойчиво развиваться; в-третьих, сохранить свою гегемонию в мире, свой «питательный бульон», каким для них всегда в истории были и остаются страны периферии и Россия в том числе (за исключением тех десятилетий, когда она существовала и успешно развивалась в форме социалистического Советского Союза).

С помощью нациофашизма «золотой миллиард» пытается обосновать возможность классового мира внутри себя и одновременно противопоставить друг другу трудящихся разных национальностей и затемнив их классовое сознание, выдать свои узкоклассовые интересы за общенациональные. Одновременно он пытается исключить возможность возрождения международного рабочего движения, оправдать свои притязания на гегемонию в мире и поддержание мирового порядка.

Не подлежит сомнению, что нациофашизм тесно связан с «левым» (либеральным, как принято считать на Западе) и правым буржуазным течением. Содержание и характер идеологии последнего определяются социально-экономическими и политическими условиями положения класса- носителя этих условий. Эта идеология в корне противоположна идеологии солидарности и братства трудящихся масс, то есть тому, что носит название пролетарского интернационализма, что хорошо видно на примере современной Украины.

Что касается русофобии нациофашизма, то она, как мне представляется, проистекает из того, что славяне (русские в том числе) высоко почитали бога-творца Рода (для них он является одним из наименований единого бога, почитаемого, на ряду с Перуном, Велесом, Даждь богом). Судя по всему, Род был богом времени и с религиозно-философской точки зрения олицетворил собой прошлое, настоящее и будущее народа (такое мнение высказал академик Б. А. Рыбаков). Кстати сказать, с точки зрения этимологии слово нация произошло от причастия natus — «рожденный» (см. «Этимологический словарь» Г. А. Крылова).

Нельзя не обратить внимание и на то, что преобладающей у наших славных предков была не родовая, а территориальная община. Причем, истинным сыном последней мог стать человек любой национальности (народности), впитавший в себя русские духовно-нравственные ценности и готовый их соблюдать. Биология никогда не была на Руси главным маркером, определяющим русскость человека, иначе здесь, например, А. С. Пушкин никогда бы не стал считаться в народе «солнцем русской поэзии». Именно это во многом определило отсутствие у русского народа (в широком смысле этого слова) такого явления как расизм, то есть идеологии и политики, направленной на разжигание вражды и принижение других наций. В отличии, например, от американцев, у которых расизм впитывается в менталитет человека вместе с молоком матери, а единым корнем троцкизма, либерализма, консерватизма становится нацизм или неонацизм той или иной модели. Последний не знает никаких моральных сдержек. Не случайно, к примеру, Уильям Ирвинг (сын Ирвинга-старшего) «ничтоже сумняшеся», раскрывая карты модификаторов нацизма, заявил: «Проблемы мира…не в том, что США и консерваторы продолжают развязывать войны, чтобы помешать деспотам (к последним он, по всей вероятности, относит руководителей России, Китая, Белоруссии и далее по списку – И. Б.). — Проблема в том, что если мы ведем такие войны, то слишком мало». На словах он грозит деспотам, в отличии от Рамсфилда, который грозит не отдельным деспотам, а целому народу, позволившему сделать «неправильный» выбор власти, которую призывает крушить как деспотическую.

История свидетельствует, что пережитки нациофашизма не ликвидируются автоматически. Они укореняются в сознании и поведении людей, прочно переплетаются с частнособственническими, мелкобуржуазными остатками прошлого и теми или иными национальными традициями, тесно связываясь с противоречиями между классами, представляющими ту или иную нацию, с раздвоенностью каждой национальной культуры внутри того или иного буржуазного государства, с дифференциацией внутри наций и национальными особенностями каждого класса данной нации.

Горячему противоборству с Западом – национально-освободительный характер

Вряд ли можно оспаривать тот очевидный факт, что в ХХI веке, как и в прошлом, сохраняются нации: во-первых, социально неоднородные, состоящие из классов с противоположными экономическими интересами, идеологией, правами; во-вторых, социалистические нации, в которых усиливается социальная однородность; в-третьих, нации переходного типа, облик которых оформится в зависимости от того, пойдут ли они по капиталистическому, либо некапиталистическому пути развития. Отсюда готовность к войне и степень сплоченности нации в войне может быть разной. И. В. Сталин — признанный и глубокий знаток национального вопроса в его теоретической и практической плоскости, подчеркивал, что в конфликтной ситуации «стесненная со всех сторон» буржуазия угнетенной нации (такой в силу предательства верхов оказалась русская нация в современной России- И. Б.) приходит в движение. Она апеллирует к «родным низам» и начинает кричать об «отечестве», выдавая свое собственное дело за общенародное. Она вербует себе армию из соотечественников в интересах «родины». И «низы» не всегда остаются безучастными к призывам, собираясь вокруг ее знамени… Так начинается национальное движение, сила которого определяется степенью участия в нем широких слоев нации, пролетариата и крестьянства.» (Сталин И. В. Марксизм и национальный вопрос. — С. 306).

