В «Поединке» на телеканале «Россия-1» победила … Великая Октябрьская социалистическая революция. Дуэль Жириновского и депутата-коммуниста, кинорежиссера Бортко: 18910 на 60719 в пользу Бортко

В «Поединке» на телеканале «Россия-1» победила … Великая Октябрьская социалистическая революция. Дуэль Жириновского и депутата-коммуниста, кинорежиссера Бортко: 18910 на 60719 в пользу Бортко

2012-11-09 01:41
«Россия 1». «Поединок» (с Владимиром Соловьевым) 08.11.2012 23:21:56
 

Ведущий: Вчера в России отмечали праздник, которого нет. Исполнилось 95 лет Великой Октябрьской социалистической революции. Коммунисты и прочие левые организации провели демонстрации и митинги, а в Санкт-Петербурге восстановили памятник вождю пролетариата. Так что за дата 7 ноября? Юбилей революции, открывшей новую эру в истории страны? Или день государственного переворота, отбросивший ее развитие почти на 100 лет? Красный Октябрь - это наше светлое будущее? Или безвозвратное прошлое?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Октябрь 17-го - это государственный переворот. Это вооруженный захват власти. Это выполнение заказа иностранных спецслужб. Последствия - разгром государства, экономики. Уничтожение всех умных людей. Кого в Сибирь, кого философским пароходом за границу. Все было уничтожено. Все в крови. Более страшной революции не было и главный виновник Ленин. Главный террорист XX века.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Что дала революция? Она дала жизнь для нашей страны. Она ждала надежду всему человечеству. И сейчас тайфуны разрушают землю. Почему? Потому что ее портят. Наша страна трещит. Она, я не хотел бы сказать, разваливается, но идет к этому, потому что нет идеи, скрепляющей ее. Все это есть у коммунистов. Я бы хотел, чтобы идеи эти жили и дальше.

 

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: На поединок вызывается председатель Либерально-демократической партии России Владимир Жириновский.

 

На поединок вызывается депутат Государственной Думы член фракции КПРФ, народный артист России Владимир Бортко.

 

В: Уважаемые телезрители, вы также можете принять участие в нашей дискуссии. Звоните и присылайте сообщения на номер того из оппонентов, позицию которого поддерживаете. Господин Жириновский, товарищ Бортко, ваш поединок начинается.

 

Владимир Вольфович, прошу.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: 17-й год, октябрь, страшнее события в истории человечества не было. До сих пор мы мучаемся, до сих пор в крови, до сих пор кадровый голод, до сих пор нет наших денег. Все было уничтожено. Это страшнее Чингисхана, это страшнее Наполеона, страшнее немецких фашистов-захватчиков, потому что так глубоко уничтожить собственную страну, начать эту страшную гражданскую войну, самое главное - юридические аспекты, никто не имел права арестовывать законное временное правительство России, это бандиты, уголовники делают, но и они этого не делают, это делает минский спецназ, ибо Ленин со своими бандитами сидел в Смольном дворце. Они не участвовали в этом, рабочие и солдаты, никакого штурма Зимнего не было. Все, что они сделали, - ворвались в Зимний дворец, все испохабили, изнасиловали, все поломали, все. Раненых русских солдат не пожалели. Это называется большевики, это называется власть перешла к рабочим и солдатам. Вот солдаты в Зимнем, они над ними издевались. То есть страшная гражданская война, всех расстреливали. Церковь, такого страшного удара по церкви не было ни в одной стране мира никогда. Все специалисты, все инженеры, школа, всех уничтожили. И начали с нуля, с уголовниками, с улицы уголовников привели к власти, и до сих пор это продолжается, до сих пор. Вы нас отбросили в 17-й век, ибо Горбачев и Ельцин продолжили ваше дело. Горбачев прямо сказал: перестройка - продолжение октября. Вот мы мучаемся до сих пор.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Владимир Вольфович, вы верите в то, что вы говорите?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да. Это доказывают архивы все.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Конечно. Давайте вы... А теперь с архивами.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да. По всем архивам.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Много ли было... я сейчас спрашиваю не вас, вы это знаете лучше меня, наверное. Я спрашиваю сидящих в зале. Вы знаете, сколько было большевиков в 17-м году?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: 20 тысяч. В Петрограде.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Я думаю, что тех людей, которые делали революцию, было не более 200.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да. Еще меньше.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Скажите, что же это такое за 200 человек, которые могли страну, в которой было больше 160 млн человек, сделать коммунистической? Какими же идеями они обладали? Это что, сверхлюди? А теперь давайте подумаем, что же было. Только что, Владимир Вольфович, вы слышали, сказал, какой ужас принесли большевики. Давайте подумаем, что было перед Октябрьской революцией. Я могу сказать. Скажите, пожалуйста, большевики толкали Россию в империалистическую войну?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Нет!

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Подожди, одну секунду. Подожди.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Царь имел право, страна объявила войну.

 

В: Пожалуйста, по очереди. Владимир Вольфович...

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Значит, не большевики, в этой войне полтора миллиона было убито, два с половиной миллиона людей были в плену, сдались, и миллион дезертировало оттуда, в основном в Петроград. Веселые были времена. Скажите, пожалуйста, большевики ли заставили царя отречься.

 

В: Нет.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Он был главнокомандующий армии, он бросил свою армию и ушел, сказал: я больше не играю. Большевики выпустили 10000 уголовников из тюрем, нет, скажите, пожалуйста, большевики ли стремились к сепаратизму, когда тут же начал отделяться Кавказ, отделялась средняя Азия, отделялась Сибирь и Кубань. И вдруг, и вдруг, да это все делали... Ленин по заказу, знаете, прислали Ленина. И вдруг Гражданская война. Скажите, пожалуйста, Ленину ли помогала Антанта? Или она помогала кому другим?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Ленину, большевикам.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Интересно. Это интересно...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Вы до сих пор заблуждаетесь, именно так и делала Антанта. Она мешала белым победить. Она остановила польское наступление на Москву, специально, чтобы большевики могли разгромить Белую армию.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Я могу говорить? Я могу продолжать?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Не можете продолжать. Вы обвиняемый.

 

В: Да, да, Это уже просто по очереди.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: По очереди, правильно.

 

В: Да, да, по очереди. Хотя по очереди всегда не очень получается.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Значит, эти крики и вопли, понимаете, они, конечно, хороши. Но важна история. Важно то, что Антанта вооружала белых, это вы знаете сами. Не красных, а белых. И вдруг те самые красные, которых было-то горстка, за короткое время завоевали всю страну. Почему? Что случилось? Да ничего, кроме одного. Понятно было, против чего и против кого воюют.

 

В: То есть идеи были.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Конечно.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Давайте, я объясняю. В 14-м году, 100 лет назад началась Первая Мировая война. В нее вступили все государства, в том числе Российская Империя. Здесь нет ничего противозаконного. Нам объявил ультиматум немецкий император, что остановить мы не остановили. Он нам объявил войну. Кто объявил войну? Немецкое руководство, не мы. Нам объявили войну. Мы обязаны были встать на защиту своего государства. Дальше вы говорите...

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Вы меня перебивали, я тоже перебью. Это наше государство.

 

В: Интересно, хоть в одной другой стране мира могут 2 современных политика спорить до потери сознания о событиях столетней давности?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Нас заставили обороняться, как и фашистская Германия тоже на нас напала.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Владимир Вольфович, ...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Дослушайте меня. Дальше. Вы говорите: дезертиры. Кто сделал русскую армию?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: В армию, миллион, все дезертиры - большевики. Большевики пошли в окопы. Вы не царя требовали свержения. Вы пошли в окопы и стали солдат уговаривать сдаваться в плен, бросать оружие. Идите. Берите землю. То же самое...

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Я могу сказать?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Помолчите! То же самое делал во время Чеченской войны Ковалев коммунист. Он то же самое уговаривал русских солдат сдаваться в плен террористам.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Инсульт наступит - не волнуйтесь.

 

В: Не дождетесь.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Я не хочу, дай боже, это человек партии. Если не будет его...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Давайте, давайте по сути, по сути!

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: А по сути, был такой первый указ №1, не давать оружие солдатам и офицерам. Неплохо, да? Во время войны, это что, большевики делали?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Объясняю! Вы до сих пор малограмотные. Приказ №1 означал, что оружие выдавать только с согласия солдатского комитета. Поэтому голову не морочьте, сто лет обманываете народ, и временное правительство вело войну до победного конца. А Ленин что сказал...

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Меньшевики и сэры.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да. Да.

 

(говорят одновременно)

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Тяжело говорить. Тут же на мгновение возникает очень интересная вещь, большевики пришли и разломали тысячелетнее государство, понимаете, да, а что же такое, почему же оно так легко поломалось то.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Очень легко, если вооружить всех бандитов, напоить водкой, они поломают любое государство, если вырезать всю элиту, полицию, офицеров, все арестовать, расстрелять.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Их 200 человек.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да этого достаточно 200 бандитов переворот совершат в любой стране мира. В том числе и в Америке. А деньги откуда они взяли? Разве у Свердлова не был брат американский банкир?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Очень интересно.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: И сын давал деньги.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Конечно, да.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: А сколько паспортов лежало у Свердлова в его кремлевском кабинете, сколько валюты?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Владимир Вольфович, я вас хорошо слышу.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Свердлов, Бродский и Ленин - все три агента, все три не русские, все три негодяя-уголовника. Только они совершили революцию.

 

В: Все три не русские, негодяя и уголовники.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да! Большинство, большинство абсолютно членов ЦК большевиков никакого вооруженного восстания не хотели. Хотел один человек - Ленин. Только он. Его выгнали, его вывели из ЦК.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Поток остановить можно?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Т.е. Ленин был вождь. Его выгнали отовсюду.

 

В: Пока еще никому не удавалось. Но сейчас попробуем.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Будьте добры.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Никакого вооруженного восстания не собирались совершать. Никакого.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Я понимаю.

 

В: Владимир Владимирович.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Очень интересная вещь. Как было сейчас заявлено, что там было, подожди. одну секунду.

 

В: Побалуй, сегодня самый интересный урок истории для средних классов, да.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Да, это просто учить людей, для...

 

В: Для средней школы, вот это...

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Для средней школы, для средних классов. Что было заявлено только что, я уже забыл, значит, когда большевики платили...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Деньги чужие.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: А, да, вот, чужие деньги.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: И они все не русские.

 

В: Деньги и паспорта. Трое не русских.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: И все бандиты были, уголовники.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Скажите, пожалуйста, одну секундочку. Деньги чужие.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Ну что же делать. А скажите, пожалуйста, как, на чьи деньги была вооружена Белая армия?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Белая армия пользовалась оружием, произведенным на русских заводах.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: На чьи деньги была она...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: А вот Красная армия была незаконно вооружена со складов царского... царской армии.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Боже, как плохо, моя мама и моя жена мне запретили кричать, перекрикивать Владимира Вольфовича.

