Руководитель ФАС России на правительственном часе в Госдуме ответил на вопросы депутатов КПРФ

4 апреля в Государственной Думе проводился правительственный час с участием руководителя Федеральной антимонопольной службы России (ФАС России) И.Ю. Артемьева. Депутаты КПРФ задали вопросы Артемьеву и выступили.

Пресс-служба фракции КПРФ в Госдуме. Алексей Брагин.
2020-03-05 15:26

Н.Н. Иванов, фракция КПРФ:

— Уважаемый Игорь Юрьевич, ключевой показатель предполагает увеличение доли закупок у субъектов малого предпринимательства и социально ориентированных некоммерческих организаций в сфере государственного и муниципального заказа не менее чем в два раза.

Вместе с тем показатель объёма закупок участниками, которые являются только субъектами малого и среднего предпринимательства, за год вырос всего на 8 процентов при необходимости обеспечения роста на 60,5 процента к 2020 году.

Учитывая, что контроль за соблюдением 222-го и 44-го ФЗ возложен на антимонопольные органы, хотелось бы услышать, какие пути решения данной проблемы предполагает ФАС России? Имеется ли у ведомства намерение инициировать внесение изменений в законодательство, направленные на расширение конкуренции при закупках у субъектов естественных монополий и организаций с государственным участием?

Спасибо.

И.Ю. Артемьев:

— Уважаемый Николай Николаевич, спасибо большое за ваш вопрос.

Мы полагаем, что по 44-му закону ситуация достаточно благоприятная, мы близки к исполнению показателей, у нас ещё есть 2020 год, для того чтобы исполнить указание президента.

По 223-му есть большие проблемы с крупными нашими госкомпаниями. Они, как вы знаете, действуют на основании своих собственных положений о закупках, у них есть большая вольница в этом отношении. Но в целом можно сказать, что они никакого стремления брать на подряд малые компании не демонстрируют совершенно. Это тоже особенность нашего мира естественных монополий, где они предпочитают передавать не на подряд малым бизнесам, а передавать крупным компаниям или делать как в натуральном хозяйстве всё внутри себя.

Мы видим пути решения в следующем. Во-первых, мы говорим о том, что нужно внести изменения в 223-й закон, сделать нормы, которые бы обязывали их закупать у малого бизнеса отечественного товары, конечно же, более строгими. Это первая задача.

Кроме того, мы считаем, что спецторги для предприятий малого бизнеса, где могут участвовать только малые компании, нужно расширять существенно по номенклатуре изделий.

И третье, это уже в качестве идеи, но очень прошу её поддержать, мы считаем, что может быть в соответствии с федеральным законом установлен перечень работ Правительством Российской Федерации, которые делаются на подряде только малыми компаниями: красить заборы, вворачивать лампочки, следить за сантехникой. Почему это должны делать какие-то огромные конгломераты? Это должны делать малые компании, люди, которые здесь же живут и здесь же работают, и это может быть семейным бизнесом, и чтобы любой подряд по этому виду работ передавался только малым компаниям и более никому.

Н.В. Арефьев, фракция КПРФ:

— Уважаемый Игорь Юрьевич, вот в последнее время ваше ведомство ополчилось на государственные и муниципальные унитарные предприятия.

Ваши сотрудники у нас в комитете похвалили Москву за то, что Москва приватизировала нежилые помещения, ну вот какой эффект получился. Значит, частники повысили арендную плату безо всяких оснований, в два, в три раза, и таким образом уничтожили малые предприятия, размещающиеся на этих площадях. По всей стране, пройдите по любому городу, вы на первых этажах увидите вывести: аренда, аренда, аренда. Даже дом, где я живу, было три небольших отечественных магазина, сейчас их заменил «Дикси», три магазина уничтожили.

Так скажите, пожалуйста, вот это ваше настойчивое желание уничтожить государственную собственность даже в малом бизнесе, как же поправить тогда, чтобы не было чрезмерных арендных платежей, и чтобы не уничтожался малый бизнес, о котором так много хлопочет наше правительство? Спасибо.

И.Ю. Артемьев:

— Уважаемый Николай Васильевич, у нас нет никакого желания уничтожить что-либо, у нас есть желание преобразовать и заменить одну форму на другую.

Дело всё в том, что так называемые вопросы хозяйственного ведения и компании, которые называются сегодня ГУПами и МУПами, они создавались на переходный период и их соответствующий статус, который прописан в законодательстве, он ущербен. Они не ведут реестр имущества, не сдают должную отчётность, они не прозрачные. Их иногда называют в регионах «теневыми кошельками губернаторов», потому что это, фактически, второй бюджет, который через имущественные комплексы и соответствующие субсидии скрытно передаётся на рынок и расходуется за пределами соответствующего бюджета.

