ЦИПКР о социологических итогах-2021: Три уходящих «ужаса» прошлого года и СССР, который мы потеряли

Центр исследований политической культуры России и Отдел ЦК КПРФ по проведению избирательных кампаний публикуют первую часть доклада по итогам о традиционного новогоднего мониторингового Всероссийского экспресс–опроса общественного мнения.

Обухов Сергей Павлович
Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, д.полит.наук

Центр исследований политической культуры и Отдел ЦК КПРФ по проведению избирательных кампаний, а также Отдел информационных технологий провели итоговый в 2021 году мониторинговый Всероссийский экспресс–опрос населения. В ходе исследования было замерено восприятие итогов года и перспектив на будущее. В настоящем отчете представлены данные инициативного всероссийского опроса от 1028 декабря 2021 года. Данный отчет составлен по данным «пилотажного» исследования, которое проводится на базе основной выборки в 1500 респондентов из 128 населённых пунктов РФ.

          Методы опросов:

Опрос ОРП–ЦИПКР–10-2812/2021 – телефонные интервью. Стандартная базовая выборка в 1500 респондентов репрезентативная, квотированная по половозрастной структуре и урбаностратам. Погрешность не превышает 3,5%.

 

I. Морально-психологическое состояние российского общества к концу 2021 года

Вот уже 20 лет, с 2001 года, традиционно в исследованиях ЦИПКР в канун Нового Года исследуется морально-психологическое состояние российского общества. Респондентам задали традиционный вопрос о чувствах в отношении прошедшего 2021 года.

Таблица 1.

Какие чувства оставил у вас в душе прошлый год?

 (допускалось до трех вариантов мнений, данные пересчитаны на 100%)

2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2013 2016 2019 2020 2021
Разочарования. 18 18 17 20 19 18 21 16 30 14 28 22 19
Достижения целей. 4 4 2 6 5 4 6 4 9 6 5 2 2
Опасности. 12 7 6 7 7 12 1 13 9 1 2 23 8
Уверенности. 6 6 4 4 4 6 4 5 5 9 1 1 2
Силы. 5 5 3 1 2 5 1 2 0 0 13 2 6
Страха. 7 7 6 7 8 7 0 8 8 1 1 16 14
Спокойствия. 8 12 10 13 11 8 23 8 10 29 30 10 16
Растерянности. 8 9 9 10 6 8 6 9 2 8 2 8 6
Обманутых надежд. 12 14 16 14 14 12 9 12 2 4 3 6 8
Сбывшихся надежд. 9 4 2 5 8 9 9 3 11 4 4 2 2
Брезгливости. 1 3 2 1 1 1 1 5 0 0 0 1 1
Радости. 4 4 7 2 6 4 6 3 2 10 7 1 6
Гнева. 1 5 4 4 2 1 2 6 0 0 0 1 2
Счастья. 4 2 5 1 2 4 1 2 0 5 1 1 5
Другое, без ответа. 1 0 7 5 5 1 10 4 12 9 3 4 3

 

Как и предыдущий, 2021 год был пандемийным. И восприятие итогов года оказалось схожим. Но не во всем.

Как и в 2020, в 2021-м доминировало чувство разочарования. В 2021 г. об этом заявило относительное большинство опрошенных — 19% (в 2020- 22%). В 2021 год – год «дельты» и «омикрона», когда предыдущие заверения властей во времена 2020 года, периода «дикого» и «альфа»-вариантов коронавируса не оправдались («отсидим локдаун и все будет хорошо», «вакцина на подходе и она вернет нас к прежней жизни»), разочарование осталось доминирующим чувством года.

Более того, в 2021 году, когда оказалось, что новые штаммы коронавируса не спасают от заболевания даже привитых, а  «омикрон» вообще поражает, в основном, привитых, а неэффективность вакцин власти пытаются компенсировать учащением введением бустеров вторым по значимости массовым негативным  чувством оказалось чувство страха – 14% мнений (в 2020- 16%).

А вот острое чувство опасности в 2021 году отошло на задний план. Таким ощущением в 2020 году делилось 23% респондентов, в 2021 – лишь 8%. Видимо, к опасности привыкли и обжились с ней.