 

В: Я не ваша мама, и точно не ваша жена. Я вам разрешаю кричать.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Потом, слушайте дальше...

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Я же слышу хорошо, чего орать-то.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Белая армия была законной вооруженной силой Российского государства.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Почему она проиграла?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: И по законам Антанты...

 

В: Это хороший вопрос.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Почему она проиграла?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: По соглашениям Антанты...

 

В: А почему проиграла?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Мы посылали войска во Францию, защищать Францию.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Почему проиграла?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Объясняю.

 

А нам поставляли оружие по договорам официально, и мы платили русским золотом за это чужое оружие. Но...

 

В: Почему проиграли?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Почему проиграли?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Они не поставляли нам оружие, они обманывали... Проиграли? потому что русская армия не обещала никому землю, фабрики и мир. Русская армия говорила: разгромить Германию.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Она обещала мир народам, фабрики рабочим и землю крестьянам.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Кто? Большевики. Да.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Вот поэтому она и выиграла.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да, и поэтому мы проиграли в 91-ом году. До сих пор мы на коленях, потому что ни мира, ни фабрик, ни земли, до сих пор землю не дали. И фабрики все в руках олигархов, коммунистов. Все коммунисты...

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Подождите, олигархов или коммунистов?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Они все олигархи, все члены КПСС. Все.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Я каждый день слышу вот это...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Все самые богатые люди России - все члены КПСС.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Это что да, вот мы еще согласны. Именно по этому, я хотел бы рассказать, а чем была наша страна в этот жуткий период. Застой, застой был страшный во время Брежнева.

 

В: Брежневский застой.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Что же это такое было и вдруг я вижу, что...

 

В: Я был гораздо моложе.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Да все были гораздо моложе, но что такое. Два лунохода, новые самолеты 134, 154, 76, МиГ-29 и 31. Это то, чем мы пользуемся до сих пор. Саяно-Шушенская ГЭС, Красноярско-Азейская, трубопроводы, фильмы вы вспомните, а вы же смотрите их сейчас с того времени, а даже вспомни шайбу-шайбу, когда это было, тогда или сейчас.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Или когда сейчас стыдно смотреть на экран когда играют... когда выходят наши спортсмены.

 

В: Но за хоккеистов часто не стыдно.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Да бывает иногда...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Все? Все?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Нет, не все.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Давайте, я объясняю, вам.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Я слушаю вас серьезнейшим образом.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Страна работала, вы что же думаете, Брежнев пьяница и коррупционер сидел в Кремле, а мы все без дела сидела. Мы все работали.

 

В: Называть Брежнева пьяницей и коррупционером....

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Пил беспробудно, как и Ельцин, все это уголовщина. И Ленин был больной человек.

 

(говорят одновременно)

 

В: Но после скандала с "Оборонсервисом" и Сердюковым, они все чистые, невинные и скромные люди.

 

(говорят одновременно)

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Это все продолжение той самой линии советских чиновников. До сих пор они у власти пьяницы и коррупционеры, все...

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Вы знаете, я с вами соглашусь только в одном. Если вы не будет возражать, я бы сейчас прочитал, то, что есть на сегодняшний день. Это стоит посмотреть на сегодняшний день. И так, первое место в мире по абсолютной величине убыли населения, первое место в мире по смертности от сердечно-сосудистой системы. Первое место в мире по числу авиакатастроф, первое место в мире по количеству абортов, первое место в мире по продажам крепкого алкоголя, первое место в мире по числу курящих детей, по ВИЧ-инфицированным, зато первое место в мире по числу миллиардеров в одном городе Москве.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да! И кто это все сделал!

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Стоп! Это не все! Здесь у нас есть над чем работать! Итак, второе место в мире по числу самоубийств, второе место в мире по распространению поддельных лекарств, второе место в мире по численности эмигрантов, второе место в контрабанте пиратских дисков, второе место в мире по числу людей, ищущих убежище на западе. Есть куда идти. Это то, это случилось, когда либералы взяли власть! Власть! Кто виноват?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Нет. Мы власть не взяли. Вы нам не дали.

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Вы нам не дали. Даже когда вы, коммунисты, приняли новую последнюю сове... уже не советскую Конституцию, вы провели первые выборы в стране 20 лет назад и тут все равно обманули народ. По партийным спискам побеждает ЛДПР, по одномандатным округам... вы скрываете от избирателей как депутат, кандидат в депутаты от такой партии. Вы ни разу ничего честного не сделали. А то, что у нас сегодня нет самолетов, то, что у нас первое место по всем отрицательным позициям, это от того, что вы обманули миллионы людей. Вы обещали коммунизм, а вместо этого вы дали нам коммуниста Чубайса.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Я вам только что прочитал, что было. Вас это убедило или нет?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Который забрал заводы.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Что было?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да, что было.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Вы сами это помните. Вы, сидящие люди здесь, вы помните это?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Была очередь, очередь была.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Посмотрите туда, посмотрите на людей...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Что вы мне показываете?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: А теперь про очередь.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Я сам жил.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: А теперь про очередь.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Стояла очередь...

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Хватать последнее... соломинка, соломинка...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: ...во все, поликлиника, библиотека, за билетами, за жилье, на курорт. Очередь, очередь, очередь.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Объясняю про очередь.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Кроме тюрьмы. В тюрьму без очереди у вас было. И в сумасшедший дом. Все остальное - очередь.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Объясняю...

 

В: Ну согласитесь, талантливо. Вот очередь, очередь, очередь, в сумасшедший дом - без очереди.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Ваш фильм "Собачье сердце" - это как раз про коммунистов. Вы страну оставили в Шариковых и Швондерах. Вся страна сегодня Шариковы и Швондеры.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Друзья мои, обращаюсь к вам. И обращаюсь... где камеры стоят, хотелось бы обратиться...

 

В: Всюду. В стране камеры повсюду. Не все, правда, свободные...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: На меня смотрите, тогда камера будет на вас. Будете влево направо - камера... Сейчас камера на вас не смотрит.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Смотрите, пожалуйста. Про очередь. Да, действительно колбасы не было. Более того, и за границу нельзя было уехать.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Эта страна называется. Тюрьма.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Ужас. Более того, машин было меньше.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Тюрьма.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Но было все то, о чем я говорил. Фильмы - все это было. И кстати, стоило ли из-за очереди терять треть территории страны и половину ее населения?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Так это вы сделали? Коммунист Ельцин сделал.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Вместо того чтобы сделать то, что делал Китай и сейчас делает. По-моему... там кто у нас? Там коммунисты у власти.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да.

 

В: У власти там коммунисты.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: А кто привел к власти Китай?

 

В: Мало этого, у них сейчас как раз начинается съезд, мало этого, съезд исторический начинается.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Кто привел коммунистов Китая к власти?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: А вот теперь...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Когда русские умирали с голоду.

 

В: Обновление идет.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: А теперь про русских. Очень интересно. Про русских. Интересный вопрос, да?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да, да. Уничтожили русский народ.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Русский человек стоит перед вами. Вы уж поверьте мне, патриот. еще каких мало поискать. Я имею в виду. Поверьте мне. Вот так вот.

 

Теперь про русских. Скажите, у вас, у русских, есть свое государство?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Нету!

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Вот, это сказал он.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Кто сделал? Ленин, Брежнев, Хрущев, Горбачев, Ельцин.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: А теперь одну секундочку. Вот почему же тогда оно было, а сейчас его нет? Например, у татар оно есть, я очень люблю татар, я уважаю их очень. Там написано: в конституции, татарской, написано - "это татарский народ". Но нет ни одного упоминания о русском народе. Ни одного.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: А кто это сделал? КПРФ.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: И когда пришел к нам нынешний...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Мы сто раз поднимали вопрос в Думе, и КПРФ никогда не голосовала.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: ...нынешний Президент, Владимир Владимирович Путин, тогда он отчитывался о своей работе как премьер-министр. Он спросил, кто хочет еще задать вопросы, и я ему задал: давайте изменим преамбулу Конституции. Напишем вместо многонационального вопроса - русский народ и присоединившиеся к нему народы.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Вы это сказали?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Был не понят.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: А 20 лет назад что молчали коммунисты? 20 лет мы говорили это, ЛДПР. 20 лет.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Владимир Вольфович, в какой-то степени вы правы.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Вы сказали один раз в этом году просто так, чтобы вас показали по телевизору.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Потому что очень трудно что-то доказывать. Нелегко, дважды два - четыре, я понимаю...

 

В: Здесь есть только один нюанс. Я, к сожалению, хорошо помню марксистско-ленинское учение. Если я правильно понимаю, то там национальному вопросу отводилось особое место и точно, в частности, не поднималось.

 

(говорят одновременно)

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Почему развивалась советская власть, быстро все очень делалось, очень интересный вопрос.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Делалась ставка на...

 

В: Делалась ставка на классовый характер. Гораздо важнее была классовая идея.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Была общность, ибо не было ни эллина, ни иудея, понятно, и по Махачкале можно было гулять, поверьте мне. Вот сидит девушка перед мной, она могла совершено спокойно пойти по городу Махачкала. А сейчас в Москву попробуйте вечером выйти. Что будет, вот вам результат - национальная политика.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Почему можно было гулять?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Почему? По одной простой причине! Нет идеи, объединяющей человека.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Не надо. Не нужна идея. Вы за идею положили в могилу всю страну. А гулять можно было при советской власти, потому что была одиннадцатимиллионная армия и самая мощная политическая полиция. И вы всем отрывали голову, кто посмеет хоть где-то пикнуть.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: А по-моему, правильно.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Так люди не хотят этого! Мы не хотим жить в лагере! Не хотим! Это мы на (цензура) послали вашу власть в 91-м году! Никто не вышел, никто! И вашу партию запретили. Вы не должны здесь стоять. Вы представитель запрещенной партии коммунистов! Вы варвары! Варвары!

 

В: Предлагаю здесь не стоять, а как раз пока раунд, предлагаю аккуратненько присесть побеседовать с вашими уважаемыми секундантами, а я отправляюсь к нашему третейскому судье, вот фраза Владимира Вольфовича: "Чудовищно, чудовищно!"

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: И за границу.

 

МУЖЧИНА1: Умалчивали о том, что есть русский народ, мы 20 лет об этом говорим, а сейчас они поднимают этот вопрос. Модно, потому что это модный вопрос стал.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Остался русский вопрос, где бы поиздеваться. Русский народ - инвалид, теперь давай пожалеем инвалида. Мерзавцы.

