ВРЕМЯ НАПОЛЕОНОВ

ВРЕМЯ НАПОЛЕОНОВ

9 ноября 1799 года окончилась длившаяся более десятилетия Великая французская революция. Именно в этот день, по революционному счету 18 брюмера VIII года, Наполеон совершил государственный переворот. Бонапарт, бывший тогда в звании генерала, стал первым консулом с диктаторскими полномочиями.

9 ноября 2019 года, через 220 лет после тех эпохальных свершений, в культурной столице РФ Санкт-Петербурге произошли события совсем не исторического значения. Если припомнить, что последние три десятилетия Питер чаще называли «бандитским», а не культурным, то и вовсе можно сказать – ничего особенного. Но все же чудовищное происшествие – очень петербургское по духу – далеко выходит за рамки чернушной криминальной хроники.
В этот день спасатели получили сигнал, что в Мойке тонет человек. Из воды был извлечен пожилой мужчина в бессознательном состоянии. Его доставили в больницу. При потерпевшем обнаружили страшную находку – рюкзак, в котором кроме травматического пистолета были две отрезанные женские руки.
Личность несостоявшегося утопленника установили быстро. К криминальному сообществу он не имеет никакого отношения. Напротив, человек извест­ный, ученый и уважаемый. Это Олег Соколов, 63-летний доцент СПбГУ, один из лучших специалистов по истории наполеоновских войн, как утверждают, хороший лектор и преподаватель. За свою научную и общественную деятельность, посвященную Франции, Олег Соколов награжден французским орденом Почетного легиона. Кроме того, он является членом научного совета Российского военно-исторического общества (РВИО)и считается одним из основоположников военно-исторической реконструкции в России. Соколов – автор сорока монографий и статей по военной истории Европы XVII – начала XIX веков, выпускавшихся на разных языках, а также многочисленных передач, вышедших в России, Франции, Великобритании, США, Испании и других странах.
Когда Соколов пришел в себя (он был пьян до полусмерти, к тому же получил сильное переохлаждение в водах ноябрьской Мойки), выяснилось, что топиться доцент вовсе не собирался. Хотя планы покончить с собой у него имелись, но куда более эффективные.
Как сообщил Соколов, двумя днями ранее (7 ноября) он убил свою бывшую студентку, а ныне соавтора научных трудов и сожительницу, 24-летнюю Анастасию Ещенко. Произошло это-де случайно. Поссорились, потому что Ещенко якобы приревновала Соколова к его малолетним дочерям. Он то ли неудачно толкнул возлюбленную, то ли чересчур сильно ударил.
Как бы то ни было, Анастасия погибла. Тогда он спрятал труп в квартире. А на следующий день, в пятницу, позвал гостей. Его друзья даже не подозревали, что хлебосольный хозяин – убийца, а в квартире находится труп. Зачем ему званые гости? Возможно, чтобы обеспечить себе алиби. Мол, не будет же убийца приглашать посторонних на место преступления. А те могут засвидетельствовать, что в квартире все было в порядке – ничего подозрительного.
Между тем по нашим юридическим нормам почему-то считается, что Соколов «явился с повинной», хотя сдаваться правоохранителям он вовсе не собирался. В субботу он решил избавиться от трупа и купил пилу. Когда пилил тело любимой женщины – сильно мутило, так что глушил тошноту алкоголем. Сначала он выбросил в Мойку ноги жертвы. Когда стал выкидывать рюкзак с руками, потерял равновесие и упал в реку. Увидавший это таксист вызвал МЧС, чем и сломал игру.
Да-да, игру, а не кромешное зверство. Напомним, что Олег Соколов – Сир, как он требовал себя называть в тусовке, – был одним из главных реконструкторов России. Да к тому же не просто специалистом по наполеоновским войнам. Соколов считал себя реинкарнацией Наполеона Бонапарта.
Покончить с собой, как он уверяет, он намеревался в Петропавловской крепости в мундире Наполеона. На глазах у туристов – естественно, как же можно без зрителей. Но эта его последняя реконструкция не удалась. Сейчас он, живой и протрезвевший, находится в СИЗО.
Полицейские, прибывшие на квартиру Соколова в доме на Мойке, обнаружили там обезглавленный труп Анастасии Ещенко.