На этом же уровне 8% зафиксирована значимость чувства «обманутых надежд» (рост по сравнению с предыдущим годом с 6 до 8% мнений).

Из позитивных ощущений выявился рост проявлений спокойствия: рост с 10% у респондентов в 2020 году до 16% в 2021. Это, заметное изменение психологического состояния, но все равно в два раза ниже показателя допандемийного 2019 года (тогда было 30% мнений).

Ощущения силы и радости выросли также  — до 6%. И даже ощущение счастья зафиксировано у 5% опрошенных, что соответствует показателям периода «крымского консенсуса». Видимо. даже в условиях опасности, страха и обманутых надежд люди научились ценить любые искорки благополучия и счастья.

Таблица 2.

Соотношение позитивных и негативных ощущений россиян при оценке итогов года

2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2013 2016 2019 2020 2021
Негативные чувства 59 63 60 63 57 59 40 69 51 28 36 77 56
Позитивные чувства 40 37 33 32 38 40 50 27 37 63 61 19 40
Соотношение негатива  и позитива 1,5:1 1,7:1 1,8:1 2,0:1 1,5:1 1,5:1 0,8:1 2,6:1 1,4:1 0,4:1 0,6:1 4,1:1 1,4:1

 

Соотношение негатива и позитива (табл. 2) в массовых предновогодних настроениях таково: негатив доминирует, почти в полтора раза больше отрицательных эмоций, чем положительных. Подобное соотношение показывали исследования также в период с 2001 года (первые постельцинские годы) по 2005-2006 (в период грабительской монетизации льгот). Наихудшие показатели были в 2008 году, во время кризисного обвала экономики и в 2020 – первом пандемийном году.

Традиционно в итоговых исследованиях изучается и состоянии нашего общества с точки зрения оценки гражданами того, чего в прошедшем году было больше – деструкции или созидания (табл. 3).

Таблица 3.

Чего, по–Вашему, сейчас больше в жизни нашего общества?

Мнение 1989 2004 2013 2016 2017 2018 2019 2020 2021
Разговоров, слов. 53 41 36 32 44 29 34 42 38
Тенденций к беспорядку, разрушению, хаосу. 19 20 19 12 12 16 16 13 16
Практического застоя. 14 3 9 15 13 12 15 17 11
Стремления к порядку. 5 12 20 25 21 11 14 9 21
Практического дела, реформ. 2 11 10 0 2 10 2 3 3
Развития. 0 0 4 6 5 8 3 1 3
Другое, без ответа. 7 13 2 10 3 14 17 15 8
Соотношение негатива и позитива 86:7 64:23 64:34 59:31 69:28 57:29 65:19 72:13 65:27
12:1 2,8:1 1,9:1 1,9:1 2,5:1 2,0:1 3,4:1 5,5:1 2,4:1

Если брать соотношение деструкции и созидания, то негативные показатели в 2021 году слегка «откатили» по сравнению с первым пандемийным годом. Если в прошлом году было более пяти негативных мнений на одно позитивное (5,5:1), то в 2021 – соотношение 2,4:1. Напомним, в переломном для разрушения СССР горбачевском 1989 году соотношение негатива и позитива в ощущениях граждан было 12 : 1. Если брать по этой шкале, то показатель первого пандемийного 2020 года был самым неблагоприятным за тридцать лет мониторинга, а вот в 2021 году по степени негатива ощущения у граждан были подобным выборному 2004 и «предкрымскому» 2013 гг.

В общем, исследование фиксирует привыкание массового сознания к негативным раздражителям. И как следствие, отмечается некоторая положительная корректировка массовых предновогодних настроений в 2021 году по сравнению с предыдущим, 2020 годом.

 

II.Три главных общественных страха

Наложим вышеперечисленные социально–психологические ощущения граждан, зафиксированные по итогам 2021 года, на восприятие главных проблем и страхов.

Традиционно респондентам задали вопрос о самых больших страхах-проблемах. Это делается уже два года по ходу развития пандемии. Цель – выяснить наиболее важную проблему сегодняшнего дня, в т.ч. насколько важное место пандемия коронавируса занимает в жизни опрошенных по своим последствиям (табл.4).

Таблица 4.

