НЕТ «ЗАВОДУ СМЕРТИ» НА ВОЛГЕ!

НЕТ «ЗАВОДУ СМЕРТИ» НА ВОЛГЕ!

Когда прошлой зимой на одной из огромных свалок в Подмосковье произошел выброс ядовитых газов и отравились десятки детей, то родители вышли на улицу.

Их поддержали люди в десятках городов вокруг Москвы, где находятся такие же свалки. Подмосковье всколыхнулось. Десятки, сотни тысяч людей «затопили» площади и улицы городов, перекрыли дороги.

Приехавшему к протестующим губернатору пришлось с позором ретироваться под свист и крики «позор», при прикрытии охранников, в которых летели куски льда и снега. Наряду с экологическими требованиями зазвучали политические требования – смены власти. Кремль испугался. Непосредственно под его стенами назревала революция.

И тут же принимается решение провести мусорную реформу. Все мы столкнулись с её реальными результатами – резким ростом тарифов и захламлением наших городов и сел.

О реальных целях и результатах этой реформы – отдельный разговор. Но одно решение правительства Медведева особенно  болезненно затронуло наш регион, когда пытались тихой сапой реализовать ввоз именно в Саратовскую область, в бассейн реки Волги, со всей страны, а вероятно и мира, наиболее опасные отходы 1–2 классов опасности. Как только информация об этом постановлении, предусматривающем строительство завода по переработке самых опасных отходов мощностью 50 тысяч тонн, стала известна депутатам от КПРФ Саратовской областной думы, тут же этот вопрос был поднят на всех заседаниях комитетов, рабочих групп, пленарных заседаниях и т.д. Были направлены депутатские запросы как федеральному правительству, так и губернатору Радаеву. Началась протестная борьба на улицах города.

В рамках нашей статьи мы рассмотрим лишь несколько вопросов, которые возникли в ходе попыток разобраться в ситуации, и представим наше видение ответов. Именно наше, вопреки обещаниям предоставить видение правительства Медведева, губернатора и РосАтома (инициатора и заказчика проекта) в августе. Но до сих пор это видение мы так и не получили.

ПОЧЕМУ ВЛАСТЬ СКРЫВАЕТ ОТ НАС ИСТИННЫЕ ДАННЫЕ О ПРОЕКТЕ?

Нам заявили, что конкретные решения по параметрам проекта ещё не приняты. ЛОЖЬ!

На проектирование, которое начато, согласно постановлению, на 2019 год выделено уже не менее 50 миллионов рублей. Любой проектировщик, любой учебник для строительного техникума расскажет, что проектирование ведется в соответствии с «техническим заданием», в котором указываются все параметры, о которых мы хотели бы знать и о которых мы поговорим ниже. Мало того, по имеющимся у нас сведениям, прорабатываются договора с транспортными и строительными компаниями на выполнение вполне конкретных объемов работ.

Почему же правду не говорят нам, несмотря на то, что власть откровенно испугалась взрыва протеста в регионе? Видимо потому, что правда настолько опасна, а перспективы для населения настолько мрачны, что неизбежно вызовут ещё большую волну негодования населения.

Согласно постановлению, на первом этапе таких предприятий будет всего 4 в России, потом ещё 3.

 

ПОЧЕМУ ИМЕННО В НАШЕМ РЕГИОНЕ ПЛАНИРУЮТ ПОСТРОИТЬ ЭТО ПРЕДПРИЯТИЕ?

Первый довод, почему «повезло» именно Саратовской области. Потому что, по заявлению РОСРАО (дочка РосАТОМа), именно у нас этих отходов много. Такая же позиция высказана в статье официального издания «Страна РОСАТОМ» от 2 июля 2019 года: «Важно не перевозить отходы по всей стране, а разместить заводы там, где их образуется больше всего». Опять ЛОЖЬ!

В этой же статье сказано, что в стране в целом производится около 350 тысяч тонн таких отходов. На территории нашего региона их образуется, согласно отчетам Министерства экологии и природопользования, не более 2 тысяч тонн.