 

МУЖЧИНА1: Это их политика довела страну до того, что они не хотят признавать.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да вспомните, Ленин что говорил про русский народ? Бухарин. Народ самый страшный, уничтожить его - это же вообще чудовищно. Сейчас они вспомнили.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Успокойтесь, Владимир Вольфович. Камера в другую сторону работает. Камера работает в другую сторону.

 

МУЖЧИНА2: Некоторые сцены, в том числе эти, напоминают нам вот кадры вашего фильма "Собачье сердце". Вот как раз он Шариков...

 

МУЖЧИНА3: Сам. Поэтому, когда ему удобно, он говорит в одном контексте, когда в другом - раз сразу.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Пойдем дальше.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Он бегает туда-сюда, туда-сюда.

 

МУЖЧИНА1: Он пришел к самым Швондерам, который показал.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: И сейчас они сидят в Думе.

 

МУЖЧИНА1: И кто возглавил республики все? Выходцы ЦК КПСС.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: И до сих пор сидят.

 

МУЖЧИНА1: Они разделили страну...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: До сих пор везде партийная коммунистическая партия, номенклатура, все они...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Все сидят, никому не нужно. А русские бегут со всех регионов уже не бывшего СССР, а внутренних республик, снова утесняют русских, и кто виноват - КПРФ, Зюганов, Бортко.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Это я виноват, это он рассказывает, как я виноват.

 

МУЖЧИНА2: На самом деле очень хорошо выдерживаете, потому что вот это...

 

МУЖЧИНА3: Парируйте, все хорошо.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Это моя работа.

 

В: Сегодня наш третейский судья - директор государственного исторического музея Алексей Константинович Явутин.

В: Алексей Леонидович, беседа продолжается и на заднем плане.

 

АЛЕКСЕЙ ЛЕВЫКИН: Вы знаете, я, честно говоря, так сказать, потрясен немножко, потому что, действительно, очень интересный разговор идет, прекрасная полемика. Причем, участники полемики выбрали два совершенно различных метода, да. Такой порывисто-яркий Жириновский, иногда не очень аргументированный, и спокойный, пытающийся найти какие-то определенные элементы аргументации Бортко.

 

В: Но вопросы серьезные задают.

 

АЛЕКСЕЙ ЛЕВЫКИН: Вопросы очень серьезные.

 

В: Очень непростые вопросы.

 

АЛЕКСЕЙ ЛЕВЫКИН: Правда, они перешли уже, так сказать, от начала темы, что такое Октябрьская революция, переворот, революция, к вопросу, кто виноват. Самый главный вопрос у нас.

 

В: В России.

 

АЛЕКСЕЙ ЛЕВЫКИН: Да, в России. Вот. Но я думаю, что пока что идет такой равный спор, где-то в эмоциях сильнее, наверно, Жириновский, в аргументации, наверное, более сильный Бортко. В аргументации, наверное, более сильный Бортко. Видимо, они друг друга компенсируют.

 

В: Много лет работаете с музейными экспонатами, с документами, и поэтому у вас вырабатывается свой взгляд на историю. Как вы видите историю 17-го года?

 

АЛЕКСЕЙ ЛЕВЫКИН: Вы знаете, это очень сложная история, очень сложная история. Потому что просто так называть те события, которые произошли в октябре 1917 году переворотом, невозможно. Уж больно они были серьезны. Уж больно огромное количество людей было втянуто вообще во весь этот процесс. И очень серьезные последствия. Вот. Как у каждого события есть свои причины, несомненно свои причины. И причины, наверное, не в деятельности действительно небольшой горстки революционеров, в частности большевиков. Причины лежали далеко, глубоко. Они не были реализованы раньше, что и привело вот к тем событиям, которые произошли в октябре 17 года.

 

В: Но надеюсь, что происходит в дне сегодняшнем будет проанализировано.

 

Причины выверены, и выводы понравятся живущим в нашей стране сегодня, здесь и сейчас сразу после рекламы продолжим.

В: Мы продолжаем программу. И в поединок вступают гости, у которых есть участь... вопросы к нашим участникам.

 

Прошу вас. Будьте любезны.

 

ВАСНЕЦКИЙ НИКОЛАЙ: Васнецкий Николай Александрович, профессор социологии, политический советник, лидер ЛДПР. Владимир Владимирович, я хотел бы вас поблагодарить за то прекрасное творчество, которым вы, в общем-то, с моей точки зрения и с точки зрения русской интеллигенции, спасли честь нашего искусства.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Спасибо.

 

НИКОЛАЙ ВАСНЕЦКИЙ: В лихие 90-е годы вот ваши замечательные экранизации моего любимого писателя Михаила Афанасьевича Булгакова... Кстати, его тоже очень любил товарищ Сталин. "Дни Турбиных" - это был его любимый спектакль. И благодаря товарищу Сталину мы получили "Мастера и Маргариту". Спасибо вам большое. Но у меня один вот такой вопрос, который не дает мне возможности, как говорится, свести концы с концами. Владимир Вольфович, вас в думе назвал, что вы не коммунист. Ну, Владимир Вольфович, вы посудите сами. Ну, давайте вот мы пробежимся немножко так это, вы наверное помните замечательный фильм Поражанова "Тени забытых предков". Вот сегодня у нас эти тени, так сказать, возникают, ну, повсюду, посмотрите, Сергей Удальцов - тень своего дедушки большевика Удальцова, Пономарев из "Справедливой России" - не тень вот того самого Пономарева Бориса Николаевича, по которому мы с вами изучали историю коммунистической партии Советского Союза. Вы изучали, а я преподавал в академии общественных наук. Вот, теперь Владимир Владимирович, минутку, Владимир Владимирович. Теперь ваша так сказать родословная, у вас прекрасный дедушка Владимир, кстати, у меня сына зовут Владимир, и это мое любимое имя.

 

В: У нас сегодня на площадке одни Владимиры.

 

НИКОЛАЙ ВАСНЕЦКИЙ: И Владимир, он был секретарем центрально-черноземного обкома ВКПБ. В 1937 репрессирован и расстрелян. Ну, расстреливал тогда Иосиф Виссарионович, так сказать, ленинскую гвардию в основном, сводил счеты с пламенными революционерами, не сторонников, наверное, социализма в одной стране, а сторонников мировой революции. Ваш папа тоже замечательный человек, Великая Отечественная война. Но вы воспитывались в семье другого мужчины, так сказать, если вы не забыли, Корнейчук, это замечательный украинский драматург. Ваша мама рассказывала, как вы с ним спорили на кухне или где там.

 

В: Честно вам рассказывают вашу биографию?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: С таким удовольствием слушаю.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Видите, как мы к вам по-доброму-то.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: А я-то как.

 

НИКОЛАЙ ВАСНЕЦКИЙ: Вы, насколько права ваша Марина Федотовна, так сказать, царство ей небесное.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Почему, она живая еще.

 

НИКОЛАЙ ВАСНЕЦКИЙ: Живая? Ой, извините. Дай бог ей здоровья. Так вот я хочу сказать: вы до драки спорили против Октябрьской революции, против Советского Союза, против товарища Сталина. За что ж вы обиделись на Жириновского, когда он сказал, что вы не коммунист, так сказать?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Да, теперь уже нет.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да-с, отвечайте! Антикоммунист Бортко, отвечайте, почему вы скрываете свои честные взгляды антикоммуниста настоящие.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Такое впечатление, что кто-то сидел под столом в это время у меня, значит, дома, когда никого не было, и все знает, как что было.

 

В: Товарищ майор и сидел.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Я понимаю, что касается, друзья мои, биография действительно очень простая. Я довольно родился в Москве, потом вдоволь жил в Киеве долго, меня мать увезла в Киев, они разошлись, но не в этом дело. Дело в том, что я жил 22 года в коммунальной квартире с девятью семейств, семеек, деятели, кстати, из них было евреи. Я уже даже могу немножко говорить.

 

В: А кто нет?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: А кто нет... Не хочу, правда, говорить, что это вот оказалось началом большого пути. Моя мама, которая содержала меня, мою бабушку, я жил с бабушкой, которая зарабатывала тогда очень небольшие деньги, вышла замуж за Александра Корнейчука. Я видел очень недолгое время. Если там написано "не читайте перед обедом советских газет". Я очень уважаю этого человека, он сделал для меня очень много. Но сказать, что он меня воспитывал, так нельзя.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Вопрос в другом.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Одну секундочку. А воспитывал меня кто?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Вы скрываете свои коммунистические взгляды.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: А воспитывала меня, извините, пожалуйста, школа. Меня воспитывал институт. И бесплатно. А теперь, когда я пришел, меня пригласили профессором работать в институт театра, как называется, Институт кино и телевидения, сейчас сказали, что он плохой. Там из 14 студентов, которых учил я режиссуре, 12 были за деньги. И не было экрана вообще в институте. Его сейчас... плохо к нему отнеслись. Понятно, что это такое. Так когда было лучше? Тогда или сейчас?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Так ваши взгляды, вас спрашивали не про тогда. Вы, вашего отца расстреляла советская власть, неужели вам не жалко своего отца?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Для меня это был не отец.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, дедушку, какая разница, ваша семья. Все пострадали.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Почему же дедушка? Как плохо, не хорошо же, вот также могу сказать. Я поехал в Курск, сейчас, слава богу, пускают. Я открыл это дело.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Досье.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Да, досье. И выяснилось, что его расстрелял не проклятый Берия, и не Сталин. А написал донос его заместитель. А вот теперь я вам расскажу про историю очень небольшую. Вы знаете, что Иосиф Виссарионович Сталин, откуда пошли все эти репрессии? Сталин хотел сделать простую вещь. И более того, вы этого не помните, кстати сказать.

 

В: По возрасту точно нет.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Товарищ Жириновский это помнит. На бюллетенях для голосования до 57-го года было написано маленькими строчками "Вычеркните остальных, оставьте одного". Такое было написано. Почему?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Почему? От 36-го года. Сталин хотел сделать то же, что0 делается в Китае. Из партии нескольких человек должны были выбирать. Но эта партия сказала ему: давайте сначала... И их же должны были избирать. Давайте, сначала давайте мы почистим партию.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Вот, вот.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Хотел человек это сделать, и вот тут действительно началось. И пошли доносы. И вот с этого делается...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Ну и какая нам разница?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Нет, разница большая. Разница в том, что...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Но террор, террор продолжается..

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: ...на протяжении 80 лет всего-навсего.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: И ваш дед пал жертвой террора.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Он пал не жертвой террора, он пал жертвой доноса. Это разные вещи.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Но какая разница? Но кто его расстрелял?

