«Против силы необходимо было применить только силу». Вспоминает защитник Верховного Совета РСФСР, депутат-коммунист Е.В. Доровин

«Против силы необходимо было применить только силу». Вспоминает защитник Верховного Совета РСФСР, депутат-коммунист Е.В. Доровин

d5bd3a5bc4bd7080c0531ff2626Накануне 20-летней годовщины трагических событий осени 1993-го мы встретились с председателем Комитета Памяти Жертв трагических событий в городе Москве в сентябре – октябре 1993 года, депутатом Госдумы фракции КПРФ Евгением Доровиным.

По материалам газеты «Правда Москвы», Мария Климанова
2013-10-02 09:46

 

– Евгений Владимирович, прошло почти 20 лет с начала драмы октября 1993 года, одного из ключевых общественных событий, резко перечеркнувших жизнь нашей страны и почти каждого из нас. На Ваш взгляд, нет ли опасности, что о трагических событиях 1993 года соотечественники забудут?

 

– Опасности такой нет и быть не может до тех пор, пока существует Коммунистическая партия. А эта партия бессмертна, как бессмертны ценности русского народа, на которых базируются Устав и Программа КПРФ, и соответственно, бессмертна та память, которую мы сохраняем. Ведь именно Компартия РФ на протяжении 20 лет стоит во главе той работы, которую мы проводим по сохранению в памяти россиян тех трагических событий 1993 года.

 

– Вы почти 20 лет возглавляете Комитет памяти. Расскажите, какие задачи стояли при его создании?

 

– В комитете, который я имею честь возглавлять вот уже 18 лет, на момент его создания официально было зарегистрировано 62 человека. В него входили совершенно разные люди. От рядовых граждан, кто принимал участие в защите Дома Советов, до депутатов Советов различных уровней. Все эти люди поддерживали связи с семьями погибших и раненых, оказывали им различную помощь, в частности, устраивали в больницы, организовывали похороны погибших, помогали все эти годы морально и материально.

 

– На сегодняшний день, что является в работе Комитета памяти наиболее важным?

 

– Я думаю, что после проведения мероприятий, посвященных 20-летию тех трагических событий, мы объявим набор молодежи в состав комитета, для того, чтобы уже последующие десятилетия в наших рядах были молодые люди, продолжатели нашего дела. Безусловно, неизвестно, в каком составе мы подойдем к тридцатилетию даты, в каком количестве, и что будет на тот момент со страной. Но я убежден, что комитет будет существовать при любом строе. И при нынешней власти, и, тем более, после прихода к власти коммунистов, поскольку людская память вечна, убить ее или искоренить нельзя. Я считаю, что значительную роль в работе комитета сыграли бы дети и внуки тех людей, кто отдал жизнь на баррикадах 1993 года. Эти ребята подрастали на наших глазах, многие из них уже закончили учебные заведения, все эти годы мы помогали им встать на ноги, пытались скрасить их горечь, чувство потери родителей. Так, когда они были совсем маленькими, наш комитет отправлял ребятишек в детские лагеря отдыха, обеспечивал билетами на новогодние представления. Два раза в год, на Новый год и 8 марта, организовывали для матерей и жен погибших, концертные программы, чаепития, дарили подарки. Вот уже 20 лет семьи погибших и пострадавших продолжают поддерживать с нами отношения. Ежегодно, 4 октября, их выступления можно услышать на наших акциях памяти. Работа ведется, и боязни, что все будет предано забвению, нет.

 

– Есть ли факты помощи со стороны государства семьям погибших или согражданам, ставшим инвалидами?

 

– К сожалению, никакой помощи государство семьям погибших и пострадавших не оказывает. За весь 20-летний период все наши попытки быть услышанными, привлечь внимание государства к проблемам этих семей даже на парламентском уровне не возымели результата. Как известно, в Мосгордуме и Госдуме у фракции КПРФ нет достаточного количества голосов, чтобы принять нужный законопроект. Более того, этот вопрос не ставится даже в повестку дня. Еще в 2003 году специально созданная парламентская комиссия подготовила огромный материал к 10-летию трагических событий, предоставила материалы и проект постановления Госдумы, которые могли бы облегчить жизнь семьям погибших и пострадавших, придать им определенный статус, чтобы люди на законных основаниях получали компенсации и льготы, но власть на это не пошла.

 

Приведу простейший пример. Я в течение восьми лет с 1995 по 2002 год занимался возможностью установки памятника на Красной Пресне погибшим в тех трагических событиях октября 1993 года, однако на протяжении всех этих лет натыкался на различные преграды и отказы. Как официальные, так и неформальные. С нашей стороны были собраны деньги, подготовлен макет и проект памятника, даже выбрано место, которое бы не помешало никому. Тем не менее, мне было сказано, что если даже будет собрано 200 миллионов рублей, памятник не будет поставлен до тех пор, пока не будет политического решения со стороны Президента и Правительства.

 

– Проведено ли непредвзятое расследование той трагедии, что произошла 20 лет назад? Воздалось ли преступникам по заслугам?

 

– Расследование проводила парламентская комиссия, которая к 2003 году предоставила ряд материалов в Госдуму. Именно тогда были озвучены многие фамилии. И тех, кто отдавал приказы, и исполнителей. В их числе кровавый диктатор Ельцин и его подручные: министр обороны Грачев, министр МВД Ерин. Несмываемым позором покрыли себя воинские части, которые предоставили войска и технику для подавления выступлений собственного народа. В частности, это такие прославленные дивизии, как Таманская и Кантемировская. Поэтому ряд имен и фамилий, тех, кто разрушал страну, нам хорошо известен.

