Рейтинг@Mail.ru

Публицист Валентин Симонин: Конституция РФ – как «дорожная карта» призрачных свобод

230ffb_47905a308f15cef935a15d87ecdЕжегодное послание к Федеральному собранию, с которым президент В.Путин обратился 12 декабря, мгновенно накрыло густой тенью статью премьера Д. Медведева по случаю 20-летия Конституции РФ, опубликованную в «Российской газете» 11 декабря.

Валентин Симонин
2013-12-15 13:51

Её как будто бы и не было, или, выражаясь языком некоторых официальных лиц: «никаких комментариев не будет!»  И абсолютно зря, поскольку президент просто использовал «праздничную дату» для «выхода в свет», в то время как премьер поделился со своим «видением» Основного закона «обновлённой России», так сказать, через призму «теории права».

Отмечу, что некоторые тезисы его статьи прямо-таки «провоцируют» на дискуссию. И не только выпускников юридических институтов или факультетов, то есть патентованных юристов, к которым относится сам премьер, кандидат юридических наук, но политологов, диетологов и нас, грешных журналистов. Так вот с точки зрения журналиста можно сказать, что Медведев достаточно аккуратно выстроил свою статью. Отличное начало и зачин песни: «Любой юбилей - повод, чтобы, вспомнив о прошлом, спланировать будущее. Россия-1993 и Россия-2013 - это две разные страны. И нашей сегодняшней Россией мы гордимся больше. Значит, 20 лет прошли не зря». Ну да, как говорят в Одессе, «две больших разницы». Автор как бы устанавливает планку: буду говорить в строго ограниченных рамках. Но каких? Следует глубокомысленное объяснение: «У каждого государства - свои этапы развития. Но в истории любой страны есть событие, которое становится символом качественного изменения государства. Это принятие Конституции - главного документа, или, если говорить терминами, принятыми уже не только в юридической среде, но и в обществе, Основного закона».

Тут остаётся только одно - выразить глубокую благодарность уважаемому Дмитрию Анатольевичу Медведеву за то, что он нашёл время просветить россиян насчёт роли Конституции в жизни нашего общества. В какой-то степени премьер напоминает мне древнегреческого героя Одиссея, на которого древнегреческие боги наложили наказание. За то, что при взятии Трои его воины оскорбили бога морей Посейдона, он должен был ходить с веслом на плече по разным отдалённым местам до тех пор, пока не найдётся такое, где совсем не знают того, для чего оно предназначено.

Впрочем, я отвлёкся, а Д.Медведев, между тем, продолжает свою просветительскую миссию. «Обычно в Конституции закрепляются коренные положения политической, экономической, социальной жизни общества, утверждаются базовые регуляторы. Наша Конституция особенная: она стала не просто итогом социального консенсуса, своего рода Общественным договором, как ее европейские "сестры", но и реальным инструментом реформ, которых так хотело большинство граждан тогдашней РСФСР». Тут господин просветитель допустил сразу три натяжки или, если угодно, даже и ошибки. Во-первых, он пишет о Конституции от 12 декабря 1993 года и говорит о «гражданах тогдашней РСФСР». Официально РСФСР перестала существовать в декабре 1991 года, то есть с 25 декабря это уже Российская Федерация. «Законнику», как в журналистской среде называют юристов, надо было бы это знать! И, во-вторых, о каком «социальном консенсусе» можно говорить, если ельцинская Конституция была принята после трагических событий сентября-октября 1993 года. Нет, не случайно нынешнюю российскую Конституцию называют «танковой». Россияне помнят об этих событиях, проклинают Ельцина и его подельников, но уважаемый премьер этого «не замечает», не знает, и знать не хочет. Для него, и это, в-третьих, она стала «реальным инструментом реформ, которых так хотело большинство граждан».

Последнее утверждение требует особенного внимания. С тем, что новая Конституция стала «инструментом реформ», согласиться можно. Но тут в пору задать вопрос: каких реформ и неужели именно ельцинских «так хотело большинство граждан»? Никогда не соглашусь с тем, что «большинство граждан» хотело реформ, которые угробили  промышленность страны и её сельское хозяйство. Вряд ли «большинство граждан» хотело и тех реформ армии, которые уже при Путине и Медведеве, двух прекрасных юристах, осуществлял министр обороны Сердюков, и которую он, в свою очередь, чуть окончательно не угробил.