Учитывая крайне удручающее положение региональной экономики и растущий отток населения, количество ртутных ламп, трансформаторов, промышленных и бытовых кислот и щелочей, нефтепродуктов и т.д., такие предприятия должны бы быть расположены всё в том же Подмосковье, где ни одного из них строить как раз и не предполагается. Однако, как говорилось выше, жители Подмосковья «показали зубы». А Саратовская область настолько депрессивная, что её жители будут рады и «объедкам с барского стола» в пару сотен рабочих мест и налоговым подачкам, а губернатор, занимающий последнее место в рейтинге руководителей регионов ПФО, опасаясь за своё кресло, настолько сговорчив, что готов продать регион вместе с нами за 30 серебряников РосАТОМа.

Во всем мире самые опасные производства выводят в Африку и Юго-Восточную  Азию, где местные аборигены готовы работать за плошку риса и бусы, продавая в рассрочку здоровье собственное и своих детей, и не имеют опыта организованного социального протеста, как в той же Европе или Америке. Вот за таких аборигенов держат и жителей нашей области.

Довод второй. У нас есть уже готовый завод в Горном, который может это перерабатывать. И с упорством, достойным лучшего применения, нам промывают мозги красивыми картинками и рассказами, насколько это предприятие безопасно. ЛОЖЬ!

Завод в Горном уничтожал (а по нашим данным, продолжает уничтожать) химическое оружие. Технологии этого процесса не имеют ничего общего с технологиями переработки отходов 1–2 классов опасности. На предприятии в Горном было переработано 1200 тонн за всё время работы боеприпасов, новое же предприятие имеет мощность 50000 тонн в год. Утрированно: это всё равно, что строить авиационный завод не месте часовой мастерской. Что же касается безопасности нового предприятия, стоит вспомнить, как в России «осваивают», «распиливают» выделяемые из бюджета средства. А заодно вспомнить,  сколько служат наши новые дороги, жилые дома, иные объекты, сколько цемента оказывается в бетоне, какой толщины асфальт и как внезапно суперсовременная, по накладным, электроника и системы управления, купленные за огромные деньги в Европе или Америке, вдруг оказываются дешевыми подделками из подвалов Китая или Тайваня. Сразу же хочется как можно быстрее отказаться от такого нового «абсолютно безопасного» объекта.

Что касается правды. На одном из совещаний представитель РосРАО проговорился, что в нашем регионе строят потому, что здесь дешевая рабочая сила, близко расположенная транспортная инфраструктура. На предложение депутатов от КПРФ строить где-нибудь в пустыне или на бывших полигонах, да мало ли в России мест, где плотность населения гораздо меньше, чем на берегах Волги, было сказано, что это экономически невыгодно. Конечно, основные издержки в виде резкого роста заболеваемости и смертности, необходимости строительства больниц, реабилитационных центров, кладбищ и моргов, увеличение суммы больничных не закладываются в расчеты РосРАО. Эти расходы лягут на местные и региональные бюджеты, а в конечном итоге – на и без того тощий карман местного населения. Сюда же, кстати, нужно отнести и потерю туристической и инвестиционной привлекательности региона, усиление оттока его жителей да и просто удешевление тех же квартир в области. Все же барыши получит РосАТОМ.

КАКИЕ БАРЫШИ ПРИ ЭТОМ ПОЛУЧИТ РОСАТОМ И СКОЛЬКО ПЕРЕПАДЕТ РЕГИОНУ?

Нам говорят о шикарном инвестиционном проекте, вливаниях в бюджет и большом количестве рабочих мест. ЛОЖЬ!

Снова обратимся к заявлению того же представителя РосРАО. Ежегодная выручка планируемого предприятия за переработку отходов 4 млрд. рублей. Совокупные же отчисления в бюджеты всех уровней составят порядка 30 миллионов. Улавливаете разницу? Да за такой куш, как говорил Маркс, капиталист пойдет на любое, даже самое страшное, преступление. Что для него пара-тройка миллионов жизней каких-то аборигенов с берегов Волги? Что же касается рабочих мест, то учитывая озвученную величину налога (а 50% его — это налог на доход физических лиц), легко просчитать, что при средней зарплате в 30 тысяч рублей рабочих мест добавится не более 200, из которых половина — приезжие специалисты. Что же касается развития социалки хотя бы того же Горного, тот же представитель заявил, что вся социальная инфраструктура, доставшаяся от военных, вполне достаточна, и новых вложений не предполагается. Так что РосАтом не только не хочет потратить несколько миллионов из своих миллиардов на доставку тех же вахтовиков в пустынные места, где можно было построить завод, но даже не желает тратиться на те же детские площадки во дворах Горного.