Какая из названных проблем сегодня для Вас кажется наиболее важной?

2021 2020
Мнение Дек. Сент. Июнь Май Апр. Дек. Июль 24-26/04 1-2.04
Угроза заразиться коронавирусом 18 8 10 7 27 43 16 21 31
Ограничения из-за эпидемии 5 2 3 1 7 15 6 10 4
Введение QR-кодов 7 х Х х х х х х х
Рост цен 28 45 40 40 34 х х х х
Обвал рубля и цен на нефть х х Х х х 4 9 7 13
Как выжить в нынешних условиях 17 7 10 7 10 18 40 46 30
Проблемы с сохранением (поиском) работы 2 5 4 7 1 2 х х х
Осложнение международной обстановки 17 3 3 9 11 х х х х
Угроза войны 4 4 8 9 х х х х х
Проблемы с дистанционным обучением детей* х х х х х 5 х х х
Общероссийское голосование по поправке Конституции**)/
выборы в Госдуму
х 5 х х х х 14 3 6
Меня все это не интересует/ Затрудняюсь ответить/ Иное 2 21 22 20 10 13 15 13 16

Примечание:

* В данном исследовании мнение не предлагалось

** В данном исследовании вместо ответа о конституционном голосовании был вариант о выборах в Госдуму

С начала 2021 года пик раздражений и страхов в российском обществе приходится на проблему роста цен. Сегодня это также главный раздражитель у населения. Но в гораздо меньшей степени – 28% мнений. Хотя еще в сентябре – показатель доходил до 45%, а августе и июне был 40%.

Новая волна «накачки» противоречивой информацией о новом штамме «омикрон» сказалась на массовых ковидных страхах граждан — привела к росту ощущения этой угрозы. Новую «заразу» опасаются уже в два раза больше граждан, чем в период сентябрьских выборов (рост с 8 до 18%). В «первую волну» в 2020 году на пике коронавирусных страхов они охватывали 31% россиян, во вторую уже – 43%. В разгар третьей волны показатель пандемийного «ужаса» упал с 43 до 10%. Сейчас коронавирусные страхи опять выросли – 18%, приближаясь к показателям апрельского локдауна 2020 года

Раздражение от коронавирусных ограничений на пике второй волны достигало 15%, затем упало в мае 2021 года до 1%, т.е. оказалось вне фокуса внимания россиян. В июне был зафиксирован некоторый  рост – до 3%. Сейчас – уже 5%, а опасения от «куаркодизации» – 7%. В итоге, пандемийные ограничения  плюс QR-коды вызывают раздражению у 12% россиян.

Заработала и повлияла на массовое сознание и пропагандистская риториа «осажденной крепости». Резко по сравнению с сентябрем выросла озабоченность россиян международной обстановкой и угрозами войны.

 Да, в мае это вызвало страхи у каждого пятого россиянина. Спустя месяц угрозу войны и осложнение международной ситуации в качестве страхов назвало почти вдвое меньше россиян – в совокупности 11%. В сентябре эти показатели страхов на были на минимуме – 7%. А к концу 2021 года – на максимуме – 21%.

Таблица 5.

Динамика обобщенных страхов и раздражений россиян в период пандемии

Мнение Апр.20 Июл.20 Дек.20 Апр.21 Май.21 Июн.21 Сент.21 Дек.21
Корона-
вирусные
страхи
31 22 58 34 8 13 10 30
Социально-экономические страхи 53 49 24 45 54 54 57 47
Военно-диплома-тические страхи 0 0 0 11 18 11 7 21
 Обществ.-политические кампании 3 14 0 0 0 0 5 0

 

Обобщенно говоря, на первом месте уверенно находятся тревоги, страхи из-за роста цен и проблем выживания. Да, за квартал их значение упало с 57 до 47%. Но почти половина избирателей, опасающихся и раздражающихся дороговизной и непорядками в социально-экономической политике – это очень много

Коронавирусные страхи и раздражение противоэпидимическими ограничениями (в средине года они были маргинальными) опять набрали силу. Теперь треть граждан опять остро воспринимает пандемическую опасность. Рост показателя в три раза с сентября 2021  года – с 10 до 30% мнений-опасений.