***

Наполеонами забиты психиатрические больницы по всему миру. Вот только Соколов не сбежал из «палаты номер шесть», а был преподавателем одного из ведущих вузов России и вообще, что называется, на виду. Более того, учил и воспитывал молодежь. А преподаватель истории – важнейшая в идеологическом смысле профессия, именно учителя истории во многом проигрывают или выигрывают войны и будущее своей страны.
Неужели до последнего никто ничего не замечал? Ведь Олегу Соколову крышу и элементарные нравственные ориентиры сорвало не вдруг. Однако в России ныне время наполеонов и наполеончиков, ряженых и внутренне созревших бонапартов. Тулонов они не выигрывали, но глубоко убеждены, что право имеют, а остальные – твари дрожащие. Такие – в высоких чиновных кабинетах и среди мелких клерков, в бесчисленных офисах, школьных классах, студенческих аудиториях. Сам уклад жизни нынешней воспитывает их таковыми. А потому явные отклонения воспринимаются в обществе как «вариант» нормы.
История Соколова столь же жуткая, как и дело Кабанова. Напомним, в начале 2013 года пропала многодетная мать Ирина Кабанова, о ее исчезновении сообщил супруг. Несколько дней ее искали волонтеры и полиция. Только Ирины уже не было в живых, в пьяной ссоре ее убил собственный муж Алексей – тот, кто организовал поиски. Он расчленил тело прямо в квартире при спящих детях.
Только вот Кабанов был неудачником – несостоявшимся историком, несостоявшимся ресторатором, разорившимся предпринимателем. Вместе с развалившимся бизнесом он утратил и перспективы, и обычную человечность.
У Соколова вроде бы все не так. По словам специалистов, он состоялся как профессионал, ученики его обожают, буквально смотрят ему в рот.
«А что, и в самом деле!.. Ведь это ж так и было! Вот что: я хотел Наполеоном сделаться, оттого и убил... Ну, понятно теперь?» – говорит главный герой «Преступления и наказания» Родион Раскольников Соне. Соня не понимает, как ради умозрительной идеи, ради проверки «тварь я дрожащая или право имею», можно убить человека. Не понимает этого уже и сам Раскольников, охваченный раскаянием. Нищий студент, живущий в комнате, похожей на шкаф, а не в хорошей квартире на Мойке.
Нет, на Раскольникова петербургский доцент тоже ничем не похож. Он убивал не из-за «идей», пусть самых безумных, и раскаянием, пока пилил тело, явно не мучился. Ему давно не надо доказывать свое наполеонство – он и так глубоко убежден, что «право имеет». На все, что ему необходимо в данный момент: бросить жену с маленькими детьми, оскорблять людей, которые покусились на его наполеонство, спать со студентками, в порыве гнева издеваться над женщиной. И ничего ему за это не будет, как и не было до сих пор. Не тварь же он какая-нибудь, а кавалер ордена Почетного легиона, член научного совета общества, возглавляемого министром культуры Мединским. Так что заступники найдутся.
И ведь заступались до поры до времени, приближая тем самым эту ноябрьскую трагедию. Олег Соколов личность еще и скандальная. Так, в 2007 году он едва не устроил побоище из реконструкции Бородинской битвы. И все из-за того, что не его пригласили в Наполеоны.
Президент Международной военно-исторической ассоциации Александр Валькович даже подал на него заявление в прокуратуру Москвы. Он обвинял Соколова в опасном для участников реконструкции самоуправстве. Тот-де приказал находящимся под его «командованием» «французским кавалеристам» «бить по-настоящему». В результате несколько «русских кавалеристов» получили серьезные травмы. Кроме того, по утверждению Вальковича, Соколов грубо оскорбил администрацию Бородинского музея-заповедника, а также актеров, приглашенных на роль Наполеона. Соколову пришлось несколько раз давать объяснения в правоохранительных органах, однако разбирательства свернули.
Все это могло бы стать темой для фельетона, кабы не жуткое продолжение истории.
К слову, РВИО во главе с Мединским, где Соколов состоит научным консультантом, – последовательные антисоветчики. То памятный знак Маннергейму в Питере откроют, то на марше в честь парада 7 ноября 1941-го символикой с двуглавыми орлами советские полуторки украсят. Соколов в прямой антисоветчине вроде бы замечен не был. Слишком далека по времени Великая французская от Великой Октябрьской. А вот русских и Россию, если судить по приватным разговорам, этак, по-смердяковски, презирал. Как посмели лапотники победить армию обожаемого Наполеона!

