Газета «Правда». Риски «двойной игры»

Попытка найти средний путь между интересами трудящихся и буржуазии несёт в себе немало угроз, вплоть до капитуляции перед капиталом. Об этом необходимо помнить трудящимся Мексики, где в результате выборов власть сохранили левоцентристы.

Сергей КОЖЕМЯКИН, политический обозреватель «Правды».
2024-06-21 10:10

  Соседство с грабителем

Мексика — яркое доказательство того, что целью капитализма является не благополучие большинства жителей, а обогащение кучки толстосумов. Соседство и теснейшие экономические связи c ведущей капиталистической державой не принесли ей процветания. Напротив, вот уже почти два столетия богатейшие ресурсы страны вливают силы в чужие вены, а за декларациями о сотрудничестве скрывается углубление эксплуатации.

Создание 30 лет назад североамериканской зоны свободной торговли (НАФТА) закрепило несправедливый расклад. Вдоль американо-мексиканской границы корпорациями США были созданы сборочные предприятия — «макиладорас», ориентированные исключительно на экспорт. В то же время отечественное производство, лишившись господдержки, погрузилось в глубокий кризис. Дешёвый импорт с севера разорял сельское хозяйство и промышленность.

Примером зависимости стала ситуация в топливной сфере. Добываемая в Мексике сырая нефть поставляется в США, откуда возвращается в виде более дорогих нефтепродуктов. То же самое касается природного газа. Имея 200 млрд кубометров доказанных запасов, страна покупает его у северной соседки. Сменявшие друг друга проамериканские правительства фактически довели до банкротства государственную нефтегазовую компанию Pemex. Реформа 2013 года дала преимущества частным (как правило, иностранным) корпорациям, обещавшим решить проблемы энергетики за счёт возобновляемых источников. Однако кризис лишь углубился.

Обогащая узкую прослойку компрадоров, система периферийного капитализма обрекает миллионы людей на страдания. Неолиберальные реформы превратили Мексику в одну из самых социально расколотых стран. Две трети национального богатства оказались в руках 10 процентов населения, в то время как уровень бедности превысил 50 процентов. Платой за подчинение чужим интересам стал всплеск преступности. В 2006 году власти объявили «войну с наркотиками», впустив в страну американские спецслужбы. Однако результат оказался противоположным. Наркотрафик вырос — как и влияние картелей, захвативших целые регионы. Уровень убийств подскочил втрое, за 18 лет насильственной смертью погибли 450 тыс. человек — больше, чем в любом вооружённом конфликте за тот же период за исключением гражданской войны в Сирии. Власти и их американские партнёры вели двойную игру. В связях с наркокартелями уличены министр общественной безопасности (в 2006—2012 годах) Хенаро Гарсия Луна и множество других чиновников и силовиков.

Неприятие населением губительной модели привело к победе левое Движение национального возрождения (МОРЕНА) и его лидера Лопеса Обрадора. Новый президент разительно отличался от предшественников. Он начал с того, что сократил себе зарплату на 60 процентов, превратил президентский дворец в музей, переехав в довольно скромную квартиру, и продал президентский авиалайнер (как писала «Правда», его купили власти Таджикистана). Обрадор часто появляется в общественном транспорте, посещает бедные кварталы и деревушки, а также даёт ежедневные пресс-конференции.

Президент пошёл вразрез с традициями и в социально-экономической политике. Называя неолиберализм катастрофой, он провозгласил программу «четвёртой трансформации» (первой считается война за независимость, второй — реформы середины XIX века, третьей — революция 1910—1920 годов) для сокращения неравенства и бедности. Повышение уровня жизни большинства граждан, по мнению президента, должно было улучшить ситуацию с преступностью. «Объятия, а не пули» — такое название получила стратегия правительства в этой сфере.

  Упущенные возможности

За шесть лет правительство инициировало ряд прогрессивных реформ. В области трудовых отношений было предложено сократить рабочую неделю до 40 часов и продлить отпуск по уходу за ребёнком. Реформа горнорудной отрасли предусматривала запрет добычи открытым способом, национализацию литиевой промышленности, предварительные консультации с местными сообществами и компенсацию экологического ущерба. Прогрессивная шкала налогообложения должна была увеличить доходы бюджета, а преобразования в здравоохранении и образовании — обеспечить их доступность.