Реанимировался  среди тревог и международный фактор («лишь бы не было войны»). Здесь также трехкратный рост с 7 до 21% мнений о раздражителях/страхах.

Итак, по итогам 2021 года можно сформулировать три главных страха-раздражения, которые доминируют в массовом сознании: коронавирусные и ограничительные, проблемы выживания и международные угрозы.

Респондентам было предложено ответить на открытый вопрос о самых главных проблемах в стране (табл.6.)

Таблица 6.

Назовите главные, на Ваш взгляд, проблемы в стране?

(группировка мнений по итогам открытого вопроса)

Блок проблем 2012 2015 2016 2017 2018 2019 2020 2021
1: Бедность, низкие зарплаты и пенсии, рост цен, проблемы с жильем и ЖКХ, медицина, образование, другие социальные проблемы 34 18 20 34 28 50 45 32
2: Безработица и закрытие предприятий 14 13 10 11 5 9 13 2
3: Благоустройство и качество среды 24 9 7 2 3 2 8 2
4: Дороги и транспорт 11 8 2 4 3 1 3 1
5. Коррупция, беззаконие и неэффективность власти, несправедливость и поддержка олигархов 8 5 13 16 33 15 11 13
6. Финансово–экономический кризис ––– ––– 16 4 1 1 12 2
7. Внешняя политика, санкции ––– ––– 4 1 3 1 1 8
Нет проблем, не знаю, без ответа 9 47 28 28 25 25 8 42

 

Подчеркнём, что это были ответы на открытый вопрос, где респонденты сами формулировали ответы, которые уже затем группировались по тематике. В нынешнем году интервьюеры отметили нежелание двух пятых респондентов формулировать какие-либо проблемы. Такое фиксировалось только в 2015 году после событий на Украине

В очередной раз все остальные проблемы отошли на второй план кроме социальной повестки: бедности, низких зарплат, пенсий, жилья, медицины, образования. В 2021 году в открытом вопросе таких мнений большинство (32%). Все остальные проблемы, кроме неприятия разрастающейся коррупции (13% против 11% в 2020 г.)  собрали лишь несколько процентов мнений.

Да, еще один из пиков – внешняя политика и санкции – 8% (в предыдущие годы эта тематика собирала максимум 1-3-4% мнений)

Итак, сами опрошенные выделили такую проблемную тройку по итогам 2021 года:

  • социальная повестка (бедность, низкие зарплаты/пенсии, жилье, медицина, образование) — 32% мнений;
  • коррупционные проблемы и неэффективность власти — 13%;
  • внешняя политика и санкции против России — 8%;

В контексте страхов и проблем традиционно в опросе было исследовано ощущение россиянами наличия/отсутствия социальной справедливости в обществе (табл. 7).

Таблица 7.

Как Вы считаете, в России сейчас есть социальная справедливость? (в %)

Вариант ответа 2016 2018 2019 2020 2021
1.Да, однозначно. 1 7 1 1 1
2. Скорее да. 22 21 15 27 29
п.1+ п.2 23 28 16 28 30
3.Скорее нет. 44 28 32 46 47
4. Абсолютно нет. 27 40 39 23 19
п.3+ п.4 71 68 71 69 66
Не знаю, без ответа. 7 4 13 3 4
Позитив-негатив 23 :71 28 : 68 16 : 71 27 : 69 30 : 66
1:3 1:2,4 1:4,4 1 : 2,6 1:2,2

Только 1% опрошенных продолжает верит, что социальная справедливость в России есть. Этот показатель стабилен при всех опросах с 2016 года (в 2018 году был небольшой всплеск — 7%).

Доля тех, кто просматривает остатки социальной справедливости в России на уровне 30%. Она выросла по сравнению с прошлым годом. Видимо, детские выплаты в период ковида 2020 году и разовые выплаты перед выборами 48 млн. граждан слегка укрепили веру, что не все со справедливостью в нашем обществе пропало.

Доля тех, кто не ощущает социальной справедливости стабильна все годы измерений – 66-71%.

В общем, соотношение позитива (да + скорее да) и негатива (нет + скорее нет) в этом вопросе (30 к 66) лучшее, чем за все годы мониторинга (табл.8).

