Пресс-конференция президента: «Как бы хотелось попасть в Россию Владимира Путина»

Накачка социального оптимизма и противостояние с Западом стали основными темами общения главы государства с журналистами.

На фото: президент РФ Владимир Путин во время ежегодной большой пресс-конференции в Центральном выставочном зале «Манеж». (Фото: Сергей Карпухин/ТАСС)

23 декабря в столичном Манеже состоялась ежегодная большая пресс-конференция президента РФ Владимира Путина. На мероприятие, которое, несмотря на пандемию, прошло в очном формате, было аккредитовано более 500 российских и иностранных журналистов. В этом году общение с прессой заняло около четырех часов, впрочем, рекорд 2008 года в 4 часа 40 минут побит не был.

Во время пресс-конференции президент затронул широкий круг тем от экономики и пандемии до внешней повестки и ситуации на Украине, не обошел вниманием и проблемы во ФСИН, и региональные вопросы. «Свободная пресса» вела подробную трансляцию общения Владимира Путина с журналистами, а затем попросила политологов подвести итоги послания президента.

По мнению экспертов, прорывных инициатив или громких заявлений во время пресс-конференции не прозвучало. Поэтому нужно обратить внимание на то, что и как говорил президент, а также на то, что он в итоге так и не сказал.

Политолог Павел Салин отметил, что за четыре часа общения президент вообще не поднимал дискуссионную тему введения QR-кодов, и это не случайно.

— Во многом пресс-конференция совпала с прогнозами. Предполагалось, что в ней будет три основных блока. Первый — внешнеполитический, который явно доминировал. Второй — социально-экономический. Это темы инфляции, восстановления экономики, поддержки населения и все прочее. Здесь мы услышали, в общем-то, дежурные вопросы и ответы.

Третий блок был посвящен вакцинации, и вот тут есть несовпадение ожиданий и реальности. Многие предполагали, что Владимир Путина попытается прорекламировать не столько вакцинацию, сколько введение QR-кодов. Но о кодах президент ничего не сказал. Возможно, он решил, что это ударит по его рейтингу так же, как поддержка пенсионной реформы в конце августа 2018 года.

Мне кажется, что эта пресс-конференция, как и предыдущая, получилась проходной. Особо выделить нечего. То, что ожидалось в политическом контексте, прозвучало с предсказуемыми тезисами и акцентами. Мы услышали эмоциональные, резко наступательные и обвинительные ответы по внешнеполитическому блоку, размытые, стандартные ответы по блоку экономическому и не очень ярко выраженную позицию по блоку «вакцинационно-кьюаровскому».

Эта пресс-конференция мало чем отличалась от нескольких предыдущих. Сначала Владимир Путин высказался о том, что его интересует, то есть об обострении отношений с Западом, а потом пошла дежурная часть — то, что волнует население, но не особо занимает президента. Но поскольку для населения это важно, Владимир Путин не может игнорировать эти темы.

«СП»: — То есть тема QR-кодов отойдет на второй план, раз президент о ней не сказал?

— Власть интересуют именно QR-коды, а не просто вакцинация, потому что у нее большие планы, которые выходят далеко за пределы борьбы с эпидемией. До пресс-конференции Владимир Путин давал сигналы, что история с QR-кодами будет разрабатываться дальше. Поэтому многие ожидали, что он внесет ясность в этот вопрос. Но этого не произошло. Возможно, это будет сделано позже, а, возможно, не будет сделано вовсе. И это не означает, что о кодах забудут, просто сам Владимир Путин отойдет от этой темы в сторону.

Политолог, глава «Политической экспертной группы» Константин Калачев отметил, что выступление президента получилось достаточно консервативным, но не уверен, что ему удалось передать свой оптимизм по поводу происходящего в стране населению.

— Президент начал с социально-экономического блока — работой правительства и ЦБ он доволен, экономика восстанавливается, инфляция есть, но в Америке она еще выше. Все это кажется мне экспансией социального оптимизма. Это все же предновогодняя пресс-конференция, а перед Новым годом нужно обозначить итоги уходящего года и обрисовать перспективы года следующего.

Президент считает, что тренды положительные и страна в целом на подъеме. Осталось вложиться в инфраструктурные проекты, закончить цифровизацию экономики, и все будет отлично. По этому поводу некоторые мои коллеги в интернете уже шутят: «Как бы хотелось попасть в Россию Владимира Путина».

Экспансия оптимизма хороша, когда она хотя бы частично совпадает с настроением населения. Когда нам говорят, что мы преодолели кризис лучше развитых стран, что у нас растут доходы, люди оценивают это через призму своего личного опыта. Вопрос в том, на одной волне президент с большинством или нет, убедит ли он их или люди будут думать, что он дезориентирован статистикой.