 

В: Но сейчас бы донесли, вынесли бы вашего деда и сказали: нехорошо. А тогда бах - и пулю.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Суда ведь не было. Суд был или нет?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: А теперь...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Владимир, суд был над ним? Суда же не было.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Да, конечно. Суд был, только был условный.

 

В: Тройка.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Тройка, Тройка. Расстрелять, и расстреляли.

 

В: Время.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Все, хватит, время давайте.

 

В: Господи.

 

ГРИГОРИЙ ТРОФИМЧУК: Григорий Трофимчук, политолог. Все познается в сравнении. Не кажется ли вам, уважаемый Владимир Вольфович, что на фоне вот того красного проекта все сегодняшние... практически все без исключения наши ведущие политики, к которым и вы в том числе имеете прямое отношение, на том фоне, на фоне тех кадров, той революции, превращаются в непонятное совершенно, что-то прямо противоположенное. То есть на этом фоне та сказка превращается в легенду, в блестящую настоящую легенду, то есть независимо ни от чего. Что такое большевики сегодня на мой взгляд? Брежнев - это не застой далеко, а наоборот Брежнев... его время называется золотым веком. Те старики, как их называли, смеялись в начале 90-х годов, в шляпах, со вставными челюстями, они весь мир держали... И что сделали вы, когда пришли к власти с молодыми реформаторами? Молодые перспективные политики, сейчас все это, в принципе, видно, через 20 лет.

 

ГРИГОРИЙ ТРОФИМЧУК: А что сделал Хрущев. Я просто так по верхам немного пройдусь. Он запустил жилищное строительство, которого земля, мир не видел. Миллионы квартир, сегодня люди до сих пор жили бы в землянках, если бы Хрущев не запустил то панельное строительство. Сейчас мы издеваемся над ним. Все лозунги большевиков, начиная с "Земля - народу!" были полностью реализованы, то есть земля не покупалась, не продавалась абсолютно, более того, я убежден, что лет через 200-300 в перспективе по аналогии с бюстами римских императоров все семь бюстов коммунистических вождей, семь - сакральная цифра, они будут друг за другом выставляться, где-то в каком-то пантеоне, шесть, но при этом шесть бюстов будут белыми, начиная с Ленина и кончая Черненко, а последний седьмой черный - Горбачева, и, соответственно, здесь товарищ Бортко говорил..

 

В: А последний Обама.

 

ГРИГОРИЙ ТРОФИМЧУК: Товарищ Бортко говорил о том, что фильмы, какие были фильмы раньше. Так вот, почему вы все вместе не сняли даже один такой фильм, как допустим, "Пацаны", как фильм "Офицеры", который только что показывали, который до сих пор переворачивает внутренности совершенно разным адресным группам, то есть всем россиянам практически. Фанаты, хулиганы, бандиты, братки - все фильмы.

 

В: Я вот все слушаю и никак не могу понять, а как же вот параллельно с этим существовал проект под названием Америка, который свое население не расстреливал и которые как-то в землянках не живут.

 

ГРИГОРИЙ ТРОФИМЧУК: Вопрос, почему вот даже один такой фильм, вся власть не сняла даже один такой фильм.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Объясняю. Значит, мы вас, коммунистов не просили нам строить. Мы вас спросим, зачем вы отобрали у наших дедов и бабушек хорошие квартиры и сделали из них коммуналки? А потом через 40 лет стали расселять. С какой стати? Вам кто дал право отбирать то, что вам не принадлежит? Ваш Брежнев, Брежнев... вся коррупция началась при нем. Вы правильно говорите, весь мир дрожал и боялся нас. И к чему это привело? Весь мир объединился и уничтожил Советский Союз в 91-м году. За этот брежневский страх, стояла 10-миллионная армия. Ракеты, танки, готовые взлететь и уничтожить всю планету. Кто вам дал право напугать всю планету? Теперь вся планета против нас. Все коммунисты... кто вам дал право за наши деньги содержать коммунистические партии по всему миру? Содержать все национальные республики? Содержать Африку, Латинскую Америку? Кто это дал вам право? Вы говорите, вам давали квартиры. Вы нам дали квартиры? Давали квартиры единицам, в основном рабочим, ваша же опора. Давали в основном в Москве. Больше такого региона Черемушки нет нигде. В бараках до сих пор живет страна. И ваши фильмы нам близко не нужны. Понимаете? И ваша идея казарменного социализма нам не нужна.

 

В: Прошу.

 

ГРИГОРИЙ ТРОФИМЧУК: А я хотел запустить...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Не надо "хотел". Вот мой ответ сюда. По одному.

 

В: По одному.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: В следующий раз вы, потом он. Тройка. Забыли, что тройка НКВД? Вот сиди и молчи.

 

АЛЕКСАНДР КОБРИНСКИЙ: Кобринский Александр Львович, профессор Московского государственного университета имени Ломоносова, руководитель московской городской организации ЛДПР. Владимир Владимирович, я понимаю, это действительно очень тяжело переосмысливать то, во что верил. Я тоже через это проходил. То, что любил, то, что казалось незыблемым, то, что казалось на века. Тяжело понять, что было это не так. Но формат передачи, я должен задать вам вопрос. Скажите мне, пожалуйста, вот то, что вы перечисляли, я задам несколько вопросов. То, что вы перечисляли, что сделала советская власть, вы вот серьезно верите, что если не октябрь 17-го года, это бы ничего не было? То есть не было бы ГЭС ни одной в стране? Мы бы не улетели в космос? Мы бы не добились никаких технических прогрессов? Вот так бы и остались примерно в 13-м году с одной коровой в семье. И еще...

 

В: Нет, давайте по очереди, чтобы отвечать. Чтобы была возможность, не сразу. Да, прошу.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Очень, да, очень интересный вопрос. Очень интересный. Я, естественно, так сказать, готовился к вашей встрече и меня этот вопрос тоже интересовал. Россия семимильными путями шла вперед. Как же так, а большевики взяли, остановили, и после этого конец. Так вот, да будет вам известно, господин профессор, и почитайте, пожалуйста, хоть "Википедию", хоть что угодно. 1885 год, Россия по отношению к ведущим странам. Это примерно как три к десяти. Дальше, 1913 год - четыре к десяти. Ни вверх, а вниз, отставание еще больше. Если мне не верите, почитайте...

 

АЛЕКСАНДР КОБРИНСКИЙ: Почитайте книжечки и постарайтесь...

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Энциклопедии верите?

 

АЛЕКСАНДР КОБРИНСКИЙ: Нет, не надо.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: А теперь еще...

 

АЛЕКСАНДР КОБРИНСКИЙ: Не надо читать энциклопедии. Сейчас, секундочку. Не надо читать энциклопедии, вы начните с реформ...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: А кто террор установил. Сколько было убитых губернаторов, министров. Ваши народники-разночинцы.

 

АЛЕКСАНДР КОБРИНСКИЙ: ...Вы начните с реформ Витте читать, и вы узнаете, что русский рубль...

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Подождите, про убийство губернаторов... Договоритесь как-нибудь между собой.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Террор шел весь XIX век. От декабристов до большевиков. В крови была вся страна.

 

АЛЕКСАНДР КОБРИНСКИЙ: Что русский рубль, что русский рубль в начале XX века был самой тяжелой валютой в мире. Но сейчас не об этом. Дальше, большевики приходят к власти, они обещают мир. Они обещают землю. Пообещав мир, правда, они ввергли в многолетнюю, десятилетнюю войну. То гражданскую, то с басмачеством. То потом со своим народом. Они пообещали землю и не дали земли рабочим... крестьянам. Они пообещали фабрики рабочим, и к 60-м годам, к концу 60-х, не увидели как не стало, собственно говоря, рабочего класса в стране.

 

В: И вопрос какой?

 

АЛЕКСАНДР КОБРИНСКИЙ: Вопрос очень простой. Вопрос очень простой. Скажите, как вы считаете, если бы не Октябрьский переворот, реально было бы 22 июня 41-го года?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Не только реально, оно было бы гораздо раньше.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Не было бы его.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Гораздо раньше. Это было бы сейчас, примерно то же самое, что происходит сейчас, когда страна наша слабеет, когда, извините, пожалуйста, у нас есть ресурсы, к сожалению, больше ничего нет. И они очень нравятся людям, живущими рядом с нами или за рубежом. Нам надо было просто, извините, пожалуйста, остаться в живых. И вот теперь интересный вопрос: для чего? Ведь разница между нами, коммунистами, и либералами не потому, что мы говорим одно, а они другое а разница в генеалогии, в направлении, так сказать, внимания, или это будет для одного человека, тогда они права, абсолютно. Тогда пускай синим огнем горит эта Россия, пускай приходят сюда американцы, французы, немцы, может, даже и лучше это будет. Не будет только одного - русского народа, его не будет.

 

АЛЕКСАНДР КОБРИНСКИЙ: Его уже практически нет. Его уничтожили. Вы уходите от вопроса. Солдатов и офицеров Вермахта воспитали в нашей стране, Люфтваффе воспитан в нашей стране.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Что вы вообще такое говорите?

 

АЛЕКСАНДР КОБРИНСКИЙ: Потому что вы не отвечаете на вопрос.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Европа воспитала для борьбы со Сталиным, не было бы Сталина, не было бы Гитлера. Его бы задушили в 29-м году.

 

(говорят одновременно)

 

В: Владимир Вольфович, дайте ответить.

ВЛАДИМИР БОРТКО: Там уже просто вот уже...

 

В: Там озеро, да.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Так вот, смотрите, пожалуйста. Теперь очень интересный вопрос. Был задан не этим, извините, пожалуйста, спрашивающим, а, по-моему, предыдущим. А, нет, Владимир Вольфович. Как это, вы забрали у нас квартиры и поселили там Бог знает кого.

 

АЛЕКСАНДР КОБРИНСКИЙ: Да, да, да. Перед этим Хрущев дал квартиры. Пошли вы к черту.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Тогда можно мне ответить?

 

В: Пока я тут хозяйничаю, не ругайтесь.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: А через 50 лет дали кому-то "двушку". Вы что делаете? Страшно!

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: А теперь послушайте, пожалуйста. А теперь послушайте, что произошло. Россия всегда была разделена на несколько частей... т.е. на две части. Так называемая интеллигенция и иже с ними, которых было очень мало, которые сосредоточены в основном в Питере и Москве. И весь остальной народ. Понадобилось спасать страну. Понадобилась индустриализация. И нужны были люди, которые приедут сюда на заводы и будут жить. Вот поэтому, вот поэтому был мощный... было мощное тяготение, был позыв к этим людям, к крестьянам: придите сюда и работайте.

