Г.А. Зюганов: «Намерения о полноценном диалоге подтверждаются взвешенной и разумной политикой»

Г.А. Зюганов: «Намерения о полноценном диалоге подтверждаются взвешенной и разумной политикой»

22 ноября, предваряя пленарное заседание Госдумы, перед журналистами выступил Председатель ЦК КПРФ Г.А. Зюганов.

Пресс-служба фракции КПРФ в Госдуме. Алексей Брагин. Фото Сергея Сергеева. Видео телеканала «Красная линия».
2018-11-22 10:45 (обновление: 2018-11-22 12:01)

Зюганов Геннадий Андреевич
Председатель ЦК КПРФ, руководитель фракции КПРФ в Госдуме ФС РФ

«В день, когда «большая двадцатка соберется в Аргентине, будет отмечаться знаменательная памятная дата. Именно в этот день, 75 лет назад, в Тегеране проходила уникальная встреча. Встретились Сталин, Рузвельт и Черчилль. Большая тройка определила судьбу мира на многие десятилетия», - отметил Г.А. Зюганов.

«Мне бы очень хотелось, чтобы наши средства массовой информации подробно рассказали об этом уникальном событии. Рузвельт, как великий политик, прекрасно понимал, что после победы Красной Армии под Москвой, Сталинградом и на Орловско-Курской дуге вопрос о разгроме фашистской Германии в принципе решен, - продолжил Геннадий Андреевич. - И поэтому стремился на встречу со Сталиным, осознавая, что советская держава продемонстрировала и сплоченность общества, и индустриальную мощь. Он так и заявил, что индустриальный Урал побеждает индустриальный Рур».

«Он предложил Сталину провести срочно встречу. Предложил несколько мест для встречи. Назвал Египет, Алжир, Аляску. Сталин, как Верховный главнокомандующий, ответил коротко: «В условиях войны я не могу ехать дальше Тегерана». Для Рузвельта Тегеран оказался неприемлемым. Но после трех дней раздумий, прекрасно понимая цену этой встречи, он согласился. Он пролетел и проплыл в сопровождении девяти эсминцев почти 17 тысяч верст для того, чтобы, встретившись со Сталиным, определить главные параметры мира в будущем», - рассказал лидер КПРФ.

«Он хотел во чтобы то ни стало втянуть Советский Союз в войну против Японии, а Сталин поставил задачу добиться открытия второго фронта, прекрасно понимая, что это сбережет миллионы советских солдат, - продолжил свой рассказ Г.А. Зюганов. - Рузвельт после того, как Сталин согласился открыть фронт против Японии, заявил: «Это мне сбережет минимум два миллиона моих соотечественников». Сталин настаивал крайне жестко на том, чтобы был назван конкретный срок открытия второго фронта. Чтобы были определены его масштабы и согласованы все военные действия. Черчилль тащил нас вместе с Рузвельтом в Средиземное море, но было принято историческое решение, которое и обеспечило совместную победу».

«Тогда американская пресса взахлеб рассказывала об итогах этой встречи. Все считали, что добились уникального решения. А фашистская Германия поняла, что ей придется проигрывать эту войну», - отметил Геннадий Андреевич.

«Я об этом подробно рассказываю, потому что в Америке вышла уникальная книга, посвященная этому событию. Но наши средства массовой информации помалкивают об этой уникальной истории. Больше рассказывают о том, как кто кого хлопал по колену, как они поручкались на очередной встрече. Но ни о главном содержании предстоящей встречи», - с горечью заметил лидер КПРФ.

«Но главное содержание заключается в том, что, если американцы выходят из стратегического соглашения по ракетам малой и средней дальности, то это разрушает все пять ранее принятых за последние пятьдесят лет законов и соглашений, которые обеспечивали стратегическую стабильность, - продолжил он. - Я считаю, что мы, прежде всего, должны подтверждать свои намерения о полноценном диалоге взвешенной и разумной политикой, которая позволила бы выполнить послание Президента».

***

Полный текст выступления Г.А. Зюганова будет размещен позже.

 
Статья прочитана 61 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!