ОТКУДА К НАМ БУДУТ ЗАВОЗИТЬ ОТХОДЫ?

РосРАО заявляет, что отходы будут наши и максимум соседних регионов. ЛОЖЬ!

Вернемся к приведенным выше цифрам. Из 350 тысяч тонн отходов 1—2 классов опасности, образуемых в России за год, реально удастся собрать, во всяком случае в ближайшие десятилетия, не более половины. К сожалению, у нас отсутствует система контроля за отходами предприятий, их перемещением и утилизацией. Система сортировки бытовых отходов – в зародыше. Сюда же стоит добавить коррупцию, которая позволяет предприятиям и организациям «откупиться» от необходимости строго учитывать, сдавать и оплачивать производимые ими отходы. В результате 7 планируемых предприятий (7 х 50 = 350 тысяч тонн) придется (для сохранения барышей РосАтома) дозагружать отходами из-за границы. Кстати, практически ни одна из западных стран и Япония не перерабатывают свои отходы 1–2 классов опасности, считая такую переработку крайне опасной. Вот для них-то, видимо, и строятся такие мощности. А это уже валюта и совсем другие доходы. Европейцы дорого готовы платить за своё здоровье РосАТОМу. Недаром уже подписано соглашение о трансграничном перемещении опасных отходов по таможенной территории Евразийского экономического союза.

Если же отходов завезут в область больше, чем может переработать предприятие, тоже нестрашно, их будут складировать на мусорных полигонах.

НЕ ПОПАДУТ ЛИ ОПАСНЫЕ ВЕЩЕСТВА В СЛУЧАЕ ХАЛАТНОСТИ ИЛИ АВАРИИ В ВОЛГУ, ОТРАВИВ ПОЛРЕГИОНА?

РосРАО отвечает: нет, до Волги десятки километров. А опасная зона – значительно меньше. ЛОЖЬ!

В непосредственной близости от уже имеющегося предприятия (а новое будет больше) протекает река Сакма, которая впадает в Большой Иргиз, впадающий, в свою очередь, в Волгу. И даже без учета близких в том районе грунтовых вод опасности аварий при транспортировке отходов или полученных при рециклинге опасных веществ любая нештатная ситуация на предприятии может привести к непоправимым последствиям для нашего и соседних регионов. Кстати три из 4-х предприятий первой очереди строятся также на Волге выше Саратова.

На самые же ВАЖНЫЕ ВОПРОСЫ: КАКОВЫ БУДУТ ТЕХНОЛОГИИ ПЕРЕРАБОТКИ ОТХОДОВ; КАКОВЫ ПУТИ ТРАНСПОРТИРОВКИ ОТХОДОВ И ВНОВЬ ПОЛУЧЕННЫХ ВЕЩЕСТВ; ПО КАКИМ РАЙОНАМ И ДОРОГАМ (ЧЕРЕЗ ИРГИЗ В РАЙОНЕ ГОРНОГО НЕТ ДАЖЕ МОСТА, И ДВА РАЗА В ГОД ХЛИПКУЮ ПЛОТИНУ ПЕРЕЛИВАЕТ РЕКА, ОТРЕЗАЯ ГОРНЫЙ ОТ «МИРА»); КАКИЕ ВЕЩЕСТВА И В КАКОМ ОБЪЕМЕ ЗА ГОД БУДУТ ПОЛУЧЕНЫ В РЕЗУЛЬТАТЕ ПЕРЕРАБОТКИ, ГДЕ И КАК ОНИ БУДУТ ХРАНИТЬСЯ и целый ряд других мы вообще не получили никаких вразумительных ответов.

Хотя, по нашим данным, в качестве технологии переработки выбрана инсинерация, а попросту – сжигание, признанное в мире самым дешевым, но и самым опасным и экологически вредным, с большим количеством выбросов в атмосферу. А тут уж по степной «розе ветров» достанется не только соседним Балаковскому, Пугачевскому, Ершовскому районам, но и по всему региону разнесет, например, те же пары ртути.