 

Им надо было где-то жить. Можно было строить, но тогда это было 300 лет. Надо было строить быстро, да, наверное, это не очень хорошо, но учите, была первая в мире страна идущая совершено иначе.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: А зачем, зачем?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Затем.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Никто не просил, вы провели выборы, вы объявили референдум. Мы не хотели вашего социализма, мы не хотели другого пути. Мы хотели жить, как при царе, как в Европе, а вы нам Северную Корею устраиваете.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Война, Гитлер, вот проверка настоящая.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да не Гитлер, это вы его породили. Ленин породил Гитлера и Сталин.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Думали, развалится мгновенно, а она не развалилась, нет.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Пулеметы стояли сзади, уберите пулеметы, все бы развалилось. Пулеметы поставили. В июле 41 года вы расстреливали советских солдат. Расстреливали их.

 

ДМИТРИЙ ЩЕРБА: На самом деле Владимир Вольфович, если вы думаете, что голосом нас возьмете, не получится.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: В советской 10, почему.

 

(говорят одновременно)

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, нет, проиграли, где ваша армия сейчас.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Американцы взяли Берлин.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, нет. Мы взяли Берлин и нас вышвырнули оттуда.

 

ДМИТРИЙ ЩЕРБА: Глотните водички.

 

(говорят одновременно)

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Заткни глотку о воде своей.

 

ДМИТРИЙ ЩЕРБА: Вас сейчас вся страна слушает.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Заткни глотку придурок.

 

ДМИТРИЙ ЩЕРБА: А матюжком можете?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Остановите его. Он только вопрос задает? А не надо меня учить ему. Этот молокосос с Болотной и коммунист большевичек.

 

(говорят одновременно)

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Почему мои задают нормальные вопросы, доктора наук, а у вас быдло.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: А у нас Алферов, между прочим, сидит.

 

ДМИТРИЙ ЩЕРБА: Мы учились в одной школе с его сыном Лебедевым. Я просто не хочу, чтобы...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Школа негодяев! Да. В центре Москвы. Те, кто разрушили Советский Союз, там бабушка жила, про эту школу не надо говорит. Эта школа развалила Советский Союз.

 

ДМИТРИЙ ЩЕРБА: Я просто хочу, чтобы вы понимали...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Что биографию рассказываете? Суть вопроса? А он учился, а в детский сад ты с кем ходил?

 

ДМИТРИЙ ЩЕРБА: Кроме Вас, на самом деле, в 91 году вот на этих безумных митингах участвовали другие человечки, которые не стали ни депутатами, ни олигархами. И вот эта замечательная атмосфера истерики антисоветской, которую Вы здесь производите, уже другие просто не могут. Я Вас хвалю, хвалю.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Подлец и негодяй! Какая история, какая, наконец, истерика? Я профессор, доктор наук! Ты подлец, писатель. Какой ты писатель? Пошел вон из студии, придурок. Писатель он.

 

(говорят одновременно)

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Пусть тогда вопрос задает.

 

В: Владимир Вольфович, вы оскорбляете людей, исходя из ваших личных ...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Оскорбляю негодяя.

 

В: С чего вы решили?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Он негодяй для меня. А где моя истерика? Это миллионы лежат в могилах, это истерика, подлец?

 

В: Владимир Вольфович, пусть... Дайте ему задать вопрос и прекратите оскорблять людей.

 

ДМИТРИЙ ЩЕРБА: Вы заступаетесь за русский народ. Скажите, пожалуйста, в 1926 году, какой был у вас... в том плане, что у вас в тогдашней Советской России, в 26 году, какой был прирост населения? И какая сейчас убыль? Я вам немножко подскажу: полтора миллиона тогда был рост населения. Сейчас миллион убыль, после того, как вы свергли советскую власть. Так вот вопрос встает. Все-таки был ли таким преступником и уголовником, ну и как я, подлецом, как вы говорили, Ленин. И был ли таким подлецом прадед Сергея Удальцова, которого здесь упоминали... не дед, а прадед, который восстанавливал МГУ при советской власти? Население росло. Индустрия росла. Благодаря этому мы победили в войне. Но, к сожалению, в 91-м году, когда разыгрались вот эти вот самые страсти на площадях, эта власть закончилась. И не надо здесь вводить людей в заблуждение. Нет, нелегко. Так вот...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Ни одного выстрела. И ваша власть сгинула. За один день.

 

В: Это правда.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: 800 млн коммунистов - предатели, трусы и подлецы.

 

ДМИТРИЙ ЩЕРБА: Наша власть, наша власть не сгинула.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: За 3 часа вы разбежались. За 3 часа.

 

ДМИТРИЙ ЩЕРБА: Наша советская власть осталась в нашем советском народе, и она еще себя покажет.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Нет ее, вашей советской власти.

 

ДМИТРИЙ ЩЕРБА: Нет-нет-нет, она есть.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Есть преступники, и психушка вам нужна.

 

ДМИТРИЙ ЩЕРБА: Она сейчас не в Кремле, как вы думаете.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Вопрос, вопрос!

 

ДМИТРИЙ ЩЕРБА: Вопрос в том. Объясните, почему же народ при царской власти так не рос, как при советской. И почему он сейчас так ударно вымирает, когда победил ваш капитализм, когда реституция победила?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Все?

 

В: Понятно.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Все, отвечаю. Видите, малограмотность ваших экспертов. Он говорит. Помолчите. 26 год. Нельзя. Нельзя, не приходите, не надо приходить, идите в другое место, я такой, какой есть, все, точка, я фильмы про идиотов не снимаю, я этих идиотов вижу вокруг себя и говорю им, что они идиоты и подлецы.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: И Достоевский туда же.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Так вот, молодой человек, вы плохо соображаете, вы говорите, в 26 году была высокая рождаемость. Это какие женщины родили, при царе они родились и их бабушки и дедушки, это то царское поколение продолжало нам много детей. А вы за 10 лет, вот ваше поколение, родившееся после 17-го года, вот тогда оно погибло все на войне.

 

ДМИТРИЙ ЩЕРБА: Я в 75-ом родился.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Я говорю, вы спросили про 26-ой год. Все слышали, вся страна, почему при советской власти.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: В 26-ом году был...

 

ДМИТРИЙ ЩЕРБА: Я понял. Рождаемость стимулируется не царем, который сам ушел от власти, а советской властью в 26-ом году...

 

В: А я надеялся, что мужем?

 

ДМИТРИЙ ЩЕРБА: После НЭПа и так далее. А почему сейчас не хотят рождать? Объясните мне, как молодому отцу.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Объясняю. Это что, стимуляция советской власти. В гражданскую войну уничтожили 20 миллионов отцов, братьев, мужей. 20 миллионов человек.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Сколько?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Статистика.

 

В: Многовато.

 

ДМИТРИЙ ЩЕРБА: Вы, наверное, с репрессиями путаете, Владимир Вольфович, там другая кассета.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Сняли, отменили сухой закон, начали спаивать всю страну. Царь в 16-ом году ввел, вы в 24-ом, Ленин и Сталин отменили сухой закон. И вот пьяная страна начала рожать у вас в 26-ом году.

 

ДМИТРИЙ ЩЕРБА: Почему же такие умные люди рождались в 26-ом году. До сих пор живут долгожители советские, наши ветераны.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Живут не они... вопреки вам живут, для этого вас и скинули в 91-ом году.

 

В: Понятно.

ИГОРЬ ЯКОВ: Яков Игорь Викторович, писатель и советник Владимир Вольфовича Жириновского, тайный советник вождя.

 

В: Могу представить, Владимир Вольфович сам кому хочешь посоветует.

 

ИГОРЬ ЯКОВ: Мое дело советовать, а его дело моих советов не слушать. Не суть дела. Дело в том, что существует демографическая такая аксиома, царская прямая, 720 года экспонента по 17-ый год. Если бы эта царская прямая сохранилась, сейчас нас должно было быть 600 миллионов. В 2045 году миллиард. Вот и падение этой экспоненты как раз в 17-ом году. И по этому я сразу хочу предложить вам, как представителю так сказать, деятелю культуры, ввести и поспособствовать ЛДПР давно предлагало.

 

Эта партия давно предлагала сделать, создать институт Русского холокоста. Значит, в 903 году в Лондоне большевики впервые поставили вопрос о расчленении страны. В 12 году на центральной площади Нью-Йорка была принята резолюция, митинг был собран. Гигантский. Фининтерном, что называется. Финансовыми кукловодами всяких Сталиных Лениных, Рузвельтов, Черчилей, и было сказано, что подлую Россию, которая стояла на коленях в пятом году, мы поставим перед, на колени перед избранным народом. 12 год, как раз сейчас 12 год - столетие Русского холокоста. И как раз хотел бы вам сказать, что в 23 году на заседании палаты лордов лорд Скин Хэм доложил, что 20 миллионов русских уничтожено до 23 года. Вот. И одна из задач деятелей культуры - перетащить эти жертвы на тридцатые, на тридцать седьмые годы на войну и большевицкий переворот, как его называли большевики большую часть времени, а революция потом уже, как и день победы, мы начали отмечать в 65-ом году через 20 лет. Вот вопрос вот в чем, мы или признаем наличие так сказать козней, козней, что революция была одним из так сказать этапов разрушения страны, русской государственности, зачистки территории, как и война была, одним из элементов, а большевики были инструментами всего лишь, всего лишь инструментами. Скальпель, который резали народ. Русский холокост, как вы относитесь к этой идее?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Очень хорошо, если начинать его с 91-ого года. Я полностью его поддерживаю, а теперь послушайте его внимательно.

 

В: Вы поддерживаете идею создания музея.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Создание музея, когда же начал уничтожаться наш народ. Самая большая рождаемость, да будет вам известно, это был поразительный год, для писателя будущего откровенно, вы, наверное, тоже этого не знаете. Самая большая рождаемость в Советском Союзе была в 36-ом, в 37-ом году. Самая большая. Плюс 1,5 миллиона каждый год. Это во время репрессий.

 

(сюжет)

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Теперь, простите, как ваше имя-отчество.

 

ИГОРЬ ЯКОВ: Игорь Викторович.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Игорь Викторович нам только что рассказал, они вот все это сделали, чтобы развалить все. Скажите, пожалуйста, был ли похож Советский Союз на разваленную страну?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Я спрашиваю вас, был похож он?

 

В: Да нет, конечно.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Все бежали, все бежали из Советского Союза, очередь была.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: А теперь да.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Все тюрьмы и психушки были переполнены.

 

ИГОРЬ ЯКОВ: Советское время - это целая эпоха.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: 300 миллионов сидело в...

 

ИГОРЬ ЯКОВ: Ряд периодов совершено разных. Мы обсуждаем 17-й год.

 

В: Дайте ответить.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Все мечтали уехать. Вся страна готова была уехать.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Да, и 300 млн уже...