Большинство намерений, однако, осталось на бумаге. МОРЕНА и её союзники не обладали конституционным большинством, позволяющим менять защищающие интересы капитала нормы. Так и не преодолённой преградой оказался Верховный суд, большинство в котором составляют противники президента. Судьи назвали «нарушением принципа конкуренции и свободного рынка» проект отмены энергетической реформы 2013 года, с приданием стратегического статуса компании Pemex и Федеральной комиссии по энергетике — CFE.

И всё же назвать срок полномочий Обрадора чередой неудач нельзя. Недавно парламент одобрил создание государственного пенсионного фонда. Выплаты из него будут получать малообеспеченные жители, причём размер пенсий не должен быть ниже последней зарплаты человека. Правда, частные фонды, скопившие на своих счетах 350 млрд долл., остаются нетронутыми. Ранее в Мексике были расширены права профсоюзов, внедрены программы помощи фермерам, безработной молодёжи. Более чем вдвое — причём в реальном выражении, с учётом инфляции — выросла минимальная зарплата. Следует уточнить, однако, что этим благом не смогли воспользоваться работники неформального сектора экономики, а это почти 60 процентов занятых. Значительно выросло число получателей пособий. Различного вида социальная помощь оказывается 14 млн семей, это свыше трети населения.

Руководство пытается смягчить региональные контрасты, раскалывающие страну на относительно богатые столицу и северные регионы и бедный юг. Если в первых индекс человеческого развития схож со странами Восточной Европы (например, Сербией и Болгарией), то аналогами второго выступают Бангладеш и Таджикистан. Для исправления ситуации запущены проекты строительства железной дороги через полуостров Юкатан, нефтеперерабатывающего завода в Дос-Бокас и т.д.

Не добившись значительного пополнения бюджета, власти вынуждены перераспределять имеющиеся средства. Это имеет негативные последствия. Например, расходы на образование сократились на 10 процентов, уволены почти 100 тыс. работников. То же касается здравоохранения. Доля граждан, испытывающих трудности при оплате медуслуг, выросла с 16 до 39 процентов. При всех успехах социальной политики впечатляющими и необратимыми назвать их не получается. Уровень бедности по доходам снизился с 50 до 43,5 процента, а вот число живущих в нищете, напротив, увеличилось с 8,7 до 9,1 млн. Довольно скромными оказались результаты борьбы с преступностью. Уровень убийств снизился с 28 до 25 на 100 тыс. граждан, за последний год жертвами стали 33 тыс. человек.

Накапливающиеся проблемы создают почву для недовольства. В мае по стране прокатились протесты учителей, требующих индексации зарплат и роста расходов на образование. В ряде мест это привело к столкновениям с полицией, в штате Сакатекас демонстранты заняли здание местного правительства. Несколько недель продолжалась забастовка на заводах компании «Ауди» в Пуэбле. Их сотрудники требовали увеличения зарплат выше уровня инфляции и недопущения планируемых сокращений. Ещё дольше — четыре месяца — бастовали рабочие крупнейшего золоторудного месторождения Лос Минерос, принадлежащего американской корпорации «Ньюмонт». Их возмутили низкий уровень безопасности труда и отказ индексировать оклады.

Как считают в Коммунистической партии Мексики (КПМ), власти не решились использовать мандат доверия для решительного слома буржуазных порядков. МОРЕНА, добавляют коммунисты, не могла пойти дальше социал-демократической программы, поскольку сама отстаивает интересы определённых кругов национальной буржуазии. Демагогия и ограниченные уступки укрепили социальную стабильность, но воспользовались этим главным образом монополии.

  Время вызовов

Противоречивой оказалась и избирательная кампания. 2 июня мексиканцы выбирали президента, обе палаты парламента, региональные и муниципальные органы власти — всего более 20 тыс. должностных лиц. Поскольку Конституция предусматривает для главы государства один шестилетний срок, Обрадор участвовать в кампании не мог. Вместо него коалиция «Продолжим вместе творить историю», объединяющая МОРЕНА, Партию труда и другие организации, выдвинула руководителя столичной администрации, в прошлом учёную-эколога Клаудию Шейнбаум. В целом её программа повторяла стратегию Обрадора. Провозгласив построение «моральной экономики», Шейнбаум обещала ускоренное индустриальное развитие, в том числе благодаря строительству промышленных парков и достижению энергетического суверенитета. Вместе с тем она уделяла повышенное внимание феминизму и правам лиц нетрадиционной сексуальной ориентации, напоминая, что стала первым главой Мехико, участвовавшим в гей-параде.

