«Назвать вещи своими именами: в России началась Великая депрессия»

Проблема нищенских доходов населения страны для Кремля в 2020 году становится самой главной.

Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

15 января президент Российской Федерации Владимир Путин огласит в столичном Манеже очередное послание Федеральному Собранию. Выслушать основополагающие идеи главы государства, как обычно, будут приглашены члены правительства, председатель и заместители председателя Конституционного суда РФ, глава Верховного суда, генеральный прокурор, руководитель Следственного комитета РФ, председатель ЦИК РФ, глава Счетной палаты, члены Госсовета РФ и главы основных конфессий.

Словом, все — как всегда. Необычно другое. Несмотря на то, что до мероприятия остается еще 10 дней, президент вдруг уже раскрыл основные детали послания.

По словам Владимира Путина, в обращении он поднимет проблемы снижения реальных располагаемых доходов россиян, преодоления бедности в стране и уменьшения числа граждан, которым приходится жить на доходы на уровне минимальной зарплаты. «Нас беспокоит, меня очень беспокоит то, что произошла стагнация в реальных доходах населения», — сказал глава государства в интервью ТАСС.

В прошлом году оглашение послания состоялось в феврале. Примечательно, что тогда документ был больше посвящен не социальным, а оборонным вопросам. Так, президент представил новейшие вооружения страны — стратегический ракетный комплекс «Сармат», авиационный гиперзвуковой ракетный комплекс «Кинжал», а также подводный беспилотный аппарат.

Однако сейчас, похоже, достижения в военно-технической сфере гораздо меньше интересуют среднестатистического россиянина, чем снижение его собственных доходов. Напомним, что, несмотря на номинальный рост зарплат, реально располагаемые доходы граждан постоянно снижались с 2014 года. В 2019 году, по предварительным оценкам, они могут впервые вырасти на 0,2−0,8%. Но Росстат еще не представил официальные данные на сей счет.

Представители экономического блока правительства, в том числе — глава МЭР Максим Орешкин, объясняли этот феномен ростом закредитованности населения — несмотря на увеличение зарплат, существенные суммы гражданам, мол, приходится отдавать на обслуживание кредитов. В связи с этим в 2019 году Центральным банком была проделана большая работа по сокращению выдачи необеспеченных займов. Однако у процесса есть обратная сторона — без кредитов падает покупательная способность населения. К тому же, старые займы все равно нужно продолжать отдавать.

О том, что доходы россиян слишком низкие, говорят уже не только сами граждане или представители общественных организаций, но и те, от кого этого меньше всего можно было ожидать. Так, 1 января миллиардер, президент группы компаний Crocus Group Араз Агаларов в интервью Forbes пожаловался на бедность россиян, которая не дает увеличивать ВВП страны и доходы предприятий. «Доходы населения сейчас очень низкие, а увеличение ВВП без увеличения доходов населения в принципе невозможно», — заявил Агаларов.

По его словам, средняя пенсия в России составляет около 200 долларов, размер средней заработной платы также невысок. Увеличение производства в таком случае становится невозможным, поскольку произведенные товары не обеспечиваются платежеспособным спросом.

Согласно данным Федерального агентства госстатистики, число граждан России, имеющих доход ниже прожиточного минимума, выросло на 100 000 человек в первые 9 месяцев 2019 года по сравнению с аналогичным периодом 2018 года. Бедными были признаны 19,2 миллиона человек или 13,1% численности населения страны.

 Вопрос в том, сможет ли предложить президент Федеральному Собранию что-то, что поможет исправить ситуацию с реальными доходами населения, которые пока что не вернулись даже на уровень 2013 года? Первый вариант — продолжать постепенно индексировать зарплаты и пенсии и надеяться на низкую инфляцию и ускорение темпов роста экономики благодаря нацпроектам. Однако даже по самым оптимистичным прогнозам в 2020 году ВВП вырастет не больше, чем на 2%. А по пессимистичным (от РАНХиГС) — и вовсе только на 0,9−1,1%. Такими темпами рост доходов и дальше обречен оставаться мизерным.

Еще один вариант улучшить ситуацию с доходами населения — «распечатать общероссийскую кубышку». Возможно, именно об этом президент сообщит в послании. По закону сверхдоходы от продажи нефти, которые сейчас аккумулируются в Фонде национального благосостояния, можно начинать тратить, когда их объем превысит 7% от ВВП. Номинально это уже произошло в конце 2019 года — объем ФНБ на 1 декабря составил 7,95 трлн. рублей, или 124,001 млрд долл. То есть — 7,3% ВВП. Однако в законе речь идет только о ликвидной части средств, а без учета уже сделанных инвестиций остаток ФНБ составил только 5,8%. Несмотря на это, к концу 2020 года и ликвидная часть Фонда превысит 8,5% ВВП, поэтому их точно можно будет потратить. Вопрос в том — на что именно?

