283-й гвардейский стрелковый полк: Курская битва и расстрел Белого дома. Трагическая судьба воинской части, стрелявшей в своих граждан в октябре 93-го

283-й гвардейский стрелковый полк: Курская битва и расстрел Белого дома. Трагическая судьба воинской части, стрелявшей в своих граждан в октябре 93-го

20100621151822!Расстрел_белого_дома_в_1993_годуВ августе страна отметила 70-летие битвы на Курской дуге – крупнейшего танкового сражения в истории, которое стало ключевым в Великой Отечественной войне и окончательно переломило ее ход в пользу Советского Союза. Немалую роль в той победе сыграл 283-й гвардейский стрелковый Берлинский Краснознаменный ордена Богдана Хмельницкого полк 94-й гвардейской стрелковой Звенигородско-Берлинской ордена Суворова дивизии, созданный в апреле 1943 года в ходе подготовки к битве.Vkprf.ru
2013-10-02 12:10

Но военные объединения – как люди. Каждое имеет свою историю, свои темные и светлые страницы. И спустя два месяца после юбилея Курской битвы вся Россия скорбит по поводу трагических событий в октябре 1993 года в Москве у Белого дома. История сурова: в 93-м, в год своего 50-летия, легендарный 283-й полк направил орудия против собственного народа.

Двадцать лет назад в связи с юбилеем военнослужащие разыскивали всех, кто причастен к судьбе 283-го стрелкового полка. В Кирове живет солдат, стоявший у истоков этого исторического объединения. Иван Чупрынов – полковник юстиции в отставке, прошел всю войну, дошел до Берлина и сохранил чувство неподдельной любви к Родине. В 1993-м командование войсковой части 83590 попросило Ивана Дмитриевича поведать об исторических событиях, в которых создавался полк. Боль ветерана – в ответном открытом письме, которое было написано двадцать лет назад, но очень актуально и сегодня.

 

143371, Наро-Фоминский район,

пос. Калининец,

 командиру в/части 83590

 

Товарищи офицеры!

Видимо, пока вас так надо именовать, хотя скоро будете «господами». Да, я один из тех, кто стоял у истока формирования 283-го гвардейского стрелкового полка 94-й гвардейской стрелковой дивизии, прошедшей с боями от Белгорода до Берлина.

Это было весной 1943 года. У деревни, названия которой сейчас не помню, вместе с другими солдатами и офицерами я стоял на коленях перед знаменем полка и давал клятву верности Партии, Родине и Советскому Народу. Клялся защищать их до последней капли крови, а при необходимости отдать за них жизнь. Обет закончился целованием гвардейского знамени, которое сейчас находится у вас. Клятву свою я выполнил полностью.

Службу в полку начал наводчиком миномета 2-го взвода минометной роты. Располагались мы тогда во 2-м эшелоне обороны Курской дуги, но когда фашисты пошли в наступление, были спешно выдвинуты на передний край и с ходу вступили в бой.

Это были истинно кошмарные дни. Враги старались во что бы то ни стало сломать нашу оборону. Они бомбили нас с воздуха, шли в психическую атаку, направляли «тигры», «фердинанды» и «пантеры». Мы несли большие потери, но стояли. Ствол моего миномета нагревался так, что до него нельзя было дотронуться. Остановить, а затем погнать врага было нелегко.

Соседи слева и справа по фронту не выдержали натиска и отступили на несколько километров, а наш полк оказался в окружении. Трое суток мы находились в кошмарном котле. Лес прочесывали автоматчики, а там, куда они не доходили, – долбила артиллерия и бомбила авиация. Создалась критическая ситуация: давно был съеден запас сухого пайка, кончилась вода, и боеприпасы были на исходе. А фашисты наступали, захватывая метр за метром. Наших раненых добивали, а живых брали в плен и уводили.

В этом аду я находился трое суток. Намеревался покончить жизнь самоубийством, но судьба распорядилась по-другому. Случай дал примкнуть к группе артиллеристов под командованием капитана, фамилии которого я сейчас, к сожалению, не помню. По его предложению мы собрали у убитых патроны и ночью пошли на прорыв. Из 15 человек вышли из окружения девять. И сразу попали в штаб 199-го артполка той же 94-й стрелковой дивизии, которая зачислила нас в свои ряды. В ее составе я продолжил свой путь по городам: Белгород, Харьков, Полтава, Кременчуг, Дубоссары, Кишинев. После капитуляции Румынии нас перебросили в Польшу. Во время освобождения Варшавы был ранен в четвертый раз. А излечившись, в составе уже другой, 311-й стрелковой дивизии через штурм Берлина дошел до реки Эльбы.

Из вашего письма я узнал, что мой 283-й гвардейский стрелковый полк не был расформирован, а вошел в состав Таманской мотострелковой дивизии. Находясь на фронте, наши солдаты, не жалея жизней, защищали свою Родину. На территории страны вряд ли найдется семья, которая не потеряла близких в той войне. Но мы не только выстояли, но и победили. А сейчас, в мирное время, огромная страна – Советский Союз – развалилась. Вся Европа не могла поставить нас на колени, а маленькая группа предателей сделала это!

«Господа» офицеры – теперь вас так следует называть! Я, как участник Отечественной войны, глубоко сожалею, что в угоду некоторым политикам вы, вместо того чтобы держать нейтралитет, приняли активное участие в октябрьских событиях 1993 года – штурмовали Белый дом по прямому указанию Ельцина. Вы позволили втянуть себя в эту грязную историю, из автоматов, пулеметов и танков боевыми снарядами вели артиллерийский огонь на поражение по своим же, советским гражданам – стреляли, заведомо зная, что в доме находятся люди. Вероятно, делали это при развернутом знамени полка?

Мне очень стыдно за вас и обидно, что мой родной 283-й гвардейский полк принимал в этом «бою» непосредственное и активное участие! За что же воевали мы – ваши отцы и деды? За какие грехи погибло 27 миллионов наших сограждан? За то, чтобы вернуть нашей стране базарный, грабительский и позорный капитализм? Вы закрепили расслоение в обществе на большинство бедных и меньшинство богатых и навязали народу неуправляемый рынок. Пишу вам ответ, а у самого слезы текут из глаз.

С уважением Иван Чупрынов, морской пехотинец, участник Сталинградской битвы и битвы на Курской дуге, 11 ноября 1993 г.

 

 

 
Статья прочитана 227 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!