Конечно, уважаемый премьер не опускается до того, чтобы заявить, что в России никогда вообще не было никаких Конституций, но при этом всё-таки не избегает велеречивости, из которой истинный смысл надо выколупывать, как ядро ореха из его скорлупы. Например, он отмечает, что «с 1993 года,  экономическая, социальная, общественно-политическая система России строится на базе нового Основного закона. На протяжении всех этих лет много говорилось о значении Конституции, о ее огромном регулятивном потенциале, который еще предстоит раскрыть по мере развития страны, о Конституции как правовой основе рыночной экономики и частной собственности». Тут главное, так сказать, ролевое значение имеют слова о «рыночной экономике и частной собственности». Вот что главное. И замечу, кстати, что в данной ситуации многоуважаемый премьер Д.Медведев пользуется приёмом завзятых пропагандистов режима, следуя их известному совету: никогда не произносить слова «капитализм», «капиталистические  или буржуазные строй или общество», поскольку эти термины для российских людей окрашены в отрицательные тона, вызывают отторжение. Напомню, как из этой ситуации в своё время выходил премьер Черномырдин. Этот златоуст на вопрос: «А что мы строим?», отвечал достаточно просто и лаконично: «А ничего не строим!»

Далее Д.Медведев заявляет, что, как ему представляется, «не менее важно то, что принятая на всенародном голосовании новая Конституция впервые в тысячелетней истории провозгласила Россию правовым государством. Впервые верховенство права, законность стали идеологическими началами долгосрочного развития, принципами, определяющими построение всей системы общественных отношений. Впервые не политическая целесообразность, не высшая воля, не произвольная неограниченная власть государства, а закон был объявлен базовым принципом жизни и развития страны». Вот в конце этой тирады он очень правильно заявляет, что «закон был объявлен базовым принципом», но никто из тех, кто потрудился прочесть статью премьера до конца, не найдёт в ней слов о том, как же, собственно говоря, работает и чего достиг этот самый «базовый принцип» за 20 лет его существования.

Для того, чтобы облегчить читателю восприятие статьи премьера, я просто процитирую то, что он написал в её конце. «В современных условиях Правительство РФ действительно находится на перекрестке юридических процессов. Его задача в том, чтобы тщательно спланировать законотворчество, руководствуясь Конституцией как своего рода "дорожной картой". Ведь потенциал Основного закона по-прежнему огромен. Именно такой подход позволит обеспечить развитие России как правового государства на долгие десятилетия вперед». Уважаемый кандидат исторических наук, в сущности, сам дал определение ельцинской Конституции - это «дорожная карта», то есть как бы некое общее направление, по которому российскому народу предстоит идти «долгие десятилетия вперёд». А вот «куда», он не сказал. Горизонт, многоуважаемый Дмитрий Анатольевич, он ведь тоже впереди, да только вот «скачи до него хоть три тысячи вёрст, а всё не доскачешь».

Мы ещё вернёмся к этой «дорожной карте», а пока хочу отметить, что в своей статье премьер не обошёлся без того, чтобы не лягнуть советскую власть и советские Конституции: «… короткий век Основных государственных законов Российской империи был оборван Первой мировой войной и Октябрьским переворотом», - пишет он. Как видим, опять не обошлось без «изящного» оборота: «Октябрьский переворот». Хорошо хотя бы то, что слово «Октябрьский» употребил с прописной буквы, спасибо вам большое, многоуважаемый премьер.

Но пойдём дальше за автором. «В XX в. советские конституции оставались после принятия политическими декларациями, не имеющими ничего общего с реальной жизнью. Независимо от норм Основного закона действительную власть в стране осуществлял партийный аппарат, взаимодействие которого с обществом регулировалось директивными решениями партийных органов, не обладающими юридической силой даже с точки зрения советского законодательства. В середине прошлого века фактически высшим органом публичной власти с неограниченными полномочиями было Политбюро ЦК КПСС, вообще не упомянутое в действовавшей тогда Конституции СССР». Стоп, стоп, стоп, уважаемый! Не надо так гнать, штаны могут лопнуть. Советские законы принимались советским же парламентом, Верховным Советом, дражайший вы наш выпускник юридического факультета Ленинградского ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени государственного университета имени А.А. Жданова. А Политбюро ЦК КПСС в действительности принимало участие в разработке законов, которые вели и к укре6плению государства, и, как тогда говорили. «к неуклонному повышению жизненного уровня советских людей».