Демонстрация преемственности проявилась в заявлениях, касающихся внешней политики. «Мы будем с уважением относиться к правительству Соединённых Штатов, у нас всегда будет добрая воля к сотрудничеству. Но мы также должны требовать уважения к нашему суверенитету. Координация — да, субординация — нет», — говорит Шейнбаум. Следует, однако, добавить, что политик училась в Калифорнийском университете в Беркли, в США живёт её дочь.

Главной соперницей Шейнбаум стала сенатор Сочитль Гальвес. Для её выдвижения объединились, несмотря на идеологические различия, основные оппозиционные силы: Партия национального действия, Институционно-революционная партия и Партия демократической революции. Выражая интересы крупного, в том числе иностранного, капитала, их альянс «Сила и сердце Мексики» вынужден был учитывать популярность левой повестки. Для этого Гальвес шла на театральные жесты. Проколов себе перед видеокамерами палец, она скрепила кровью бумагу с обязательствами не урезать социальную помощь. Избегая экономических тем, оппозиция сосредоточилась на обещаниях бороться с преступностью и коррупцией.

Кандидат от Компартии Марко Давила Хуарес не был допущен мексиканским Центризбиркомом. Организация призвала сторонников вписывать его имя в графу для незарегистрированных кандидатов — такую возможность предоставляет законодательство страны. Коммунисты развернули активную кампанию, призвав «положить конец несправедливости и привести рабочих к власти». КПМ требовала национализации ведущих компаний, банковской сферы и внешней торговли, выхода из договора о свободной торговле с США и Канадой, предоставления прав на самоопределение коренным народам. Должность президента коммунисты предлагают отменить, наделив властью подчиняющийся парламенту совет министров, а также призывают начать формирование Советов различных уровней. Эти меры позволят побороть преступность, связанную с крупным бизнесом и системой власти. «Секрет процветания наркокартелей не в их силе, а в деньгах», — подчёркивают коммунисты.

По итогам выборов победу одержала Шейнбаум и выдвинувшая её коалиция, однако новая администрация стоит перед серьёзными вызовами. Один из них — растущая зависимость от США. На первый взгляд, Мексика стала более самостоятельной. Правительство Обрадора выступает в поддержку Кубы, Венесуэлы и Никарагуа, отказывается поддержать Украину, вернулось в Движение неприсоединения. В то же время власти продлили соглашение о зоне свободной торговли с США и Канадой (теперь оно называется USMCA), по итогам прошлого года Мексика стала крупнейшим торговым партнёром Вашингтона, обогнав КНР. С развитием собственного производства это не связано, всё дело в процессе, которому присвоен термин «ниаршоринг». На фоне усиления антипекинской политики сюда переносят деятельность как уходящие из Китая западные корпорации, так и желающие избежать санкций китайские компании. Например, выпускающая электромобили «Тесла» отказалась от расширения своего производства в КНР и объявила о строительстве завода в Монтеррее.

С Пекином руководство страны сохраняет дистанцию, отказавшись присоединяться к инициативе «Пояс и путь» и введя 25-процентные пошлины на поставляемые Китаем сталь, алюминий и стекло. Из-за этого китайские инвестиции в мексиканскую экономику вдвое меньше, чем в аргентинскую, и втрое — чем в бразильскую. Критику коммунистов вызывает сотрудничество Мехико и Вашингтона в ограничении миграции. Всё это облегчает вмешательство США в дела соседей. Единственный выход для Мексики — реальное избавление от многовековой зависимости.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Партия власти отклонила законопроект об ужесточении требований к маркировке энергетиков

Пт Июн 21 , 2024
Инициативой предлагалось дополнять информацию, размещенную на таре энергетиков, фактами о вреде их чрезмерного потребления для здоровья, а также опасности их потребления совместно с алкоголем. Post Views: 404

Рубрики