Таблица 8.

Как Вы считаете, в России сейчас есть социальная справедливость? (в %)
Соотношение мнений о наличии, в той или иной степени, и отсутствии)

2016 2018 2019 2020 2021
«Да» и «скорее да» 23 28 16 27 30
«Нет» и «скорее нет» 71 68 71 69 66

В итоге, замечающих какие-то проявления социальной справедливости в современном российском обществе — 30%, а обратной точки зрения придерживается две трети россиян (66%).

Видимо, политические администраторы понимают, что некоторое закручивание акдминистративных гаек и трансляция угроз требуют и раздачи «социальных пряников». Этим можно объяснить небольшой позитивный отскок в восприятии наличия в современном российской обществе социальной справедливости до уровня почти трети граждан.

Еще одна проблема — степень маргинализации в обществе. Как показало исследование, выявлен определенный признак некой успешной общественной мобилизации/консолидации в выборный 2021 год —снижение уровня психологической маргинализации (табл.9).

Этот показатель неуклонно рос в предшествующие годы: доля тех, кто постоянно ощущает себя «лишним в этой жизни», составляла 11% в 2008 году, и затем поднялась до 17% в 2009-м и 21% в 2010-м. А затем в посткрымский период, например, в январе 2015 года она упала до одного процента. Одновременно с этим увеличилось число тех, кто подобных ощущений не испытывает никогда: с 29% в 2009-м году и 55% в 2010-м — до 64% в 2015-м. Мониторинг после 2019 года показывает, что нет ощущений ненужности уже не у двух третей, а у четырех пятых граждан.

 Таблица 9

Многие сегодня жалуются на ощущение, что они никому не нужны, что они лишние в этой жизни и окружающем обществе. У Вас бывают такие ощущения? 

Мнение, % 2008 г. 2009 г. 2010 г. 2015 г. 2019 2020 2021
Нет. 45 29 55 64 86 86 82
Очень редко. 16 13 3 10 8 4 10
Иногда да. 25 40 20 23 4 7 5
Всегда. 11 17 21 1 1 2 1
Итого: Ощущение «ненужности», брошенности 52 70 44 34 13 13 16
Без ответа. 3 1 1 2 1 1 2

 

Одна из рабочих гипотез – развитие соцсетей и охват ими все большей доли граждан (до четырех пятых) создает иллюзию у россиян своей вовлеченности в различные сферы жизни и гасит ощущение выпадения из социума.

Вместе с тем пандемийный 2021 год зафиксировал некоторый рост ощущений «ненужности» и «брошенности» у граждан России — с 13 до 16%.

Видимо, необходимы дополнительные исследования проблем маргинализации в современном российском обществе.

В итоге, в новый 2022 год российское общество вступает:

  •  с обостренными страхами раздражителями в виде тревог из-за роста цен и проблем выживания (47% мнений), коронавирусной боязни и раздражения из-за противоэпидимических ограничений (30%) и международных опасностей — «лишь бы не было войны» (21%).
  • тройка наиболее острых общественных проблем, по данным ответов на открытый вопрос, близка к доминирующим страхам: более всего россиян заботят: социальная повестка (бедность, низкие зарплаты/пенсии, жилье, медицина, образование) — 32%; мнений, коррупционные проблемы и неэффективность власти — 13%; внешняя политика и санкции против России — 8%;
  • замечающих какие-то проявления социальной справедливости в современном российском обществе — 30%, а обратной точки зрения придерживается две трети россиян (66%);
  • зафиксировал некоторый рост ощущений «ненужности» и «брошенности» у граждан России — с 13 до 16%.

III. «СССР, который мы потеряли» и образы спасителей России

Дискуссия вокруг 30-летия распада СССР, которая активизировалась в конце 2021 года, актуализировала задачу проследить восприятие утраченного общества социальной справедливости в СССР на фоне нынешней «рыночной» реальности, а также выявить запрос на архетип политиков, способных вывести страну из кризиса.

В очередной раз был проведен замер восприятия сохраннности в нынешней Российской Федерации социальных гарантий СССР. Респондентам традиционно было предложено оценить сохранность десяти ключевых социальных завоеваний Октябрьской революции и СССР (табл.10).