Думаю, сторонники Владимира Путина будут удовлетворены тем, что он находится в хорошей физической и интеллектуальной форме, может выдавать на гора множество цифр, деталей и излучает сдержанный оптимизм. Но в целом президент считает, что Россия развивается в правильном направлении. У нас же растет число людей, которые считают, что это не так. Удастся ли ему усилить оптимизм сторонников и переубедить противников — вопрос.

Понятно, что не обошлось без упоминания наших союзников и вопросов от китайского телевидения. Мне кажется, это было обязательно частью программы. Нам нужно показать, что мы не находимся в изоляции, что у нас есть друзья и союзники. Это Китай, который становится первой экономикой в мире, это Казахстан и Белоруссия, с которой углубляется интеграция.

«СП»: — Что можно сказать о внешнеполитическом блоке?

— Заметьте, что у президента загораются глаза, когда он об этом говорит. Впрочем, еще больше они у него горели, когда он отвечал на вопрос журналиста ВВС об иноагентах. Концепция прежняя — враг у ворот, и нам нужно сплачиваться. Президент произнес фразу о том, что Россию невозможно победить, но можно разложить изнутри, которую приписывают то Бисмарку, то Даллесу, хотя ни один из них ее не говорил. Но мысль понятна — нужно бороться с внутренним врагом. Боюсь, что усилия, которые будут потрачены на эту борьбу, могут оказаться чрезмерными, в то время как усилия, направленные на улучшение жизни людей, будут недостаточными.

Кстати, не так давно Геннадий Зюганов обратился к президенту с предложением опираться на инициативы КПРФ. Но сегодня мы услышали жесткую критику коммунистов, которые якобы раскачивают антипрививочную тему и зарабатывают на этом политические очки. Мне кажется, этот ответ дает понять, что мы, по мнению президента, оказались в ситуации, когда кто не с нами, тот против нас. Мы должны быть сплоченными в сложной ситуации, в которой мы оказались из-за происков внешних врагов.

«СП»: — Что в целом стало самым важным посылом пресс-конференции?

— Как сторонник деэскалации я был рад услышать, что будут переговоры в Женеве, а, значит, войны не будет, по крайней мере, до Нового года. Но мы увидели, что позиция президента в отношении Запада не корректируется. В таких условиях трудно говорить об ускоренном развитии с учетом зависимости России от внешних рынков.

Да, радует, что у нас будет социально-ориентированный бюджет развития. Да, президент признал, что демократия — ключевая проблема для России. Да, мы должны отстаивать свои национальные интересы. Но, если честно, я не ожидаю подвижек ни на международном направлении, ни с точки зрения повышения уровня и качества жизни. Инфраструктурные проекты — это не совсем то, что может поднять доходы населения.

Мы будем идти консервативно и медленно, жить по принципу «лишь бы не было хуже». Прорывных идей, которые помогли бы вернуться к темпам роста начала нулевых, на пресс-конференции не прозвучало. Либерализации и демократизации в политике ждать не приходится. В отношениях с Западом ничего принципиально не поменяется, и это ключевой мессидж. Возможно, кого-то это устроит, но что касается меня, боюсь, мы можем растерять свою конкурентоспособность, потому что конкуренция — двигатель прогресса

Политолог Борис Межуев считает, что на пресс-конференции доминировала международная повестка, если не по времени, то по значимости, и усматривает в ней повод для сдержанного оптимизма.

— Все понимают, что отношения с Западом накалились, и нерв мероприятия был связан именно с этим. Все остальное выступали в роли дополнительных ингредиентов. В качестве центрального ощущения я бы выделил намек на возможность договоренностей с американской администрацией.

Да, были высказаны претензии к Западу, и в довольно жесткой форме. Но само послание было если не оптимистичным, то выдержанным в духе реализма. Мне кажется, президент убедительно говорил о том, что до 2014 года мы не думали о присоединении Крыма, это стало реакцией на ситуацию и запрос населения. Была высказана позиция по Украине, Донбассу, газу.

Главный момент в том, что в январе Россия и США сядут за стол переговоров и начнут обсуждать вопросы стратегической безопасности. Пока складывается ощущение осторожного сброса напряжения, а не его усиления, хотя без особого оптимизма и миролюбия. Кремль признал, что нынешняя администрация может слушать Россию или хотя бы делать вид, что она это делает.

svpressa.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Александр Анидалов пикетчику у входа думы: "КПРФ не против вакцинации!"

Пт Дек 24 , 2021
Ликбез от депутатов-коммунистов. Молодые люди с плакатами в руках, на которых написано «КПРФ против вакцинации», практически уже прописались у стен Саратовской областной думы. Post Views: 149

Рубрики