Не хватает усов и трубки — а так вылитый Сталин

Дмитрий Медведев уведомил директоров заводов ОПК о последствиях срыва оборонных заказов.

Материал комментируют:
На фото: заместитель председателя Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев (Фото: Екатерина Штукина/POOL/ТАСС)

Заместитель председателя Совбеза Дмитрий Медведев зачитал директорам заводов ОПК телеграмму Иосифа Сталина от 17 сентября 1941 года руководителю «Уралмашзавода» Борису Музрукову.

«Прошу вас честно и в срок выполнять заказы по поставке корпусов для танков на Челябинском тракторном заводе. Сейчас я прошу и надеюсь, что вы выполните долг перед Родиной. Через несколько дней, если вы окажетесь нарушителями своего долга перед Родиной, начну вас громить как преступников, пренебрегающих честью и интересами своей Родины», — процитировал советского вождя Медведев.

Сталин в своей телеграмме также подчеркивал недопустимость ситуации, когда солдаты на фронте страдают, а руководство завода, находясь в глубоком тылу, «прохлаждается и бездельничает». Медведев отметил, что не может не обратить внимание директоров заводов на то, как такая работа оценивалась «в сходной ситуации во время Великой Отечественной войны».

Зампред Совбеза также призвал услышать его или запомнить слова Сталина. «Как вы понимаете, результаты такого рода обращений были весьма впечатляющими. А если их не было, то сами понимаете, что происходило», — подчеркнул он.

Как это понимать? Жесткий намек? Медведев, который 10 лет назад уверял, что «ни в коем случае нельзя говорить о том, что сталинизм возвращается в наш повседневный быт», стал сталинистом?

— Сталинистом он, конечно, не стал. Он стал реалистом, — считает доктор философских наук, зав. кафедрой социологии и управления БГТУ им В.Г. Шухова Михаил Игнатов.

— Фигура Иосифа Виссарионовича — это фигура настоящей Победы, реального символа единения народов под флагом борьбы с нацизмом. Почему Медведев не сталинист, несмотря на то, что он обратился к риторике великого управленца? Потому что не коммунист. Но даже при таком «дано» в ситуации реальной опасности для Родины невозможно не использовать действительно рабочие подходы к организации управления. А ведь Сталин создал не только Победу, но и экономическое чудо восстановления СССР после затяжной войны. Думаю, и к этому опыту тоже надо обратиться.

«СП»: Вообще-то элементы сталинизма в риторике наших властей давно проскальзывают. По-вашему, сейчас подходящее время, чтобы их имплементировать в реальность?
— Конечно! А если бы эти элементы были задействованы лет десять назад, то и не было бы множества обнажившихся проблем в системе управления сейчас. Поймите меня правильно. Я не говорю о слепом 100-процентном копировании советского опыта — времена всё-таки изменились, экономика в целом, на уровне структуры, другая. Но то, что многое из советского наследия действительно прошло проверку временем и требует срочного внедрения — это факт.

«СП»: Письмо, прочитанное директорам заводов ОПК, это намек? Его стоит воспринимать крайне серьезно?

— Нет, не намек. Это уже прямое указание на истинное положение дел. И да, отнестись к этому заявлению надо крайне серьезно. Либо Победа, либо Смерть. Другого не дано. Действительно, крайнее средство получается.

«СП»: Какие кары ожидают ныне тех, кто проваливает Гособоронзаказ, какие рычаги есть у правительства, чтобы организовать производство в необходимых объемах? У нас же не война, значит, и законов военного времени тоже нет.

— Статья об измене родине — вот что ожидает. А рычаги простые: мобилизация рынка труда для предприятий Гособоронзаказа, жилье специалистам за счёт государства, повышение зарплат, строгий контроль, система качества. Мы все это уже умеем, не стоит быть рабом мифа о безалаберности наших управленцев. Специалисты есть, в том числе и в коммерческом секторе, которые за достойные условия труда проявят свою эффективность и на госпредприятии.

«СП»: Насколько жесткость вообще эффективна? Можно ли заставить руководство предприятий работать на износ?

— Жесткость как метод управления эффективна, когда в ограниченное время надо мобилизовать огромные ресурсы. Но эффективна она на короткой дистанции — к ней просто происходит адаптация. Тут важно учитывать, что в тот период, пока жёсткость эффективна, необходимо выстроить систему так, чтобы потом все работало и без агрессивных практик управления. Всякий человек конечен, даже руководитель предприятия. Поэтому тут важно соблюдение разумности, а иначе просто не с кем будет работать.

— Умение перестроиться — одна из базовых компетенций политика, — считает политконсультант, кандидат философских наук Александр Сегал.