Таблица 10.

Сохранены ли в современной России важнейшие социальные завоевания Октябрьской революции 1917 года (в проц.) 

Показатель Год Да Частично Нет Не знаю Индекс сохранения (от +100 до – 100)
8-часовой рабочий день 2017 36 54 6 4 +57
2020 47 40 3 10 +64
2021 45 36 18 1 +45
Бесплатное образование 2017 6 67 27 0 +12,5
2020 13 47 37 3 -0,5
2021 21 39 39 1 +1,5
Бесплатная медицина 2017 8 61 31 0 +7,5
2020 10 48 39 3 -5
2021 24 35 40 1 +1,5
Гарантированная работа и трудоустройство 2017 0 52 42 6 -16
2020 1 28 52 19 -37
2021 1 31 59 9 -42,5
Социальная справедливость 2017 3 41 40 16 -16,5
2020 3 41 54 2 -30,5
2021 4 44 48 4 -22
Гарантированный достойный прожиточный минимум 2017 2 39 41 18 -19,5
2020 4 24 51 21 -35
2021 4 39 52 5 -28,5
Достойная пенсия 2017 5 38 45 12 -21
2020 1 29 60 10 -44,5
2021 1 29 54 16 -38,5
Получение бесплатного жилья 2017 1 36 52 11 -33
2020 0 8 63 29 -59
2021 2 12 81 5 -73
Стабильные цены и госконтроль над ценами 2017 5 29 55 11 -35,5
2020 0 9 74 17 -69,5
2021 0 26 73 1 -60
Возможность за счет государства ездить на отдых в санатории, на курорты 2017 0 16 65 19 -57
2020 0 4 64 32 -62
2021 0 2 85 13 -84

 Примечание:
Для понимания того, как граждане воспринимают сохранение или не сохранение социальных завоеваний Октябрьской революции в современной России, рассчитан «индекс сохранения» по каждой позиции.
Максимальное значение +100 — социальное завоевание полностью сохранено в современной России.
Минимальное значение: — 100, т.е. социальное завоевание полностью ликвидировано в современной России. Расчет индекса осуществим по формуле: 
I = A+B/2-C. Здесь А – это доля ответов «да», социальное завоевание сохранено; B – доля ответов «частично сохранено» (в формуле значение делится пополам), C – доля ответов «нет, не сохранено».

По данным опроса из десяти ключевых социально-экономических завоеваний Советской власти граждане современной Российской Федерации уверенно признают более-менее сохраненным лишь одно – восьмичасовой рабочий деньДа и то этого мнения придерживается менее половины опрошенных. В 2021 году произошел некоторый откат в восприятии позитивности данного социально-экономического права граждан.

Еще два из социально-экономичсеких завоеваний СССР – бесплатная медицина и бесплатное образование – оказались в условно позитивной зоне с показателями индекса около нуля.

В итоге семь из десяти социально-экономических гарантий, завоеванных Октябрем 1917 года и реализованных в СССР, в нынешней России в зоне частичной и полной ликвидации.

В 2021 году ухудшились оценки реализации права на гарантированную работу и трудоустройства (индекс упал с -37 до -42,5). Та же ситуация с оценками получения бесплатного жилья – оно даже по урезанным социальным программам вообще недоступно (индекс упал с -59 до -73). Возможность за счет государства ездить на отдых в санатории, на курорты также по оценкам респондентов ухудшилась: индекс упал с -62 до -84 пунктов.

Чуть улучшилось восприятие действий государства по контролю над ценами: индекс вырос -69,5 до -60, хотя и остается резко негативным. Видимо, на некоторое улучшение показателей сказалась пропагандистская борьба Путина с ростом цен на бананы/морковку и борщевой набор. Разовые выплаты пенсионерам также чуть улучшили индекс восприятия права на достойную пенсию. Он остается сильно негативным, но чуть улучшился по сравнению с 2020 годом: с -44,5 до -38,5 пунктов. Сказались и действия по повышению гарантированного прожиточного минимума. Индекс восприятия хотя и отрицательный, но за год подрос: с -35 в 2020 до – 28,5 в 2021 гг.