«Мы хорошо помним те времена, когда политические и личные свободы, перечисленные в Конституции, грубо попирались. Государство просто не считало необходимым даже формально соблюдать нормы законов, полагая, что его легитимность не происходит из Конституции, а основывается на победе в борьбе за власть, что она обусловлена историческими и идеологическими предпосылками. Жестокая ирония истории заключается в том, что некоторые авторы проекта "сталинской" Конституции СССР 1936 г., закрепляющей на бумаге обширные юридические гарантии реализации прав человека и гражданина, сами, вместе с миллионами современников, стали жертвами незаконных репрессий». Вот зарезал, так зарезал. Ну, на счёт «миллионов современников, ставших жертвами незаконных репрессий», – это, конечно, пропагандистская загогулина. Но незаконные репрессии были, в том числе и в упомянутом премьером 1936 году, да только вот партия, КПСС, сама их и осудила, не дожидаясь, когда это сделает новоявленный рыцарь рыночной экономики и частной собственности Д.Медведев. Читайте, уважаемый кандидат юридических наук, материалы ХХ и XXII съездов КПСС. От себя же могу сказать только одно. После тех избиений россиян, которые начались с 23 февраля 1992 года в Москве и закончились в столице России в сентябре-октябре 1993 года расстрелами защитников Верховного Совета, никто из ныне властвующей элиты не вправе упрекать Советскую власть в репрессиях. Вы, ребята, сначала дайте оценку действиям своих предшественников, а потом уже и критикуйте Советскую власть.

Дальнейшее комментирование статьи, как мне представляется, не имеет никакого смысла, поскольку то, о чём пишет премьер, представляет собой некую лекцию, как поётся в песне Бориса Гребенщикова, «исполненную очей» на тему, как «мы проведём этим летом».

Но вернёмся к Конституции, как, по определению Д.Медведева, к «дорожной карте». Номер «Российской газеты» от 20 декабря был полностью отдан тексту Конституции РФ. На первой же странице в статье 7 провозглашается, что «Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В пункте 3 статьи 37 говорится, что каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации… а также право на защиту от безработицы». Прекрасные слова, я думаю, что они не хуже тех, которые звучат в «европейских сёстрах». Но и там, и тут, где-то больше, а где-то меньше, они представляют собой лишь благие пожелания, которыми власть имущие выкладывают трудящимся дорогу в «светлый капиталистический рай»

Напомню, что в 2013г. Россия потеряла свыше 250 тыс. рабочих мест. Это разница между числом принятых на работу и уволенных сотрудников. За период 2005-2012гг. Россия потеряла свыше 4,2 млн. рабочих мест: 1,2 млн. - в сельском хозяйстве, 2,2 млн. - в обрабатывающей промышленности, 350 тыс. - на транспорте. И ведь это не предел. Никто иной, как сам многоуважаемый «Дмитрий Медведев, Председатель правительства РФ, кандидат юридических наук» (так он представлен в «РГ»), выступая 30 сентября на инвестиционном форуме в Сочи, объявил об отказе государства сдерживать рост безработицы. «Пора уйти от политики сохранения занятости любой ценой и не бояться сокращения неэффективных рабочих мест. Всех нас ждут не самые простые времена. Кому-то - это может быть довольно значительная часть населения - придется менять не только место работы, но и профессию, и место жительства», - так передало слова премьера Интернет-агентство Утро.ру. «Это - если, конечно, и в самом деле до такого дойдет - означает пересмотр государственной политики далеко не только в области труда и занятости. Речь, по сути дела, идет об отказе от политики, направленной на поддержание социально-экономической стабильности», - вывод журналистов издания.

«На самый крайний случай, - отмечало YTPO.ru, - остается отставка правительства Медведева, которое должно принять на себя политическую ответственность за введение непопулярных мер. Такая перспектива рассматривается экспертами практически с момента прихода действующего премьера в Белый дом. Ему даже подыскали подходящую новую должность: по одной из версий, грядущее объединение верховных судов с их переездом в Санкт-Петербург планируется именно «под Медведева».

Так это будет или как-то иначе, покажет время. Очевидно одно, «дорожная карта» - Конституция РФ, 20-летие которой отметили 12 декабря, никому не даёт никаких гарантий стабильности, в том числе и премьеру Д.Медведеву. Но, может быть, он уже и готов к перемене «места работы, жительства и  профессии»? В таком случае можно пожелать ему счастливого пути!

 
Статья прочитана 64 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!