Город Грозный. Русский беженец рассказал, что скрывают за парадным фасадом

Город Грозный. Русский беженец рассказал, что скрывают за парадным фасадом

2012-10-25 11:58
Олег Маковеев

Восставший из руин, Грозный поражает многих видимым благополучием, местами переходящим уже в стадию процветания. Но мало кто из приезжих задается простым вопросом о том, в чем секрет такой благостной картинки.

Жемчужина России, пример для остальных. Центр мира, город-сказка. Город, где хочется жить. Здесь укрощают реки и возводят небоскребы-красавцы, устраивают феерические световые шоу и грандиозные фейерверки. Звезды мирового кино и шоу-бизнеса летят сюда чартерными рейсами и восхищаются увиденным. Здесь славят любимого руководителя и боятся его гнева. Попробуйте догадаться, какой город на территории Российской Федерации может заслужить столько восторженных эпитетов? Москва? Санкт-Петербург? Сочи? Вовсе нет, ведь речь идет о столице Чеченской Республики городе  Грозный.

Восставший из руин, Грозный поражает многих видимым благополучием, местами переходящим уже в стадию процветания. Но мало кто из приезжих задается простым вопросом о том, в чем секрет такой благостной картинки и где тот волшебный источник, черпая из которого Чеченской Республике за столь короткий срок удалось (в отличие, например, от соседнего Ставропольского края) добиться такого поразительного успеха. Восторг сменяется недоумением, когда пытливый гость узнает, что в Грозном после войны не осталось ни одного крупного промышленного предприятия, безработица бьет все рекорды, а собственной нефти совсем не много – для процветания явно не хватает. Ссылка на классический опус, что деньги дает Аллах,  вызывает полный ступор, заводя разговор в сферу иррационального.

Былое и думы.

В советское время многонациональная Чечено-ингушетия была, как сейчас принято говорить, регионом-донором. В Грозном работали несколько нефтеперерабатывающих заводов, химический комбинат и крупнейший на Северном Кавказе машиностроительный завод «Красный молот», число рабочих на котором превышало 5 тысяч человек. Продукцию отправляли во все регионы СССР и даже на экспорт. Грозный был промышленным, научным, образовательным и культурным центром. Разумеется, что достигнуто это было трудом многих поколений жителей города. Ведь как фабрично-заводской центр, Грозный стал формироваться еще в конце 19 века, с начала разработки первых нефтяных месторождений, и долгие годы был, вместе с Баку, основным поставщиком бензина и масел для всей страны.

С тех самых времен грозненский пролетариат, равно как и научно-техническая интеллигенция, в этническом  отношении, были преимущественно русскими. Зато в сельском хозяйстве преобладали чеченцы. Все признавали, что именно высокий уровень образованности русского населения, особенно педагогических кадров, позволили в короткие исторические сроки подготовить кадры интеллигенции из представителей коренного населения республики. Как ни парадоксально, но именно взращенные советской властью, представители национальной чеченской интеллигенции стали в период перестройки инициаторами и застрельщиками борьбы за независимость, закладывали идеологический фундамент будущего чеченского сепаратизма.

При этом русские и проживавшие в ЧИАССР представители терско-сунженского казачества стали рассматриваться как пособники и проводники политики великодержавного шовинизма. В начале 90-х годов прошлого века антирусская и антироссийская истерия стали перерастать в откровенный геноцид всего славаянского населения. Москва молчала и не вмешивалась. Центральная власть предала русских в Чечне задолго до прихода к власти в Грозном генерала Джохара Дудаева. О русских в Чечне вспомнили лишь тогда, когда понадобилось представить хоть какое-то оправдание для ввода в республику российских войск. Но вспомнили не надолго.

Последние надежды русских жителей Чечни похоронил генерал Лебедь, подписавший с сепаратистами  в 1996 году Хасавьюртовские соглашения. Федеральная власть предала русских в Чечне  окончательно. Предала и постаралась поскорее забыть. Но русских беженцев из «почти независимой Ичкерии» оказалось слишком много! Более 250 тысяч русскоязычных, изгнанных из Чечни всего за несколько лет – это вам не иголка в стоге сена! От такого количества людского горя просто так не отмахнешся и за кремлевской стеной не спрячешся. Скрипя сердце федеральная власть в 1997 году, наконец-то, решилась оказать этим несчастным какую-то помощь, правда условия ее предоставления обставила такими изощренно-иезуитскими требованиями, что иначе как кабальными их назвать нельзя. Согласно Постановления Правительства РФ № 510 от 30 апреля 1997 года за право получения от государства минимальной компенсации от русских беженцев из Чечни потребовали нотариально заверенного отказа от прав собственности, владения, распоряжения и пользования жильем, оставляемым ими на территории Чеченской республики.

Отказываться должны были все члены семьи, включая несовершеннолетних детей, за которых отказ подписывали родители. Права детей никто тогда защищать не собирался – ни органы опеки, ни правозащитники, ни известные адвокаты. Форс-мажорные обстоятельства войны и преследований на этнической почве заставляли людей соглашаться с такими кабальными условиями получения компенсации, т.к. на другую помощь от государства рассчитывать не приходилось вовсе. Однако, российская власть и здесь показала свою иезуитскую изворотливость. Потолок выплат за оставленное в Чечне (целое или частично поврежденное) жилье, вне зависимости от его площади, места расположения и возможной коммерческой стоимости, был ограничен суммой в 120 тысяч рублей на семью.

Расчет суммы компенсации производился исходя из колличества членов семьи, поэтому на практике, небольшие русские семьи из 2-3 человек за большие квартиры в Грозном смогли получить лишь по 60-80 тысяч рублей компенсации. Купить за такие деньги какое-либо пригодное для проживания жилье было невозможно. Выплатив крохи, власть обрекла русских беженцев из Чечни на жалкое, нищенское, бездомное существование.