Возникает вопрос: не подобную ли ситуация Россия переживает в наши дни? Российская буржуазия (на современном этапе) не может, а точнее не желает взять в толк, что ее попытки прислониться к коллективному Западу никогда не получат сочувствия. На протяжении веков англосаксы выстраивали мировую систему под себя. Многие из них считают, что русские это православные азиаты. Отсюда вытекает, что любое крупное неанглосаксонское государство, какой бы режим оно не строило будет рассматриваться как угроза, стоит ему начать развиваться или даже проявить самостоятельность-угроза мировой капиталистической системе, которая создавалась 300 лет и в которой англосаксы все эти столетия находились на вершине пищевой цепочки.

Контрреволюция,  совершенная в России в 90-е годы, не отвечающая логике истории, реставрировав в России не́что, подобное буржуазному строю, в определенной степени запутала понятия и способы мышления людей, а отказ от марксизма в гуманитарных науках деформировал сознание многих обществоведов и политиков. Немалому числу наших людей стало казаться, что на смену империализму, и другим теориям, отражающим сущность современной мировой буржуазной политики пришла реалистическая теория, которая может развиваться в цивилизованном направлении.

Однако события на Украине свидетельствуют, что первобытная природа западной цивилизации не изменилась, империализм как был, так и остается источником мировых потрясений. «Кровожадный, воинственный характер» глубоко укоренившийся нахальный и воинственный темперамент европейцев (Уильям Макнилл — американский ученый- историк и писатель), позволил им в свое время (после Вестфальского мира 1648 года, закрывшего завершение Тридцатилетней войны 1618-1648г.) породить национальное государство с присущими ему националистическими устремлениями, но по своей сути экспансионистское или иначе империалистическое, а также создать прообраз современной мировой капиталистической системы, которая постоянно расширяется через межокеанскую торговлю и в конечном итоге сплетается в единую всемирную сеть ( «мир-систему» по И. Валлерстайну). То, что ей мешает должно быть уничтожено. Отсюда вывод: войне с коллективным Западом «в средней зоне», то есть на территории Украины, следует придать характер национально-освободительной борьбы народов России за свою социально-экономическую независимость. А в такой войне участвует все население страны, все его слои, страты и классы.

Следует обратить внимание и на то, что в современных условиях заметно ускорились две глобальные взаимопересекающиеся тенденции: интернационализация мировых производительных сил и социализации отношений собственности. Пытаясь ими овладеть, США и их сателлиты начинают открыто отказываться от Ялтинско-Потсдамских договоренностей, а с тем, чтобы сохранить однополярную систему, пытаются перевести мир на нациофашистскую модель общественного устройства. И надо признать, что наибольшего успеха они добились на Украине, в Латвии, Литве, Эстонии и Польше, элиты которых послушно следуют наставлениям своих суверенов. Однако, взвалив на себя функции мирового гегемона, Соединенные Штаты надорвались в экономическом и силовом плане, что и проявилось в поспешном их бегстве из Афганистана, а также в планах оставить Ирак. Получается, что они не справляются с функцией глобального регулятора миропорядка и гаранта стабильности. Наступает время Востока и очень важно это время не упустить.

В новой «Стратегии национальной безопасности США» своим главным экзистенциональным противником Вашингтон называет Россию и Китай, а нас чуть ли не объявляет «террористическим режимом». И это не случайно. Россия опасна западным агрессорам тем, что она способна разрушить «складывающийся в капиталистическом мире порядок, основанный «на правилах», тогда как Китай опасен тем, что он предлагает построить в мире «сообщество единой судьбы человечества, делать мир прекраснее» (Си Цзиньпин, 4 мая 2018 года, речь на торжественном собрании по случаю 200-летия со дня рождения Карла Маркса).

Значимость концепции, предложенной Пекином, сложно переоценить. «Добродетель не останется в одиночестве, — заявил в глубокой древности Конфуций, — она обязательно соберет вокруг себя людей». «Идея становится материальной силой, когда она овладевает массами» — написал в 1844 году Карл Маркс в статье «К критике гегелевской философии права». И сегодня мы видим, как идея сообщества единой судьбы, которая способна стать материальной силой и позволит Китаю, России, другим странам создать новый и прекрасный мир «завершенного гуманизма» (К. Маркс), обретает все новых сторонников. Но у этой идеи не мало противников — поджигателей войны.