 

В: Дайте ответить, вы сами предложили.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: И сейчас сидят все в Лондоне.

 

В: Владимир Вольфович...

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Скажите, пожалуйста. Вы задаете вопрос и сами нарываетесь на ответ. Все время советской власти шла положительная динамика, если не считать войну. Положительная. Кстати, две войны. Положительная динамика в рождаемости. Она прекратилась ровно тогда, когда к власти пришли так называемые демократы. И это правда.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Падение началось при Брежневе. Подымите статистику. При Брежневе началось падение рождаемости.

 

ИГОРЬ ЯКОВ: "Красный террор" почитайте.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Кого почитать?

 

ИГОРЬ ЯКОВ: "Красный террор", Мильгунов. Воспоминания князя Живахова почитайте.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Господи... Да вы знаете, для меня князь как-то... Я не читаю князя. Я читаю, извините, что меня заинтересует, читаю энциклопедию, там написано очень точно. Почитайте, пожалуйста, "Википедия", там все написано.

 

В: Нет, "Википедию" нельзя читать. Там статьи разные.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Тогда почитайте... Я ж не могу сказать "Большая советская энциклопедия".

 

В: Вполне, вполне. Вы меня простите, но когда вы на полном серьезе предлагаете очередную версию истории, то мне довольно сложно это сделать. Предлагает очередную версию истории, то мне довольно сложно это сделать, потому что это какой-то странный путь уничтожения русской империи, проигравшей в первой мировой войне, де-факто, за счет создания одного из самого мощных, бесспорных тоталитарных государств, которые в результате козней, де-факто, управлял большей частью мира, это что же тогда за козни такие были.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: А зачем все это нужно было. А зачем все это нужно было. Мы вас об этом не просили.

 

В: Тогда плохо они инвестировали свои деньги. Как-то козни промахнулись.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Деньги инвестировали, чтобы Россия не получила ничего по итогам первой мировой войны. Деньги инвестировали, чтобы натравить Гитлера на Советский союз и деньги инвестировали развалить Советский союз в 91-ом году. И все это выполнено благодаря коммунистам. Нет. Слабое. Рухнуло за один час. Какое мощное, за один час рухнуло 8 декабря 91 года. За 1 час! И никто не вышел еще, белые офицеры начали убивать большевиков, а здесь советские офицеры ни одного выстрела. Вот она ваша армия! Им плевать было на Советский Союз! А там были одни коммунисты ваши! Одни коммунисты были.

 

В: Надо отметить, что у ГКЧП хватило порядочности не расстреливать свой народ. А у Ельцина не хватило.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Вот! Все коммунисты! И Ельцин и ГКЧП! И те и другие дураки.

 

АЛЕКСАНДР ИВАНИЦКИЙ: Иваницкий Александр Владимирович, олимпийский чемпион по борьбе в тяжелом весе, журналист, я был ключевым человеком, который делал Олимпиаду-80. Мы делали ее международное изображение для двух с половиной миллиардов человек и сделали его великолепно. Я слушаю выступление Владимира Вольфовича, поражаюсь его ораторскому искусству и понимаю, что за криком, за наглостью он допускает громадное количество передержек, которые мы пропускаем, но не замечаем вот эти передержки. Одна из первых, я несколько зафиксировал, для того, чтобы не быть голословным. Большевики арестовали законное временное правительство, но эта фраза напоминает один эпизод из моего телевизионного прошлого, когда развалили "Гостелерадио", начали образовывать "Российское телевиденье" "НТВ". 12 человек быстренько сгоношили академию и назвали себя академиками, их никто не выбирал, их никто не назначал, но они академики, поэтому временное правительство, оно и потому и временное, что его никто не выбирал. Должно было выбрать учредительное собрание.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Правительство не выбирают, правительство назначают.

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Правительство назначает парламенты. И последний русский парламент, правительство. Это история из моих уст.

 

(говорят одновременно)

 

АЛЕКСАНДР ИВАНИЦКИЙ: Теперь дальше. Я обращаюсь не к Жириновскому, а я обращаюсь ко всем тем, кто сидит здесь в зале и кто нас слушает. Вот фраза Жириновского "Страна - тюрьма. Русские - одна рвань и пьянь". Рвань и пьянь - это вы, вы и все те, что нас слушает. Это слова Жириновского. Вопрос к вам, Владимир Вольфович. Сколько еще лет за вас будут голосовать русские, рвань и пьянь.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Отвечаю, что это итоги советской власти. Это итоги, потому что 20 лет назад народ советский, как вы говорите, ничего не сделал, чтобы спасти Советский Союз, ничего коммунисты не сделали и советская армия.

 

АЛЕКСАНДР ИВАНИЦКИЙ: Кто вам дал право называть русских рванью и пьяню.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Я у вас права не просил, я у вас просить не буду. Это они мне дали право.

 

АЛЕКСАНДР ИВАНИЦКИЙ: Кто? Русские дали?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Вы лжете, ваша олимпийская легенда, вы сорвали Олимпийские игры. К нам никто не приехал в 80-й год. Он говорит: Олимпиада была, к нам никто не приехал в 80-м году.

 

АЛЕКСАНДР ИВАНИЦКИЙ: Уникальная Олимпиада была.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: В чем уникальность, если ведущие спортсмены не приехали. Что вы лжете. Ведущие спортсмены не приехали.

 

(говорят одновременно)

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Я был в Москве, я живу 50 лет в Москве.

 

АЛЕКСАНДР ИВАНИЦКИЙ: Вы были где? Вас пустили на стадион. Кто вас пустил? Что вы видели? Что вы видели?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: И что? Говорите всем, говорите. По пропускам, спецпропуска. Только КГБ и партийные работники были. Это для вас Олимпиада.

 

АЛЕКСАНДР ИВАНИЦКИЙ: 80 тысяч в "Лужниках" по спецпропускам? Кэгэбэшники?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: В Москве был 1 млн коммунистов, сидели только чиновники и КГБ. Всех людей выгнали из Москвы.

 

АЛЕКСАНДР ИВАНИЦКИЙ: Вранье.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Завезли продукты из-за границы. Вы лжете. Я все это видел.

 

АЛЕКСАНДР ИВАНИЦКИЙ: Вранье.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Давайте продолжим...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: В это время умер Высоцкий, и вы не сообщили стране, что он умер.

 

АЛЕКСАНДР ИВАНИЦКИЙ: Вранье.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Вот вранье было при советской власти.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Я бы хотел продолжить или посидеть немножко.

 

В: Сейчас...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: При советской власти все было вранье.

 

АЛЕКСАНДР ИВАНИЦКИЙ: Вы же не ответили на вопрос, сколько лет за вас будут голосовать пьянь и рвань? Ответьте.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Объясняю: всю жизнь. Всю жизнь.

 

АЛЕКСАНДР ИВАНИЦКИЙ: С чем я вас и поздравляю.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да, да, да.

 

АЛЕКСАНДР ИВАНИЦКИЙ: Я вас поздравляю.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: А в рвань, пьянь превратили нас вы. Вы - подлые коммунисты. Вы - советская власть. Вы - негодяи и мерзавцы. Вас нужно расстреливать. Вас нужно сажать. Вам место в психушках, всем советским журналистам, всем советским драматургам, всем этим писателям-недоумкам, который здесь сидит, ему 40 лет.

 

АЛЕКСАНДР ИВАНИЦКИЙ: Владимир Вольфович, можно мне сказать?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, вам нечего говорить. Идите туда и вас арестуют сегодня же.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Это ничего, это не плохо.

 

В: Ну вот заметьте мудрость Владимира Вольфовича.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Он очень мудрый человек.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Смотрите, Бортко говорит, что последние 20 лет все плохо, а его эксперт говорит, а откуда рвань взять?

 

В: А вот на господина Иваницкого абсолютно правильно, как-никак великий борец, олимпийский чемпион, лучше не связываться.

 

(говорят одновременно)

 

В: Раунд завершен, но этого никто не слышит, пойду пообщаюсь с третейским судьей. Спокойнее. Спокойнее.

 

МУЖЧИНА1: Кто вышел защищать страну? Жириновский? И сейчас они говорят, что из-за нас.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Это из-за журналиста. Он не знает этот журналист, что такое ЛДПР вообще.

 

МУЖЧИНА1: ГКЧП вышел защищать кто? Жириновский. ЛДПР. защищать ту страну, которую создали коммунисты.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Молодцы.

 

МУЖЧИНА4: В забое как раз были - сказали, что ГКЧП. Коммунисты попрятались все.

 

МУЖЧИНА3: Жаль сейчас, на самом деле жаль тех миллион телезрителей, которые сейчас сидят у телевизора и видят вот этот вот паноптикум. На самом деле, мы бы хотели показать серьезный разговор, который могли если аргументировать. У нас вы начали, у нас великолепные эксперты, которые... Олимпийский чемпион, который Иваницкий, и когда мы получаем...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Это что? Бортко говорит, что все плохо. Да кто плохо то сделал? И мы вам за это спасибо говорим!

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Взрослый человек, Владимир Вольфович. Перестаньте кричать.

 

МУЖЧИНА1: ...вы верили в это? Верили?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Прочь идите! Гнусные, наглые уголовники и преступники!

 

МУЖЧИНА1: Вы верите в то, что вы снимали?

 

В: Напоминаем, наш третейский судья - директор Государственного исторического музея Алексей Левыкин. Алексей Александрович, я понимаю, что на вашем месте было бы уютнее чувствовать себя врачу-психиатру, потому что иногда дискуссия приобретает откровенно ярко выраженный медикаментозный оттенок.

 

АЛЕКСЕЙ ЛЕВЫКИН: Да вы знаете, что самое интересное, очень часто вот в этом достаточно странном споре, который уже вроде как далеко ушел от темы первоначальной дискуссии. Иногда звучат такие вот достаточно, может быть, иногда энергичные, но правильные нотки, да, по отношению к государству. Почему же такое прекрасное государство прекратило существование за одну ночь. А если бы так было все хорошо, с точки зрения, я думаю, что не очень удачную роль сыграли советники и участники, потому что те вопросы, которые они задавали, причем это очень часто выглядело как высказывание своей позиции. Вот именно они далеко увели дискуссию от той темы, которая так в принципе интересно начиналась.

 

В: Ну, тем не менее, почему же в одну ночь рухнуло такое государство?

 

АЛЕКСЕЙ ЛЕВЫКИН: Вы знаете, это интересный вопрос. Я думаю, что очень многое зависело именно от того, что те события, которые произошли в 1917 году, даже не события, а те идеи и те лозунги, которые были заявлены в 1917 году, так справедливо, так ярко, и которые, так сказать, увели за собой широкие массы, они так и не были выполнены.