***

В прошлом году в СПбГУ развернулись настоящие наполеоновские войны. Некто Евгений Понасенков, журналист, 37-летний историк-недоучка (вот этот-то – первостатейный антисоветчик, русофоб и невежда), выпустил книгу «Первая научная история войны 1812 года». Вроде бы он тоже специалист по Наполеону и даже обвиняет Соколова в плагиате. Стороны обменялись многочасовыми видеоразборами произведений друг друга. И опять-таки ко всему этому можно было бы относиться с иронией. Но конфликт оказался замешен на обоюдном насилии, причем вновь абсолютно безнаказанном.
На открытую лекцию Соколова пришли двое молодых людей (некоторые полагают, что они были провокаторами) и стали задавать доценту вопросы о плагиате. Сир взъярился и попросил студентов разобраться с возмутителями спокойствия. Тех буквально выволокли из аудитории, по дороге раздавая тычки. Все это было заснято на видео и выложено в интернет. Шокированная таким способом ведения дискуссии общественность обратилась к руководству вуза – разобраться в случившемся. В итоге директор института Абдулла Даудов поднял вопрос на комиссии по этике. Ее члены встали на сторону Соколова.
Надо сказать, фанаты Понасенкова (он тоже этакий самовлюбленный наполеон, только еще и без научной репутации) ничем не лучше фанатов Соколова. «Не тявкай на Маэстро. Запасись крупой и анальгином», «Заляг на дно и не пиши» – такие угрозы получали те, кто хоть как-то посмел покритиковать книгу Понасенкова.
Неудивительно, что, когда Понасенков обнародовал якобы добытое им заявление студентки на Соколова в полицию десятилетней давности, серьезно к изложенным обвинениям не отнеслись. В заявлении девушка писала, что была любовницей Соколова. А когда решила его бросить, тот подверг ее изощренным издевательствам: «Соколов О.В. ударил меня по лицу и в живот, после чего привязал к стулу мои руки и ноги. Я оказалась абсолютно беспомощной, неспособной оказать сопротивление. Соколов О.В. вышел в соседнюю комнату, пока я оставалась привязанной к стулу в прихожей. Из комнаты он вернулся с утюгом и на моих глазах включил его в розетку. Когда утюг нагрелся, он поднес его к моему лицу, так что я ощущала исходящий от него жар, и стал угрожать, что изуродует меня на всю жизнь. После чего стал методично избивать меня по лицу, голове, наносил удары в грудь и живот. На все мои мольбы остановиться и одуматься он только еще сильнее бил меня и угрожал, что убьет, а труп закопает на ближайшей стройке, где меня вряд ли найдут».
По ее словам, делу ход не дали. Мол, кто он, Наполеон и Сир, водивший знакомство с членами семьи тогдашнего московского мэра! И кто она, простая студентка!
Сейчас это заявление совсем не кажется неправдоподобным. Оживились и правоохранительные органы, решили разобраться с другими возможными жертвами Соколова. Кабы этим занялись раньше, возможно, у Сира не развился бы синдром безнаказанности! Но ответят ли те, кто раньше спускал дела на тормозах?
В университете, как говорят, не могут поверить в случившееся. При этом всем прекрасно было известно о романе между юной студенткой и зрелым преподавателем. С какого-то момента он и на публичные мероприятия начал приходить не с супругой, а с Анастасией. Впрочем, для него она была Изабель.
И никого не смущали ни нарушение профессиональной этики, ни некие человеческие аспекты.
Да и сама Настя знала, что ее возлюбленный женат, что у него две маленькие дочки: одна еще не ходит в школу, другая первоклассница. Но зачем думать о чьих-то чувствах? О семье, которую ты разрушаешь? Твоя любовь самая важная! Именно к этому приучают нынешние нормы молодого (и не только) человека. Ты достоин лучшего уже по факту своего существования. Потому что «право имеешь».
Можно, конечно, успокоить себя мыслью: брак этот далеко не первый у избранника. Соколов уже дедушка. Почему другим можно рушить чужие семьи и жизни, а мне нет? Впрочем, Настя, скорее всего, об этом не думала. Ни с точки зрения морали, ни чисто практически. Ведь, если человек предал других, точно так же он может предать и тебя. Однако такие размышления – уже шаг к ответственности за собственные поступки.
Анастасия, как говорят ее друзья, действительно была влюблена и в историю, и в своего преподавателя. Но, кроме того, ей нравились открывшиеся благодаря такому альянсу возможности: регулярные поездки во Францию, знакомство с европейскими историками, возможность публиковать свои научные труды. У нее в соавторстве с Соколовым вышло несколько работ. Например, «Российский посланник при дворе Жозефа Бонапарта в 1809–1812 гг.», «Ранний период Наполеоновских войн глазами художника и воина Луи-Франсуа Лежена». Естественно, не каждую студентку, даже отличницу, ученый брал в соавторы.
Анастасия, как говорят, и сама могла состояться как хороший историк, способности и знания у нее были. Только без Соколова это произошло бы значительно позже. А с Соколовым в итоге не произошло вообще.