Поэтому идея заключается в том, чтобы их преобразовать в государственные, подчёркиваю, предприятия. Согласно соответствующему закону о госпредприятиях это прозрачные структуры с реестром имущества и так далее. То есть прекратить, закрыть эту теневую сферу — вот в чём наша задача. И для того не нужно больших затрат, а нужно было принять соответствующее законодательство. Поэтому речь не идёт об уничтожении, речь идёт о замещении устаревших хозяйственных форм более современными, открытыми и прозрачными, и не более того.

Что касается регулирования ставок арендной платы. Я хотел бы сказать, что здесь, конечно же, мы пытаемся за этим следить, но это не вопросы ведения антимонопольной службы. Если кого-то не допускают до соответствующих торгов, если кого-то не допускают до соответствующей инфраструктуры, там работает антимонопольная служба. Это вопрос общеэкономический и, возможно, в том числе законодательного регулирования.

О.Н. Алимова, фракция КПРФ:

— У меня вопрос, Игорь Юрьевич. Многие задали вопросы, но, тем не менее, коль вы упоминаете в своих выступлениях 44-й пресловутый закон, который действительно требует коренного внимания. Вот сейчас в Государственной Думе мы приняли закон по питанию детей в школах. У нас и… единственное, это хорошо — огромные деньги, многие миллиарды будут выделяться. Проблему вроде бы решили, но есть то, что там готовят, преподносят — невозможно. Ибо по 44 закону выигрывает тот, кто упал ниже нижнего. И поэтому, получается, надо кормить в день на 120 рублей, а выиграл тендер тот, кто 26 рублей. Поэтому там же должно быть сбалансированное питание, безопасное, витамины, набор белков, жиров, калорийность и так далее.

Как вы считаете, кто должен вообще-то это контролировать, и когда это можно пресечь? Потому что мы экономим на детях. И в конце концов, мне кажется, нужно в 44 законе несколько иные критерии, а не только те, кто выиграл, потому что… (Микрофон отключен.)

И.Ю. Артемьев:

— Уважаемая Ольга Николаевна, такие критерии в 44 законе в отношении питания детей и школьников содержатся. Никакого прямого тупого аукциона на понижение цены, что побеждает тот, кто даст наименьшую цену, не содержится в законе 44-м. Там есть любое разнообразное меню, которое, конечно же, должно приводить в конечном итоге к победе того, кто предложит соответствующую цену, качество на основании того стандарта поставки, которые должны быть утверждены.

Иными словами, если заказчики хотят хулиганить, то они могут устроить такую глупость, как просто аукцион на понижение. Если они проводят грамотно предквалификацию, читая закон, и все нормы там есть соответствующие, то они получат нормальное соотношение цены и качества при заданном стандарте, что нам и нужно с вами. Есть разные практики, к сожалению.

Н.Н. Иванов:

— Уважаемый Александр Дмитриевич! Уважаемые депутаты! Уважаемый Игорь Юрьевич!

Вчера депутаты фракции КПРФ выразили сожаление о том, что наши встречи с министром, к сожалению, редки, а проблем не убавляется, а прибавляется. Поэтому я очень тезисно хотел бы остановиться сегодня на некоторых из них.

Первое. Один из важнейших вопросов, касающихся расходования бюджетных средств, — это вопрос о государственных закупках. В действующих в настоящее время федеральных законах 223 и 44 предусмотрено право заказчиков осуществлять закупку товаров, работ и услуг путем проведения конкурсов и аукционов, а также иными способами. При этом заказчики вправе покупать любые товары, работы и услуги у единственного поставщика напрямую, минуя конкурентные процедуры по своему усмотрению, что фактически приводит к легальному уходу заказчиков от конкурентных процедур и нивелирует действие закона, сводя эффективность его практически к нулю.

По оценкам экспертов ущерб от антиконкурентных соглашений на товарных рынках и торгах составляет 1,5-2 процента размера ВВП ежегодно. Завышение цен в случае картелей на торгах достигает 30 процентов начальной стоимости предмета торгов, завышение цен картелями на товарных рынках составляет 18 процентов, трансграничными и международными картелями — 23 процента.

Главные негативные последствия сговоров на торгах — увеличение бюджетных расходов в связи с отсутствием реальной конкуренции на аукционах конкурсах. При этом в год для проведения государственных закупок и закупок компаний с государственным участием из бюджета выделяется 30 триллионов рублей, что позволяет говорить о миллиардах рублей ущерба от картелей для бюджетов всех уровней.

Антиконкурентные соглашения выявлены в сфере государственного оборонного заказа. В списке потерпевших от сговоров на торгах оказались: Министерство обороны, ФСБ, МВД, Таможенная служба, Налоговая служба, Счётная палат и даже Центральная избирательная комиссия.