— Как и умение забыть прошлую риторику. Но тут нужно еще учесть и объективно поменявшиеся обстоятельства. В 2010 году Дмитрий Анатольевич был участником «тандема», его функция состояла в мягком и бесконфликтном подхватывании власти, и говорить резкие вещи ему было непозволительно. Руководство страны в тот момент — то ли по инерции, то ли вполне осознанно — ориентировалось на мировое разделение труда и, как следствие, на интеграцию с Западом.

В то время жесткие высказывания были прерогативой Жириновского: он вбрасывал в публичное поле «на обкатку» идеи, которые выглядели скандальными, и могли вызывать неоднозначную реакцию публики.

Сегодня Жириновского нет, а потребность в такой функции осталась, и ее волей-неволей приходится примерять на себя другим политикам — в том числе Медведеву, и реализует он эту функцию довольно успешно.

Сегодня интеграция и глобализация ушли на третий (пятый, десятый) план, обстоятельства подталкивают если не к автаркии, то уж точно не к интеграции с «семеркой». Соответственно, требуется иная риторика и иная механика стимулирования производства — но какая? Первая альтернатива праволиберальному капитализму, которая приходит на ум — социализм. Но это слово табуировано, потому что российская политика долгое время была (и по инерции остается) сориентирована именно на праволиберальный капитализм. И тогда начинается типичное для эмпирической социальной практики эклектическое соединение несоединимого.

Логика простая: рассуждение по аналогии. Берутся жесткие и эффективные распоряжения Сталина и перекладываются на наше время. Но только распоряжения — без учета той системы, в условиях которой и по законам которой действовал Сталин. Речь идет об общественной собственности на основные средства производства, в основном в форме государственной и коллективной. Речь идет о плановом хозяйстве, минимально опосредованном денежным обращением и сориентированном не на стоимостные, а на натуральные показатели.

В тех условиях управленческий сигнал в виде сталинского письма был эффективен. В условиях современного капиталистического хозяйства, когда критерием успешности выступает прибыль, а продукт рассматривается лишь как ее потенциальный носитель, производство будет заинтересовано в продаже государству танков (самолетов, артустановок) по максимальной цене при минимальных затратах и, соответственно, потере качества. Любая попытка со стороны покупателя (государства) снизить цену и напрямую простимулировать производство реальной продукции будет успешной только при условии возврата к государственной (общественной) собственности. Иными словами, нужна полная или частичная национализация основных стратегических производств. Пока этого не произойдет, пока будут пытаться представить Сталина отдельно, а социализм отдельно, — чтение его писем останется лишь риторикой и попыткой повторить неповторимого Владимира Вольфовича.

— Ситуация в промышленности сейчас очень сложная, по многим направлениям — совершенно критическая, — отмечает секретарь московского городского комитета КПРФ по выборам Николай Волков.

— 30 лет с 1991 г. проходила и продолжается деиндустриализация России — при попустительстве властей, а часто — в результате проводимой ими политики.

Тысячи заводов были выведены из списка «мобилизационного резерва» при президенте Медведеве и в бытность его премьером. Тысячи предприятий прекратили свое существование. Это была бездумная, антигосударственная политика. Сейчас события на фронте заставляют власти искать пути возрождения промышленности. Хорошо, что власти поняли, что произошло.

Но упущено время, утрачены технологии, огромный провал в научных, инженерных и рабочих кадрах. Надо понимать, что в условиях санкций невозможно поднять промышленность, строя отдельные заводы. Нехватка любых комплектующих остановит процесс. Нужно восстанавливать целые отрасли и производственные комплексы. Это задача такого масштаба, какую наша страна решала последний раз в конце 1940-х — начале 1950-х, при послевоенном восстановлении промышленности. Но сейчас ее действительно нужно решать. И упоминание Сталина здесь уместно. Страну нужно переводить на производящую экономику срочно. Страна с нынешней паразитарной экономикой будет просто разгромлена…

На самом деле, умное развитие производства требует иных мер. Сделать все хорошо и качественно можно только потратив на это значительное время и всесторонне подготовив кадры. Но танки нужны стране уже в этом году! У нас нет времени, оно упущено! И поэтому сталинский опыт решения масштабных задач в «невозможно короткие сроки», часто ценой жертв и ошибок, сейчас, безусловно, актуален.

svpressa.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Г.А. Зюганов выступил на Всероссийском совещании партийного актива КПРФ

Сб Мар 25 , 2023
25 марта в режиме видеоконференции состоялось Всероссийское совещание партийного актива КПРФ. Его провел Председатель ЦК КПРФ Г.А. Зюганов. Post Views: 498

Рубрики