Возможно, наша  трактовка  ответов и в целом представление о проблеме  в чем-то преувеличены и не вполне соответствуют действительности, но молчание властей оставляет за нами право именно нашу трактовку нести народу.

Именно поэтому мы называем это планируемое к строительству предприятие ЗАВОДОМ СМЕРТИ, и призываем всех ни в коем случае не допустить его строительства на территории региона.

И теперь главный вопрос. ЧТО ДЕЛАТЬ?

В попытке погасить протест населения власть пытается убедить, что митинги, сборы подписей и вообще любые акции протеста бесполезны и ни к чему не приведут. ЛОЖЬ!

Мы могли бы привести огромное количество примеров, когда активная позиция народа позволяет отстоять его интересы. Напомним лишь два наиболее близких по ситуации. В середине 1990-х в Балакове планировали построить ещё несколько блоков АЭС, а в начале 2000-х крайне опасный и вредный монстр — алюминиевый завод «РУСАЛ». Многотысячные акции протеста на протяжении нескольких месяцев с перекрытием улиц, переход на политические требования отставки властей всех уровней сорвали эти планы, а всесильный хозяин «РУСАЛА» г-н Дерипаска, испугавшись протестов, изменил уже согласованное с администрацией Президента и правительством решение и построил завод не в Балакове, а все в той же Африке.

Поверьте, надеяться на то, что губернатор или депутаты-«единороссы» выступят против одного из ключевых руководителей администрации Президента г-на Кириенко, чьим детищем и является РосАтом, бесполезно. Только наша активная, настойчивая позиция и солидарность позволят сохранить здоровье, а в конечном итоге — жизни нам и нашим детям.

Николай БОНДАРЕНКО,

депутат депутат фракции КПРФ Саратовской областной думы

 P.S.

Из РЕЗОЛЮЦИИ участников митинга, состоявшегося 12 октября 2019 года в г. Саратове:

«За игнорирование мнения населения и целый комплекс антинародных решений требуем отставки Председателя правительства РФ Д.А.Медведева. Правительству незамедлительно принять решение об остановке «мусорной реформы» и принять решения, не допускающие роста поборов с населения и ухудшения экологической ситуации».

КЛАССЫ ОТХОДОВ I И II КЛАССОВ ОПАСНОСТИ: ЧТО К НИМ ОТНОСИТСЯ И ИХ ОСОБЕННОСТИ

К классу I опасности относятся: полоний, бензапирен, фтороводород, соли свинца, таллий, диэтилртуть, плутоний, теллур, озон, циановодород и другие вещества. После их воздействия экологическая система нарушается в наибольшей степени, при этом период восстановления отсутствует.

На практике такие отходы могут представлять собой трансформаторы, конденсаторы, креозол и его остатки, ртутные термометры (отработанные или бракованные) и другие ртутьсодержащие приборы, асбестовую пыль, синтетические и минеральные масла, отходы солей мышьяка, антидетонационные присадки и отходы.

К классу II относятся высокоопасные вещества. У них высокая степень вредного воздействия на природу, они приводят к серьезному нарушению экологического баланса в окружающей среде.

Последствия влияния веществ класса II настолько велики, что природе потребуется не менее 30 лет для восстановления.

К этому классу опасности принадлежат литий, фенол, хлороформ, серная кислота, селен, сероводород, барий, формальдегид, сурьма, стирол, все нитриты, мышьяк, молибден и другие вещества.

На практике такие отходы могут представлять собой отработанные и бракованные аккумуляторы, автопокрышки, масла, щелочи, кислоты, гальванические элементы, остатки рафинирования нефтесодержащих отходов, свинцовые опилки, кислые смолы.

К первому и второму классам опасности на практике часто относятся промышленные отходы, которые образовались в процессе функционирования различных производственных предприятий. Это могут быть масла, щелочи, кислоты и другие химические вещества.

Опасность также представляют отработанные люминесцентные и ртутные лампы, термометры, гальванические элементы.

 
Статья прочитана 31 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!