Михаил Делягин: Стало понятно, как кошельки россиян вытряхнут еще раз

Что поможет людям спасти свои сбережения?

С начала августа власти, похоже, начав осознавать бюджетные последствия коронабесия, начали крестовый подход по изъятию у не успевших спрятаться граждан по каким-то причинам еще оставшихся у них денег.

Фото: Антон Вергун/ТАСС

Логика идейных вдохновителей отнюдь не витязей (если верить эмблеме пресловутой «Единой России») в медвежьей шкуре представляется простой. Одичалые строители блатного феодализма многократно разъясняли, что власть ничего не должна людям, которых даже не просила появляться на свет, деньги бюджета принадлежат «государю», а не заработавшему их народу, а любая мысль о наличии у власти каких-то обязанностей перед гражданами является наглым и ничем не обоснованным иждивенчеством, граничащим с экстремизмом и иными уголовными преступлениями.

Согласитесь: для искренних строителей феодализма (и тем более блатного) такой подход естественен.

Более того: вопреки этой логике испуганное собственным коронабесным размахом государство действительно предоставило гражданам некоторую поддержку (сколь-нибудь заметными и массовыми были, похоже, только две — за два месяца — выплаты по 10 тыс. руб. на ребенка). Желание немедленно выгрести эти (как и все остальные) деньги обратно из карманов граждан представляется для опьяневших от безнаказанности бухгалтеров, дорвавшихся до возможности творить произвол, неизбежным.

Московские власти, устроив 16-тысячный полумарафон под лозунгом «Мы победили пандемию», похоже, в ознаменование своей победы устроили в метро подлинное сафари на москвичей, осмелившихся поверить им и снять маски и заведомо бессмысленные (по мнению даже Онищенко) перчатки. Аналогичное сафари было устроено на магазины, посмевшие обслуживать посетителей даже со слегка приспущенными намордни… извините, масками (и одну «Пятерочку» для острастки даже закрыли).

Разумеется, ужесточение масочно-перчаточного режима и новый виток запугивания граждан может быть объяснено превентивными карательными мерами по подавлению законного возмущения народа все более откровенными безумствами власти (вроде прокладки скоростной трассы с двумя разворотами почти под прямым углом и снайперски точной проводки Юго-Восточной хорды через не такой уж и большой радиоактивный могильник).

Другие возможные объяснения — падение прибыли околомэрских структур от продаж масок и перчаток, а также (что менее вероятно) осознание властями неспособности оптимизированного под корень здравозахоронения справиться с вероятной осенью сезонной эпидемией, — хоть обычного гриппа, хоть коронавируса (летальность которого, — по европейским данным, 0,8% — примерно соответствует летальности тяжелого сезонного гриппа и в разы меньше летальности обычного ротовируса, которым болели почти все посетители черноморских и турецких курортов).

Однако сугубо финансовый аспект августовского наступления властей на граждан России представляется очевидным.

Огромное количество людей, лишенных возможности оплачивать кредиты и обязательные платежи, столкнулись с блокировкой своих счетов и списанием средств с них. Многие из них, понимая ужас и безысходность своего положения, всеми силами пытались добиться реструктуризации платежей, — и еще в июле представители власти призывали их не беспокоиться в связи с очевидностью и массовостью проблем.

А уже в августе не вступали в диалог по совершенно иной причине.

Более того: судебные приставы, вошедшие в поговорку своей легендарной пассивностью в отношении разнообразных мошенников, как сообщают, освоили новую технологию, позволяющую им списывать не половину доходов граждан, что предусмотрено законом, а все доходы целиком.

Она проста, как и все гениальное: требование по долгу разбивается на несколько частей, каждая из которых соответствует половине дохода (например, зарплаты). И по одному требованию списывается одна половина дохода, а по другому — другая. То, что при этом человек остается без средств к существованию, волнует государство так же мало, как и грубое нарушение им сути и духа собственных законов (при возможном формальном соответствии их букве).

Ситуация усугубляется тем, что в ходе подготовки голосования по поправкам, внесенным властью в Конституцию, многие руководители предприятий, особенно государственных, по требованию властей зарегистрировали всех своих сотрудников на портале госуслуг.

В результате личные данные этих сотрудников, включая банковские счета, оказались доступными государству и сделали их его легкой жертвой.

Жесткая агрессия государства против людей, лишенных им средств к существованию (и не только оптимизацией медицины с последующим коронабесием, но и всей либеральной социально-экономической политикой), особенно больно ударила по жертвам разнообразных мошенников, de facto поощряемых одичалыми строителями блатного феодализма.

Поскольку личные данные граждан России практически не защищаются государством, мошенники имеют к ним почти свободный и мало чем ограниченный доступ. Огромная часть граждан уже столкнулась с требованиями коллекторов оплатить взятый на их имя кредит (с автора, например, требовали вернуть кредит, якобы выданный банком «Русский стандарт», через 11 лет после его якобы выдачи, — и на признание банком отсутствия претензий пришлось потратить колоссальные усилия).

В последнее время технология была расширена: мошенники стали оформлять на жителей других регионов мелкие кредиты, по которым вместо полноценного судебного решения выносится так называемый «судебный приказ», не требующий не только физического присутствия, но на практике даже простого оповещения жертвы. Таких кредитов на одного человека без его ведома может быть оформлено сколько угодно, так что общая сумма может быть огромной, — и судебные приставы блокируют его счета, о чем он узнает, когда остается полностью без денег, — и без возможности их получить даже при сохранении заработка. Ведь любые выплаты ему, например, зарплаты также будут заблокированы, а выдача наличных будет трактоваться как нарушение платежной дисциплины.

Так, телеграм-каналы (но отнюдь не власти!) сочувствуют жителю Москвы, который в одночасье лишился средств к существованию из-за кредитов, оформленных на него в Перми. Несмотря на немедленно написанные во все правоохранительные органы и соответствующие инстанции заявления, официально он должен просить милостыню либо сдохнуть с голоду, так как суд по его заявлениям в лучших традициях «не просившей нас рождаться власти» состоится не раньше ноября.

Данные истории наглядно показывают, что само по себе хранение средств в российских банках сделано государством фактором реального и, похоже, все менее оправданного риска.

А если посмотреть на ситуацию в целом — стоит ли удивляться, что на фоне этих (и многих других) событий у все более широкого круга граждан России крепнет восприятие нынешней власти как врага?

https://svpressa.ru/society/article/272893/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Вакцина от коронавируса даст знать о себе через несколько лет

Вс Авг 9 , 2020
Что поможет людям спасти свои сбережения? Михаил Делягин С начала августа власти, похоже, начав осознавать бюджетные последствия коронабесия, начали крестовый подход по изъятию у не успевших спрятаться граждан по каким-то причинам еще оставшихся у них денег. Логика идейных вдохновителей отнюдь не витязей (если верить эмблеме пресловутой «Единой России») в медвежьей […]

Рубрики