 

В: Спасибо.

 

Ну что же, сейчас власть поступает проще: она не дает никаких лозунгов. Исходя из этого, и не стремится их выполнять. Сразу после рекламы продолжим.

В: Прошу вернуться на позиции. В этом раунде вопросы вам буду задавать я. Владимир Владимирович, вы очень убедительно показали, что де-факто большевики взяли власть, которая сама уже падала в руки.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Да, это так.

 

В: То есть вы убедительно показали, что проблемы, которые были в стране, достигли такого уровня, что принципиально уже не так сложно было их схватить. Да, конечно история обросла легендами, но, тем не менее, факт остается фактом. 200 человек, вооруженные идеей, смогли построить уникальное государство, как тогда говорили, рабочих крестьян. Но вот у меня только один вопрос.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Въедливый, наверное.

 

В: Въедливый, да. Почему же спустя в историческом масштабе совсем немного лет, эти идеи не привели к тому, что государство, построенное для рабочих и крестьян, пережило бы отнюдь не самый тяжелый экономический удар. Пережило бы приход к власти не самых масштабных людей.

 

Ну, не самых масштабных людей. Почему же вдруг в этой гигантской идее, которая вначале позволила взять страну, не оказалось достаточно жизни, чтобы пережить даже одного века?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Вы задаете очень сложный вопрос из русской истории. Могу сказать вам ответный. Почему тысячелетнее государство, которое очень удачно развивалось, не сохранило царскую власть? Вопрос.

 

В: Очень простой ответ.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Какой же.

 

В: Конечно. Мало этого, не только это государство. Первая мировая война, что понимают немногие, но естественно, знают многие историки, это был ключевой момент, когда практически во всей Европе произошло изменение формы управления. Когда рухнули практически все монархии, в том числе абсолютистские. Потому что система управления, при которой все было заключено на одного человека и на аристократию невыборную, не смогло пережить тот взрыв тех

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Почему же пострадала только одна Россия.

 

В: Вот это интересный вопрос и у меня на него есть ответ.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: И у меня тоже.

 

В: Потому что не только Россия, но и Германия, две страны, которые отошли от своей религии и попытались ее заменить псевдо...

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Извините, в Германии не долго было, и она в итоге вернулась на круги своя. А в России было. Позвольте ответить.

 

В: Но там было благодаря кому, солдату, который выбил штыками. Прошу вас конечно

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Я хочу ответить вот о чем, вот о чем, я говорил много раз, скажу еще раз, Россия уникальная страна совершено не потому, что здесь Достоевский и крестятся вот так, она уникальна по своему устройству, составу. Здесь 180 народов, здесь много государств внутри, а это бывает достаточно редко, их немного таких стран. Китай, например, который сейчас коммунистический и не дай бог, ему не быть коммунистическим, развалится через 20 минут. Такие страны тоже есть, например это Испания, в которой вы знаете, что сейчас происходит. Более того, это даже Великобритания, в которой начинается вся самая эта история. Понимаете, да? Поэтому, что случилось в России в это время? Появился очень замечательный человек, под влиянием, кстати сказать, либерала Горбачева. Который сделал все правильно, только наоборот. Он убрал идеологию, которая скрепляла страну, и оставил старую экономику.

 

В: Один человек?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Один человек.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Что же такая партия?

 

В: Может такую страну...

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Да. Почему? Потому что вся страна всю жизнь, от Владимира Ясно Солнышка была ориентирована на одного человека.

 

В: Вы же только что рассказывали...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Так оставляйте царя. Царь бы и был бы.

 

В: Вы ж только что рассказывали, что царскую Россию, ну скажем Временное правительство, тряхнуло 200 человек, и 70 лет развития, и хватило одного человека?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Ну, секундочку, простите меня. Вот здесь очень... взяли власть 200 человек, да. А разрушали ее либералы, которых было очень много, они были даже в царской семье. Вы это знаете? Знаете. Вот это и было тогда, одну секундочку, когда контрэлита пытается взять власть, она борется с элитой. Если элита не будет защищать свою страну, элита потеряет к ней интерес, она развалится мгновенно. Именно это и произошло.

 

В: Ну мы же с вами жили, мы же с вами хорошо помним разговоры на кухнях, омерзение от постоянной лжи, четкое понимание, что все выдохлось. Ну, так что же мы себя-то сейчас обманываем, молодое поколение, которое видит те легенды?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Какие?

 

В: Ну, великую легенду космоса.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Стоп, это легенда?

 

В: Легенда в хорошем смысле, это не значит, что это неправда. Великая легенда победы.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Подождите, это легенда?

 

В: Конечно легенда. И правда, и легенда. Но вместе с этим мы не показываем людям обратную сторону.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Какую?

 

В: При которой каждый человек чувствовал себя ничтожным, колесиком и винтиком общего пролетарского дела.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: А вот теперь...

 

В: Где человек, которого поднимали, а потом мордой в грязь.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: так, одну секунду, а теперь я возвращаюсь опять к тому же. Для кого? Для кого? Так вот ни для одного человека. Говорил Иосиф Виссарионович Сталин, когда его дочка спрашивала "А почему у нас не шьют такие вот, как во Франции?", он говорит: "Понимаешь, в чем дело, когда у нас начнут шить лучше, чем во Франции, мы будем шить. А сейчас, когда мы не умеем, мы будем носить то, что мы носим, потому что ткачиха должна работать, она должна рожать детей. И это в тысячу раз важнее, чем личная свобода."

 

В: Понятно. Вот прозвучал очень важный момент. "В тысячу раз важней, чем личная свобода", есть через океан страна, которая прошла через многие испытания, хитрым образом поучаствовав в разных войнах, всюду оказалась сразу победителем, которая начинала как глубоко аграрная, в 19 веке практически ничтожество. В 18 не вообще не смешно вспоминать.

 

В: Не было никакой (невнятная речь), но где всегда в первую очередь была личность, и вдруг весь 20 век выясняет, что это век, когда Америка победила Советский союз, две идеологи, одна идеология резко христианская, потому что Америка очень христианская страна, очень набожная. Америка страна при этом индивидуалистская, где в первую очередь и Россия, которая отказалась от традиционного тысячелетнего христианства, которая поменяла все на лениниану, которая сказала, не человек, а государство. Почему же тогда Россия проиграла?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Россия была самым большим государством и в царский период, и в советский и сейчас. На этой маленькой Европой мы нависаем и с момента татаро-монгольского нашествия, когда монголы подошли к Вене и должны были ее взять, если бы не умер татарский хан, взяли бы ее, они нас принимают до сих пор за монголов, до сих пор они нас боятся. Но представление постепенно уже успокоились, потому что русские промышленники раздают самолеты, радио, все выезжают отдыхать в Париж, а не в Турцию. Русские университеты, так сказать телевидение. Они успокоятся же. В это время приходит красная химера и опять всех убивает. И опять у всех отбирает собственность, и опять Гулаг, Сибирь. Они снова нас испугались. И они бы 10 Гитлеров бы воспитали только чтобы нас уничтожить. Поэтому мы страдаем именно из-за этого. В октябре 17-го никто не должен был брать власть, никто. И русская армия взяла бы Берлин вместе с французами и британцами. Сейчас мы взяли Лондон, сейчас там наша эмиграция сидит. Сейчас у нас Болотная, сейчас у нас снова КПРФ, сейчас опять вы говорите, где рвань, пьянь. Вы это делали все. Я и говорю об этом. Вы сопротивляетесь. Но вы за 100 лет уничтожили все лучшее, что есть.

 

В: Владимир Вольфович, что не правильно? Почему?

В: Почему вроде бы проект, почему там?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Объясняю. Потому что...

 

В: Знают, где жили из деды и прадеды. Почему итальянец живет в доме, который построил его прадед, а мы до сих пор не знаем, где могилы наших дедов и прадедов?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да, да! Что они сделали, большевики? Ударили по сердцу духовности - разгромили церковь. Так никто не громил. Рвань смеялась, когда купола срезали. Рвань, пьянь. Что, нормальные люди будут смеяться, когда церковь разрушают? Это кто смеялся?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Pussy Riot.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Кто смеялся, когда по русскому Парламенту в 93-м году расстреливали из советских танков? Это что, не рань... не рвань и пьянь? Это как же было воспитать поколение целое, чтоб они семечки щелкали, мороженое и смотрят, как расстреливают их Верховный совет?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Это были коммунисты?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да! Коммунисты были. Майор...

 

В: И атеисты.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Майор, который стрелял из танка, был коммунист. Вся Кантемировская дивизия - это коммунисты. И Таманская. Поэтому в этом проблема. Духовность разрушили и лишили всех собственности. И тогда надо осваивать целину. Поехали! Все с пустым чемоданом помогать Средней Азии. Поехали туда подымать Сибирь. Поехали... помочь Кавказу. До сих пор блуждает народ по необъятным просторам. А какая идея? Если все разрушено. Нету могил у нас. Нет родословной. Вы даже сами свою родословную не знаете. Я ее поднял всю, впервые за 300 лет знаю. Так я заплатил деньги. А остальные не знают кто прадед. Знают олимпийские игры 80-х.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: У меня денег нет, дорогой.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Я вам заплачу за вашу родословную.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Заплатите. Хорошо, спасибо.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Поэтому здесь беда. Нету духовности, нету собственности.

 

В: Я понял. Владимир Вольфович?..

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Народ - бомж.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Я отвечу на ваш вопрос, который вы задавали.

 

В: Нет, нет, не надо.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Народ, как цыгане.

 

В: Я каждому, да, но я каждому свой вопрос задаю.

 

Владимир Владимирович, вы говорили о замечательных фильмах, которые были сделаны в то время, бесспорно. И за каждым фильмом стоит судьба. К сожалению, судьба очень разная. И когда мы смотрим сейчас на нищих великих режиссеров и актеров того времени и говорим "Ах, если бы они были в Голливуде, они были бы в золоте, они получали бы сумасшедшие деньги".

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Совершенно верно.

 

В: Ну, не навряд ли. Потому что уровень оплат был совершенно разный.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Я имею в виду, они бы там работали.

 

В: Не могу сказать. Уверен, что наши таланты того времени вполне соответствуют.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Ну, тут, вы знаете, они соответствовали бы, но несколько разнонаправленно.

 

В: Талантливый человек, как показывает Голливуд, приезжает туда и...

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Ну почему же? Есть замечательные у нас режиссеры.

 

В: Бесспорно.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Извините, брат Никиты Сергеевича, который там начал работать.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да никого не интересует ваш режиссер.