 

Однако, поскольку Госдума пошла на так называемый «нейтральный» вариант и приняла решение об амнистии в феврале 1994 года, были амнистированы обе стороны: и защитники, и преступники. И естественно, преступники остались на свободе и никакого наказания за свои злодеяния не понесли. На мой взгляд, Госдума тогда приняла неправильное решение. Если бы такое решение не было принято, то на какой-то небольшой срок продлилось бы заключение под стражей арестованных защитников Советов, но нам бы удалось за этот период отстоять нашу позицию, что за преступления нужно отвечать, и тогда органам и Прокуратуры, и МВД пришлось бы поднимать еще раз документы, озвучивать фамилии и имена всех виновных и довести дело до суда.

 

Кроме суда людского есть еще и суд Божий. И мы знаем, что произошло со многими из тех, кто выполнял грязную и кровавую задачу. Некоторых из них нет уже в живых, а кто еще жив – физически или морально уродлив. Я уверен, что состоится и людской суд. Пусть он будет заочным для тех, кто уйдет из этой жизни, но люди должны знать имена и фамилии тех, кто совершил государственный переворот, уничтожив Советскую власть. Сегодня мы пожинаем плоды жуткой приватизации и национального унижения, когда русский человек не может спокойно ходить по своей земле, жить и работать. Все это результат событий 1993 года.

 

– В Госдуме фракция КПРФ создала Комиссию по расследованию, членом которой Вы являетесь. Какие задачи перед ней стоят? Каковы первые результаты работы?

 

– Создать парламентскую комиссию из членов всех фракций не удалось. Пришлось создавать внутрифракционную комиссию, членом которой я являюсь. Возглавляет ее один из наших депутатов Александр Дмитриевич Куликов, очень опытный человек, бывший сотрудник правоохранительных органов. Изначально перед нами стояла задача подготовить ряд материалов и дополнительных сведений по данной проблеме и к 3-4 октября подать наши наработки на пленарное заседание Госдумы, но все же мы решили продлить деятельность нашей комиссии еще на ближайший год – два, а может быть, и до конца созыва нынешнего состава Госдумы. Почему? Потому что проводится дополнительное расследование, есть вновь выявленные факты по событиям 1993 года. Поэтому депутаты нашей фракции договорились о продлении работы.

 

– В скором времени будут проходить траурные мероприятия в Москве. Кто их организует?

 

– Все эти 19 лет во главе проведения траурных мероприятий стоят Комитет памяти, ЦК и МГК КПРФ. В 1994-1995 гг. мы собирали более 30 тысяч человек, перекрывали центр Москвы, власть еще боялась обострять с нами отношения, и нам многое разрешалось. К нам присоединялись просто люди с улицы, которые были небезразличны, помнили, интересовались. Последние десять лет мы проводим мероприятия по наработанной за этот период схеме, я считаю её оптимальной и в политическом, и в организационном смысле.

 

3 октября проводим панихиду у мемориального креста перед зданием АСК – 3. В этом году изза того, что руководство ТТЦ «Останкино» построило новую проходную у здания, крест перенесли за здание, что не может не вызывать негодования. Мы подключали министра телекоммуникаций, но он уходил от общения со мной. Сейчас к вопросу подключился Геннадий Андреевич Зюганов, поэтому есть надежда, что нас услышат.

 

4 октября состоятся политические и ритуальные мероприятия. На Площади 1905 года КПРФ проведет митинг, далее состоится траурное шествие по ул. Красная Пресня и затем православная панихида с благословения Патриарха у памятного креста на Дружинниковской улице.

 

В этом году мероприятие будет несколько масштабнее и по содержанию. Ведь двадцать лет – это юбилейная дата. Приедет много людей из разных регионов, в том числе из бывших республик СССР. Возможно, из Чимкента приедут родственники капитана-лейтенанта Игоря Остапенко. Это был практически единственный офицер, который вывел свое подразделение на поддержку Верховного Совета. К сожалению, у переезда в районе Щелковского шоссе подразделение было заблокировано, его подчиненные были поставлены под пулеметы и, чтобы не подвергать солдат смертельной опасности, он приказал им сложить оружие, а сам, как полагалось в традициях русского офицерства, застрелился. Все эти годы мы оказывали необходимую помощь семье Остапенко, помогали с лечением его отца, шесть лет назад мы собрали деньги и на могиле в Чимкенте установили красивый памятник этому мужественному человеку.

 

– Сейчас, спустя двадцать лет, о чем более всего Вы сожалеете? Что было сделано неправильно?

 

– Конечно, я сожалею о том, что произошло, о том, что люди, управлявшие процессами, были непоследовательными. Мы должны были предвидеть возможность подобных действий со стороны исполнительной власти во главе с Ельциным, ощетиниться на эти выпады сильно и крепко. Считаю, что против силы необходимо было применить только силу, и в этом смысле была наша недоработка. Мы не приняли конкретных мер к вооружению значительного количества наших людей, которые могли бы оказать серьезное сопротивление ельцинской банде убийц и насильников.

 

Тем не менее, я глубоко удовлетворен, что являлся участником тех событий на стороне добра и справедливости. Мне не стыдно взглянуть в глаза своим близким, а также тем людям, которые могут спросить, где я, коммунист, был в этот период, когда уничтожали Советскую власть. Убежден, что придет день, и имена всех людей, кто отдал тогда свою жизнь за Родину и за Советскую власть, будут вписаны золотыми буквами в историю российского государства.

 
Статья прочитана 93 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!