Русофобствующему и упражняющемуся в антикоммунизме Западу в свое время не был нужен социографический феномен в лице СССР с его союзом братских народов, эффективно избавлявшим человека от заложенных в нем девиантных качеств и звериных инстинктов. Ему и сейчас не нужно товарищество устремленных в светлое будущее наций, выработавших алгоритм идеального решения казавшихся не разрешенными расовых и национальных проблем. Ему потребно не содружество новых людей, не совокупность новых идей и не господство новых отношений, породивших в Советском Союзе (Большой России) новый тип государства и давших первый и блестящий опыт государственности, а безликое и бесплодное космополитическое нечто наподобие населения США. Вот почему Запад открыто пестует нациофашизм, щедро стимулирует радикализм и осуществляет геополитику, основанную на военной силе и установлении контроля над другими странами.

Что делать, чтобы выиграть

Независимо от желаний коллективного Запада, его соратников и их действий на Украине, в мире складывается новая многополярность. Одним из ключевых ее игроков становится Россия. Центр доминирования начинает перемещаться в Тихоокеанскую зону — в Китай, Индию, в районы «азиатских тигров», то есть на Восток, совокупный ресурсный потенциал которого (включая людские ресурсы-главную производительную силу общества) заметно превышает потенциал агрессора. Не выдерживает лидерства и Европейский Союз, который, по всей вероятности, ожидает распад. Вряд ли сможет остановить этот процесс и ставка на нациофашизм, поскольку он принципиально ограничивает права и интересы широких народных масс.

Однако, чтобы выдержать противостояние с дряхлеющим, но еще сильным противником, необходимы поистине тектонические сдвиги в политической, экономической, идеологической системе России с четко выраженными целями:

•             переформатировать экономику страны, придав ей мобилизационный и в то же время технологический современный характер (рез решения этой задачи все остальные мероприятия не будут иметь смысла);

•             разработать промышленную политику, определив ее цель, задачи и  пути решения;

•             создать концепцию законодательного обеспечения укрепления обороноспособности Российской Федерации, затрагивающую все компоненты правовой системы России: правовую идеологию, право и юридическую практику и приступить к ее реализации;

•             провести неконституционную денежную реформу с целью укрепления рубля и его реального материального обеспечения (см.: Правовая система России: из прошлого в настоящее и будущее (духовно-нравственные смыслы). Коллект. монография. Под научной редакцией И.М. Братищева. М., 2022. Приложение);

•             развернуть государственный информационный прессинг с целью нейтрализации информационной войны Запада против российского общества и изменения в патриотическом направлении мировоззрения россиян по ключевым для государства вопросам;

•             осуществить комплекс дипломатических действий, направленных на объединение в военно-политический союза дружественных России государств (чего больше всего боятся наши вероятные противники, поскольку такое объединение окончательно похоронит возможность продолжения мировой гегемонии Запада).

Совершенно очевидно, что системные угрозы для России со стороны любого агрессора можно нейтрализовать, если наша страна:

Во-первых, сохранит свою геополитическую целостность и будет достаточно сильной, богатой и многолюдной, способной рационально использовать производительные силы (включая их человеческую составляющую) на всей территории страны и полноценно осваивать районы Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока;

Во-вторых, достигнет такого уровня, который позволит ей в ближайшие 10-15 лет развить «высокотехнологичный задел», способный обеспечить нам инновационное развитие и несокрушимую оборонную мощь.

В этой связи может возникать вопрос: где-то звено в сложнейшей цепи экономических взаимосвязей, «ухватившись за которое» (В. И. Ленин), можно вытащить всю цепь и какие организационно-правовые отношения нуждаются в первоочередном регулировании, осуществить которое не возможно без существенного обновления законодательства принципиально изменяющего теорию и практику в сфере национальной безопасности?

Как подсказывает отечественная практика, таким центральным звеном должны стать: планирование, промышленная политика, суверенная финансовая система, цифровые технологии (новая компьютика и информатика), русское предпринимательство, опирающееся на отечественные корни и духовно-нравственные ценности нашего многонационального народа.

 

И. М. Братищев-первый заместитель Председателя ЦС РУСО, д. э. н., профессор, академик РАЕН.

 

Ноябрь 2022 года.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

«Коммунист» № 42 от 3 ноября 2022 года

Чт Ноя 3 , 2022
Скачать № 42 Post Views: 280

Рубрики