 

В: Речь идет не об этом. Есть замечательные наши кинематографисты, документалисты, которые еще в 43-м году получили оскаровскую премию за великий документальный фильм "Разгром немецко-фашистских войск под Москвой в 41-м".

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Да. И к чему это?

 

В: Сейчас подведу это мысль. Но это были люди, которых двигала идея, несмотря на личные трагедии. Если мы посмотрим всю историю России, то все этапы России, которые можно назвать великими, это всегда были освещенные идеи, не всегда правильные. Вот сейчас мы с вами смотрим на 20 лет, когда государство осознано, отказалось от идеологии. Мы смотрим на 20 лет, когда государство уверенно говорит нам, поучая нас, что, да не надо вот этого всего, этих разговоров об идеях. Важно чтобы народ ел, народ пил, жил как средний европеец. А не получается.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: И не получится.

 

В: Те, которые живут, пьют и живут как средние европейцы, уезжают в Лондон или перевозят своих семей. Так может ли...

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Не как средний европеец, выше, чем средний европеец.

 

В: Может ли Россия существовать без великой, пусть и порочной идеи?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Я не назвал бы ее порочной.

 

В: Я сейчас имею в виду коммунистическую, потому что была великая идея Иоанна Грозного...

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Отвечаю. Так, если можно, крупный план. Ни-ког-да. Только идеи должны сплачивать нашу страну. Иначе она тут же развалится. Иначе она будет поглощена. Иначе она просто перестанет существовать.

 

В: Так как вы считаете, какая может быть эта идея сейчас? Вот сегодня, какая может быть?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Поскольку сегодня у нас могла ли... понимаете, ведь может быть национальная идея, замечательно. Россия для русских, и все. А дальше? А дальше кровавая баня. Какие еще идеи могут быть? Да никаких, кроме одной. Со-циа-листической, к которой придет весь мир. Я в этом совершенно убежден. Могу доказать.

 

В: Владимир Вольфович?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Да? Я оттолкнусь от вашей проблемы.

 

В: Какая идея, которая может сейчас сделать снова страну великой и поднять? Ведь мы с вами говорим, интересное время, да? Когда весь мир и некоторые наши либеральные СМИ с упоением рассуждает о Бараке Обаме, не понимая, что примерно в тоже время параллельно в Китае приходит к власти через съезд новое поколение, при котором Китай обгонит Соединенные штаты практически по всем экономическим показателям.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Мы втроем это знаем.

 

В: И произойдет смена поколений.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Значит, поясняю, до октября 17 года, это зловещего события царская Россия существовала тысячу лет, никакой идеи не было. Идет враг, разбить, все. Мы постоянно боролись с внешней агрессией. И из 100 лет Россия воевала 70 лет, все тысячу лет. Мы воевали 700 лет и только 300 лет мы чуть-чуть отдыхали, лечили раны и снова воевали. А вот октябрь 17 навязал идею, но чтобы эту идею вбить в мозги, они положили миллионы людей в могилу, расстреляли, ГУЛАГ, все это знают прекрасно, 100 миллионов погибло.

 

100 млн погибло, начиная с Гражданской войны. И вчера Медведково... это ваше... это ваши последствия вашей советской власти, когда стрелок в Медведково убивает 5 человек. Приходит с двумя ружьями и расстрел... Он ведь: "Не хочу жить среди этого человечества!" Это кто ему отбил охоту жить? Вы, советская власть.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Брейвик тоже наш?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Так вот, так вот. Идея, почему народ наш хочет идею? Потому что нет денег и собственности. Ничего нет. Почему люди верят в Бога? Это обычно верят бедные и больные. Богатые и здоровые ни в кого не верят. Он живет своей жизнью. Нужна правда нашему народу про весь царский период.

 

В: Так это вся Америка бедные и больные.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Больные люди.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Чтобы знали все, что Временное правительство было законным правительством России, а коммунистическая революция была абсолютным преступлением.

 

В: Конечно. Владимир Вольфович, спасибо.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: И так до упора. Поэтому давайте правду скажем. И еще говорю.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Упор когда будет?

 

В: Уже все.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Уже все?

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Идея должна быть антикоммунизм. Господин Бортко, антикоммунизм - наша идея. Антикоммунизм - наша идея. Уничтожить всех коммунистов. Всех. И левые партии распустить. Разогнать. Левую идеологию, пока не уничтожим, мы будем барахтаться. Потом спокойно жить и цветочки класть на ваши могилы.

 

В: Вот я слушаю вас, и если бы я не жил при социализме, я бы думал, насколько прав Бортко, но трагедия в том, что я жил, трагедия в том, что я видел воплощениеjQuery18206957512287009329_1352436454931?? Больше всего меня огорчает другое. Ну почему же лидеры той страны в конечно м итоге все бежали на запад и жили в Америке? Сталины, Хрущевы.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Сначала объект номер один. Он у Вас был почему, не про детей, Вы что перед этим сказали?

 

В: Но мы жили с вами все, вот я хорошо это помню.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: В стране, которая что? Которое... Только хотел сказать про детей.

 

В: Давайте.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Насколько я помню, значит это...

ВЛАДИМИР БОРТКО: Про детей будет все очень просто. Про детей, начинает страна гибнуть тогда, когда люди, которые ей управляют, начинают врать сами себе. Ей конец, больше ничего нет.

 

В: Ну тогда значит после Ленина все и...

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: После Иосифа Виссарионовича.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Ленин врал первый.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Что происходит в стране после Петра Первого? То же самое, один к одному. То же самое. Что происходит после Сталина?

 

В: Петр Первый, конечно, тоже кровавый был персонаж.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Да, но он сделал то, где мы сейчас живем.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Ничего он не сделал.

 

В: Ценой жизни вашего деда?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Вы знаете, извините, пожалуйста, я про Петра Первого сейчас, мой дедушка...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Петр Первый тоже большевик был. Тоже близко нам не нужен. Кровь и насилие. И Иван Грозный, кровь и насилие.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Мы продолжаем или выключили?

 

В: Продолжаем пока.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Все, время кончилось.

 

В: Договорите.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Фраза будет очень простая. Россия не может жить без идеи, объединяющей ее.

 

В: Даже если это идея убить собственный народ?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Не народ убить. Ни в коем случае. Сохранить государство, которое сохраняет свой народ.

 

В: Даже если сохранить государство ценой жизни миллионов?

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Одну секунду, так, теперь рассказываю вам.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Пещера, просто простая пещера. Вождь, для чего он нужен? Только для того, чтобы все остальные люди в этой пещере выжили. Только-то и всего.

 

В: Все выжили.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Одну секунду. Но когда...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Когда туши не хватает на всех, он убивает лишних.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Когда видите Бим-Бим и Бум-Бум будут себя правильно, неправильно вести, его убьют. Кто будет решать? Вождь. Теперь опять же, вы уходите от одного...

 

В: О-о-о...

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Вы уходите от одного вопроса.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Вождь, пещера. Все же рухнуло.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Для кого? Я считаю и послушайте меня внимательно, мы - русские, сильны только тогда, когда мы объединены в одно государство. Каждый из нас отдельно жить не может.

 

В: Это я согласен...

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Так это вы разделили.

 

В: Подождите. Только убивать людей не надо.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Вот и нужно с вами бороться. Чтобы было единое государство.

 

В: Сейчас на рекламу, после которой мы вернемся, чтобы подвести итоги программы.

В: Мы подошли к кульминации программы. Но прежде чем вы узнаете результаты голосования телезрителей, позвольте представить нашего третейского судью, который следил за поединком из секретной комнаты. Это директор государственного исторического музея Алексей Левыкин. Прошу вас.

 

АЛЕКСЕЙ ЛЕВЫКИН: Уважаемые друзья, только что мы стали свидетелями очень интересной и очень жаркой дискуссии. Что такое октябрьская революция, переворот или революция. Конечно же, по тому влиянию, которое она развила, оказало на развитие всего человечества и результатом стало создание совершено нового социального государства. Государство, которое в ближайшем будущем стало одной из ведущих мировых держав, которое предопределяло вообще жизнь и существование на это планете. Однако другой вопрос, насколько благотворно революция оказала влияние на развитие нашей страны. Сторонники коммунистической идеологии всегда будут говорить о тех выдающихся достижениях и победах, которые одерживала наша страна. Но давайте вспомним, какие жертвы приносила наша страна, чтобы осуществить эти победы. Только что один из секундантов наших участников зада... задал вопрос. 26-й год, такая высокая рождаемость. Ну, неужели это результат революции? Нет, уважаемые господа. Это результат того, что коллективизация в нашей стране еще не началась. А когда она начнется, рождаемость будет падать.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Все, сразу упадет все.

 

АЛЕКСЕЙ ЛЕВЫКИН: Но все мы с вами должны очень хорошо понимать и помнить. Наша история не знает сослагательного наклонения. Все, что произошло в нашей стране, уже произошло. Все, что свершилось, уже свершилось. Мы должны изучать, мы должны понимать, чтоб не делать прошлых ошибок. Ну, а сами все с вами вместе должны знать одно - что все великое, что было здесь сделано, это сделали наши отцы и деты. Уважать эту историю, понимать ее мы должны все вместе. Спасибо.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Опубликуйте все архивы.

 

В: Спасибо большое, господин Левыкин.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Все архивы опубликовать.

 

В: Ну что же, наша программа подошла к своему логическому концу. Мне бы хотелось еще вот в завершении такую маленькую деталь. Прошло почти 100 лет и мне сложно представить себе в любой другой стране мира, чтобы так жарко политики спорили о событиях 100-летней давности. Потому что до сих пор эта боль жива, и потому что до сих пор день сегодняшний невольно напоминает нам события начала XX века. И здесь бы хотелось, чтобы общество сделало необходимые выводы, который сделал весь мир из революции 17-го года. Ведь больше всего от революции 17-го года выиграли отнюдь не наши с вами соотечественники. А рабочие Швеции, Дании, Америки. Для которых случившаяся революция 17-го года, для их хозяев, была примером.

 

Если ты так относишься к своему народу, тебя на штыках снесут. Хотелось бы, чтобы ни одна власть, ни в одной стране не забывала о необходимости социального мира и грамотного распределения богатств.

 

ВЛАДИМИР БОРТКО: Наш человек.

 

В: А вам осталось выслушать мнение народа, который смотрел и голосовал. Сейчас узнаем.

 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Опять вы, стена...

 

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Телезрители присудили победу Владимиру Бортко.

 

От KPRF.RU: Итоговое голосование телезрителей показало: в «Поединке» на телеканале «Россия-1» победила … Великая Октябрьская социалистическая революция. Дуэль Жириновского и депутата-коммуниста, кинорежиссера Бортко закончилась со счето 18910 на 60719 в пользу Бортко

 
Статья прочитана 65 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!