В этой связи прошу ФАС определиться, занять четкую позицию и предпринять меры для устранения данных противоречий.

Второе. Законопроект номер 554026-7 о запрете на создание и осуществление деятельности унитарных предприятий готовится ко второму чтению. Однако, «круглый стол», проведенный 15 октября 2019 года выявил полную ненужность этого закона, что было выражено и в выступлениях депутатов, и членов Совета Федерации.

ФАС приводит аргумент, что без этого закона у нас никогда не поднимется экономика, дескать, ГУПы и МУПы мешают частному бизнесу на конкурентных рынках, но так ли это? Только лукавый может утверждать, что 5 тысяч предприятий мешают экономике России, не дают ей развиваться, хотя всю экономику страны представляют около 7 миллионов предприятий.

Если закон будет принят, он имеет потенциальную возможность уничтожить не только МУПы и ГУПы, но и высокотехнологические институты предприятий типа НПО имени Хруничева. Проект данного закона противоречит статьям 8, 72 Конституции и Закону «О приватизации государственного и муниципального имущества», так как выстраивает иную схему приватизации государственного и муниципального имущества и в пользу частной собственности дискриминирует государственную, что тоже противоречит Конституции.

Третье. Завод «Лентеплоприбор» является, по сути, единственным, кто создавал программно-временные микроэлектронные устройства УПВМ-1. Они нужны для конструирования разных типов вооружений, используемых во флоте. К примеру, устройство требуется для ракето-торпед 85РУ, противолодочного комплекса «Раструб-Б».

Ещё в 2016 году ФАС признали «Лентеплоприбор» монополистом в области производства устройств для оборонки, поскольку 95 процентов заказов продукции это предприятие, выполняющее государственный оборонзаказ, и предписали снизить монопольно высокую цену на УПВМ. Итог: в 2018 году доходы предприятия составили 56 миллионов рублей, что на 39 миллионов рублей меньше показателей 2017 года. По той же причине за прошлый год завод получил убытки в 3,2 миллиона рублей. В итоге совет директоров предприятия, впрочем как и собрание акционеров, вынесли неутешительный вердикт: «Лентеплоприбор» должен быть ликвидирован. По сути, монополист не выдержал давления ФАС, теперь оборонка лишилась отечественного производителя. Как это отразится на самом флоте, предугадать нетрудно. Здесь ФАС проявила характер, зато не может проявить характер и прекратить грабить селян, где киловатт-час для жителей села — 8 рублей, для строителей — 4,9 рубля, для промышленности — 2 рубля.

Четвёртое. С 2017 по середину 2019 года антимонопольными органами возбуждено чуть меньше двух тысяч дел, ограничивающих конкуренцию соглашений. Из них более половины непосредственно впоследствии отменены судом. ФАС России отмечает, что в большинстве случаев отменённые и прекращённые дела о нарушении антимонопольного законодательства связаны с отсутствием у антимонопольного органа достаточных полномочий по выявлению противоправных действий и сбору необходимых доказательств. И предлагает ФАС дополнить закон «О защите конкуренции». Что предлагается, послушайте: изъятие, выемка документов и предметов, самостоятельное вскрытие помещений или иных мест, где могут находиться подлежащие изъятию документы и предметы. Получение объяснений, получение персональных данных и сведений об абонентах услуг связи, а также результатов оперативно-розыскной деятельности.

Указанные полномочия являются серьёзными ограничениями права свобод граждан и юридических лиц. Даже в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации при выемке документов и предметов не предусматривается вскрытие помещений и иных хранилищ. Осуществление данного действия можно только в рамках обыска, проводимое на основании постановления суда.

ФАС России в рамках антимонопольного регулирования уже обладает достаточными полномочиями, позволяющими получить необходимую информацию, документы, объяснения.

С учётом вышеизложенного рассматриваемые инициативы ФАС представляются избыточными. Предлагаю ФАС высказанные замечания учесть в дальнейшей работе.

Спасибо за внимание.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Призывы и лозунги ЦК КПРФ к Всероссийской акции протеста «За социальную справедливость! За достойную жизнь!» 17 марта 2020 года

Чт Мар 5 , 2020
4 апреля в Государственной Думе проводился правительственный час с участием руководителя Федеральной антимонопольной службы России (ФАС России) И.Ю. Артемьева. Депутаты КПРФ задали вопросы Артемьеву и выступили. Пресс-служба фракции КПРФ в Госдуме. Алексей Брагин. 2020-03-05 15:26 Н.Н. Иванов, фракция КПРФ: — Уважаемый Игорь Юрьевич, ключевой показатель предполагает увеличение доли закупок у […]

Рубрики