***

Ничто не может оправдать зверского убийства, совершенного из-за тщеславия и безнаказанности. На фоне потери молодой жизни меркнут заслуги Соколова перед наукой. В победителях после трагедии оказался шарлатан, с удовольствием раздающий интервью.
Но что происходит с нашим обществом, где всеобщая безответственность стала нормой жизни, а молодежь воспитывается на примерах циничной аморальности?
Французский Институт социологических, экономических и политических наук (ISSEP) в Лионе лишил Соколова должности в научном совете. Как известного бонапартиста его ждали следующим летом на 250-летний день рождения императора. Теперь не дождутся.
Но Франция – далеко. Что ей русский самозваный Наполеон? Тем более французскую молодежь он не воспитывает.
А вот якобы занимающееся патриотическим воспитанием РВИО переплюнуло даже «ЕР». Членство в этой партии приостанавливают, как только проворовавшийся единоросс попадется. Будто и не было такого никогда. В РВИО решили обойтись без формальностей. Вычистили имя Олега Соколова с сайта и официально заявили, что никогда про такого не слышали.
Ну а бывший известный журналист Александр Невзоров не чурается знакомства с убийцей. Он выставил на продажу книгу c его автографом «на добрую память». В настоящее время она уже куплена за 19 950 рублей. «Мне дарят кучу книг – исторических, психологических. Я говорю, заберите от меня макулатуру. Даром никто не брал. Стоило одному из авторов кого-то зарезать, и книгу немедленно готовы купить за любые деньги… хайп рулит абсолютно всем, а значение имеет только информационный соус», – заявил Невзоров.
Хайп – это «агрессивная и навязчивая реклама, целью которой является формирование предпочтений потребителя».
Гадко? Ну а что! Наполеончики «право имеют»...

Екатерина ПОЛЬГУЕВА

 
Статья прочитана 24 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!