 В среднем индекс сохранения советских соцгарантий в восприятии россиян – минус 12,5 в 2017, в 2020 – минус 28,0, а в 2021 – минус 30,1, т.е. в зоне ликвидации, хотя и не окончательной.

Как видим, в массовом восприятии четко фиксируется работа власти по активному демонтаж социальных завоеваний Октябрьской революции СССР. Да, ситуация еще не прошла «точку невозврата», но проблема демонтажа серьезно воспринимается и переживается гражданами, которые фиксируют нарастание негативных решений и тенденций.

Понятно, что «золотой век» в истории России — это СССР. Кто же может вернуть страну в благополучные времена? Архетипы спасителей России  по данным исследования по итогам 2021 года получили некоторую корректировку.

Традиционно в ходе исследования респондентам был задан вопрос, который бы позволил на архетипическом уровне определить запрос на возможную политическую фигуру, способную вывести Россию из кризиса и восстановить утраченный советский/имперский «золотой век». Респондентам было предложено определить, кто из героев русских сказок, если бы его избрали президентом, мог бы вытащить Россию из кризиса (табл.11).

Таблица 11

На ваш взгляд, кто из героев русских сказок, если бы его избрали президентом, мог бы вытащить Россию из кризиса?

Мнение Декабрь 2021 Декабрь 2020 Декабрь 2019
Никто 13 18 17
Илья Муромец 17 17 23
Князь Владимир Красно Солнышко 13 13 18
Василиса Премудрая 8 9 9
Алеша Попович 8 6 18
Емеля 4 2 1
Кощей Бессмертный 1 2 0
Садко 5 2 6
Иван-дурак 1 1 5
Соловей-разбойник 2 0 1
Иное, нет мнения, без ответа 28 30 2

Оказалось, что в 2021 году запрос на героя в современном кризисно-«зашуганном» страхами российском обществе не сильно изменился, хотя…

Образ Ильи Муромца  собрал  в 2021 году 17 % мнений как и в прошлом. Напомним, архетипически образ Ильи Муромца – это образ Богатыря-защитника, русского воина, добродушного, но сильного и способного до последнего биться за Родину. Повторим, что речь идет о воплощении русской мужественности, о глубинной силе Леса, противостоящего набегам Степи (коллективных кочевников Запада и ордам мигрантов).

Образ князя Владимира «Красно Солнышко» в 2021 году также собрал тот же уровень оценок, что в прошлом году: по 13% мнений. Архетип князя Владимира – это образ мудрого управленца, зачастую преодолевающего себя, меняющегося, способного в нужном русле направить страну (этот образ, на наш взгляд, сопряжён и с образом Добрыни Никитича). Такой человек тоже нужен власти в кризисный период.

В «тройку» попали образы Василисы Премудрой и Алеши Поповича – по 8% мнений.  Год назад Василиса Премудрая обогнала по мнениям Алешу Поповича (9 против 6% мнений).

Да, Василиса Премудрая — это уже женский кадровый запрос. Следует особо отметить, что проявление женского архетипа в «тройке» возможных «спасителей России» может свидетельствовать в пользу обращения к самым глубинным пластам психики. Специфика русской души, как известно, заключается в существенной доле женского начала, и поэтому пробуждения образов Матери и Жены – это, фактически, признак возникновения мобилизационной повестки и усиления хаотических процессов одновременно.

В 2019 году на третьей позиции был «младший богатырь», Алеша Попович. В 2020  он подувял и в народном запросе на четвертом месте.Сейчас опять вернулся в тройку и сопоставим с восприятием женского архетипа.

Образ Алеши  – это, в какой-то степени, «Штирлиц-богатырь», идущий к своей цели «с земли». Следует подчеркнуть, что образ «Штирлица» (то есть замаскированного во вражьем стане «нашего») народ пока «прилепляет» к В. Путину, и если (когда) эта надежда пропадет, рейтинг власти ощутит особенно мощный удар. Алеша Попович– символ русского хитроумия и веры в чудо, но и богатырской силы и дерзости – тоже.

Ну, а если перейти от архетипов к восприятию образов конкретных политиков, то очевидно, что политическое предложение на современной российской политической сцене явно не попадает в общественный запрос.