Русское право дешевле чеченского.

Тем временем, в самой Чечне после 2000 года ситуация резко изменилась. Назначенный главой республики Ахмат Кадыров, используя свою близость к кремлевской власти, добился принятия решения о компенсациях за жилье для жителей Чечни. Это решение было оформлено в виде Постановления Правительства РФ № 404 от 4 июля 2003 года. Согласно этого документа компенсационные выплаты чеченцам за утраченное во время военных действий жилье и имущество были подняты до 350 тысяч рублей на семью.

При этом чеченцам сохранялись все права собственности, владения, распоряжения и пользования не только на жилье (пусть даже и полностью разрушенное), но и на земельные участки под домовладениями. Парадокс в том, что одновременно с этим продолжало действовать и Постановление Правительства РФ № 510 от 30.04.1997 года, по которому продолжались выплаты компенсаций русским беженцам из Чечни, компенсаций в 3 раза меньших, чем для жителей Чечни. Разумеется, что такое разительное различие в суммах компенсаций за одинаковый ущерб, сразу вызвало волну возмущения, писем, обращений и т.д. Налицо было прямое нарушение статьи 19 Конституции РФ и дискриминация русских беженцев из Чечни по признаку различия в месте жительства пострадавших. Мало кто тогда понимал, что этим шагом кремлевская власть показала всем насколько «русское» право для нее дешевле «чеченского».

Однако, недовольство было довольно большим и просто отмахнуться от него власть не могла, поэтому и продолжила «играть» в демократию. Кто только не рассматривал этот вопрос! И уполномоченный по правам человека в РФ, и различные комиссии Государственной Думы, и даже лично сами российские президенты, сменяя друг дружку в главном кресле страны, трижды давали свои поручения (№ Пр-1325 от 04.08.2006г. и № Пр-1094 от 15.06.2007г. - В.В.Путин, а № Пр-2736 от 20.09.2010г. – уже Д.А.Медведев)!!! Но, как в России говориться, а воз и ныне там! Никакого решения об оказании государственной поддержки гражданам, пострадавшим в результате разрешения кризиса в Чеченской республике и покинувшим ее безвозвратно не принято до сих пор.

Город-сад с картинки маслом.

Между тем, время неумолимо шло вперед. Папино место в Грозном занял сын. Широким потоком потекли в Чечню деньги российского бюджета. Не подвели и турецкие строители – быстро и качественно отремонтировали и отреставрировали все, оставленное русскими в Грозном, жилье. Жилье, уже занятое местными жителями. Многие из них не стали мелочиться и занимали сразу по несколько квартир, домов, коттеджей, не считая гаражей, дач и садовых участков. Особо предприимчивые, используя поддержку и защиту  многочисленных родственников, смогли «оприходовать»  безхозные, как им казалось, квартиры, десятками. В Чечню пришли большие деньги и рыночная стоимость жилья стала измеряться семизначными цифрами.

Сюрреалистические мечты чеченской революции 1991 года, облаченные в рифму неизвестным поэтом – «не покупайте квартиры у Маши и Даши, все равно все будет ваше», - сбылись при помощи российской власти. Ради такого счастья стоило повоевать с Россией!!! Понятное дело, что на такие мелочи как Уголовный кодекс РФ, никто особого внимания не обращал. Не будет же, в самом деле, кто-то в чеченской милиции рисковать здоровьем, возбуждая десятками и сотнями дела по фактам незаконного проникновения в чужое жилье или подделки документов на это самое жилье! Чечня – это вам не Россия!

Правда Верховный суд РФ в одном из своих решений (решение ВС РФ № ГКПИ00-1224 от 16.11.2000г.) промямлил что-то о том, что мол компенсация за жилье – это вовсе и не компенсация, а так, единовременная социальная помощь, что-то вроде пособия на выживание. А Конституционный суд РФ пошел еще дальше, и так осмелел, что заявил о том,  что получение компенсации не ограничивает прав владения и распоряжения жильем (определение КС РФ № 499 от 20.12.2005 г.). И что же это тогда получается, господа-товарищи-юристы-законники? С ваших слов получается, что любой русский беженец из Чечни со своими бездомными детьми (и внуки тоже повырастали) может теперь приехать в Грозный как к себе домой и требовать возврата своего незаконно занятого жилья? И ему за это ничего не будет? Просто какое-то торжество демократии в отдельно взятом субъекте федерации. Даже не верится… А может и правда, в марте 2012-го в стране наступила эра справедливости?

Только не надо забывать, что у чеченских властей есть собственное понимание справедливости. Они считали раньше и продолжают считать сейчас, что Россия обязана возместить им весь причиненный военными действиями ущерб. Поэтому восстановление Грозного воспринимают как должное. И благодарят за это не Россию и русский народ, а своего президента. Огромные плакаты «Рамзан, спасибо за Грозный!» красуются на всех главных магистралях города. Поэтому никто из русских ехать в Грозный пока не спешит. А русским беженцам из Чечни надо пожелать терпения и упорства в неравной борьбе с гидрой российской демократии.

P.S. По данным Министерства регионального развития РФ за последние годы из числа граждан, пострадавших в результате разрешения кризиса в Чеченской республике и покинувших ее безвозвратно, за  государственной помощью обратилось 78210 семей (173594 чел), из них подали документы на компенсацию за жилье 31 218 семей (84186 чел.). Таким образом, Чеченской республике безвозмездно передано 31 218 квартир и домовладений, преимущественно в городе Грозном.

 

 
Статья прочитана 74 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!