В исследовании были конкретизированы вопросы относительно возможных политиков – преемников Путина. Проблема транзита 2024 года (или ранее, если это произойдет по воле политических администраторов) заставляет ученых все пристальные моделировать различные сценарии и изучать массовое лидерское восприятие

Вновь, как и в прошлые годы этот вопрос о преемнике Путина ставит респондентов в тупик (Табл. 12). Да, политические эксперты могут напомнить слова различных политиков («Есть Путин — есть Россия…», «Преемник Путина — сам Путин»). Но эти красивые пропагандистские образы не отменяют объективную реальность конечности любой политической карьеры.

Таблица 10

У Путина в 2024 году заканчиваются полномочия. Называют разных преемников. Кого вы видите преемником Путина, за которого Вы бы охотнее всего проголосовали?

Мнение Декабрь 2021 Декабрь 2020 Декабрь 2019
Медведев, лидер «Единой России» 2 4 11
Мишустин, председатель правительства 15 8 Х
Шойгу, министр обороны 18 18 24
Дюмин, губернатор Тульской области 1 0 1
Жириновский, лидер ЛДПР 0 1 4
Грудинин, экс-кандидат в президенты от КПРФ 3 5 9
Собянин, мэр Москвы 1 2 5
Навальный, блогер 5 2 Х
Нужен кто-то другой 24 33 26
Иное, без ответа 31 27 20

Примечание: Х — Данный политик не включался в опросный лист в 2019 году

 

Самый популярный кандидат – «другой» — 24% в 2021 г. (33% в 2020 и 26% — в 2019). Это говорит об исчерпанности кадрового скамейки путинского призыва. К сожалению, благодаря чернейшей кампании пропаганды против Павла Грудинина, кандидат КПРФ также набирает не самые высокие показатели «преемничества».

Лидирует в рейтинге преемников традиционно министр обороны Шойгу (18% как и в 2020 г.). Почти догнал его премьер-министр Мишустин – 15% в 2021 г. против 8 в 2020 г.

Заметим, если в 2019 каждый четвертый избиратель выступал  за «преемника» Шойгу, то в 2020 – уровень поддержки несколько сократился до каждого шестого. Это может говорить об эрозии запроса на архаичный образ «военного вождя» – этакую обновленную версию Путина, «мужика в погонах», которого хвалят по телевизору. За 20 лет избиратели сжились с таким образом возможного президента. Премьер Мишустин, хотя и ограничен в средствах пиара, а отношение к его правительству в целом негативно, все же набирает политический вес.

Собянин набрал лишь 1% (в 2019 — 5%) симпатий опрошенных. Видимо пандемия подкосила образ Собянина как преемника, а Жириновский вообще исчез как перспективный политик (чуть больше 0% мнений).

Ключевое в анализе этих мнений – 55% (в 2020 — 60%, в 2019 — 46%) не удовлетворены существующим «меню» претендентов в «преемники» либо уклоняются от ответа.

Понятно, что это ставит вопрос об очередной реинкарнации президентства Путина в 2024 году. Вопрос только как «продать» на пятый срок правителя, который уже четверть века у власти.

Сергей Обухов,

доктор политических наук

Исполнители исследования:

Фокина Н.В., консультант ЦК КПРФ,

Е.Б. Шабарова, кандидат политических наук, зам.зав. отделом ЦК КПРФ,

Д.А. Стрелков, зав. сектором отдела ЦК КПРФ,

С.П. Обухов, доктор политических наук,

Полевые работы – Е.В. Козин, зам. зав. Отделом информационных технологий ЦК КПРФ и Н.В.Фокина.

Отв. за выпуск – С.П.Обухов, доктор политических наук

Отдел ЦК КПРФ по проведению избирательных кампаний —

Центр исследований политической культуры России

Отдел ЦК КПРФ по информационным технологиям

28 декабря 2021 года

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Вера россиян в светлое будущее рухнула ниже уровня 1990-х

Пн Янв 3 , 2022
Пандемия, которая принесла России рекордную с военных времен смертность, и разгон инфляции с двузначным взлетом цен на базовые продовольственные товары, – окунули российских потребителей в беспросветную тоску. Post Views: 543

Рубрики