Споры в правительстве продолжаются довольно давно, и рассматриваются два основных варианта вложений — за рубежом, чтобы не подстегнуть инфляцию в России. Или же инвестировать в собственную страну, но с привлечением частного капитала. В МЭР предлагают вложить в экономику 1 триллион рублей за три года. Причем — с таким расчетом, чтобы на каждый государственный рубль приходилось 4−5 рублей частных инвестиций.

А вот о том, чтобы пустить указанные гигантские средства на социальные расходы, речи пока не шло. И таких предложений на официальном уровне не слышно. Хотя нужно помнить, что изначально едва ли не главная функция ФНБ заключалась в стабилизации Пенсионного фонда. И она до сих пор остается актуальной. Например, в 2018 году самой крупной тратой ФНБ стало как раз финансирование дефицита Пенсионного фонда на 1,1 трлн руб.

Эксперт «Международного финансового центра», LIFA Владимир Рожанковский считает, что для улучшения ситуации с доходами населения необязательно даже распечатывать ФНБ. Достаточно пустить на стимулирование спроса средства, которые и так остались в бюджете к концу года.

— 2019 год начался с повышения НДС на 2 процентных пункта. А закончился тем, что бюджет не был исполнен на триллион рублей. И главный вопрос в том, почему так произошло?

С одной стороны, это объясняется тем, что закручивают гайки. С государственными средствами стало сложнее работать из-за усиления надзора, поэтому чиновники просто боятся брать на себя ответственность. Счетная палата регулярно выявляет эпизоды, когда средства неправильно выделяются или расходуются.

Но, с другой стороны, мы видим, что государство предпринимало попытки увеличить доходы в бюджет за счет увеличения фискальной нагрузки. Это происходило на фоне того, что доходы населения не просто не росли — они и так падали! Что было прямым следствием ухудшения социально-экономической ситуации и положения бизнеса. В том числе — из-за санкций.

Получается, что государство постоянно увеличивает доходы в госбюджет, но не в силах полностью его расходовать. Это противоречие очевидно уже всем. Не знаю, на чем будет строить президент свое послание Федеральному Собранию, но в этой сфере необходимо навести порядок. Если средства не израсходованы, а часть проектов утратила свое значение — деньги не должны быть направлены в различные резервные фонды. У тех фондов лругие источники пополнения.

Мы привыкли к тому, что резервные фонды у нас — это самое главное для страны. А доходы населения и потребительский спрос считаются вторичными. Все, что в России не израсходовано, откладывают на «плохие времена», на будущее.

То же самое может произойти и в этот раз, потому что финансовые власти заявят, что если такие суммы разом пустить в экономику, это приведет к росту инфляции.

«СП»: — А это не так?

— В условиях, когда люди не в состоянии реализовать базовые нужды, живут от зарплаты до зарплаты, — не так. Сейчас малейшая неисправность бытовой техники, автомобиля, необходимость совершить более-менее крупную трату приводят к одному — человек идет брать кредит в банк. Или, если ему там отказывают, занимает деньги в МФО. У нас расходы прожиточного минимума привязаны только к предметам первой необходимости, продуктам, лекарствам и оплате услуг ЖКХ. Все эти государственные расчеты предполагают, что россияне вообще не тратят деньги на предметы длительного пользования.

Откуда такая симплификация — сказать сложно. Но пока она не будет, наконец, разрешена, и в корзину потребительского спроса не будут внесены ежемесячные добавки на товары длительного спроса, мы ни к чему не придем. Россияне и дальше будут все глубже залезать в потребительские кредиты. При этом у бюджета лежат колоссальные неизрасходованные средства, а Центробанк грозит инфляцией, если мы их пустим на потребительский спрос.

Конечно, если пустить этот триллион рублей на субсидирование ценников в магазине, сделать так, чтобы молоко стоило не 60, а 40 рублей за литр — это вызовет инфляцию. Но если дополнительные деньги пущены на товары, которые в принципе у нас перестали продаваться, мы увидим совсем другую картину.

«СП»: — Например, на какие товары?

— Люди ремонтируют холодильники, стиральные машины и почти не покупают новые товары этих категорий. Ездят на б/у резине. Не случайно крупные магазины бытовой техники регулярно проводят акции по утилизации оборудования — сдай старый телевизор, немного доплати и получишь новый. Они ведь не дураки. Просто понимают, что таким образом могут хоть как-то стимулировать людей избавиться от барахла и купить новые товары. В том числе и те, что производятся в России. Ведь многие позиции той же бытовой техники собирают в нашей стране.

Людям необходим стимул для повышения покупательного спроса, который очень нужен для отечественной промышленности. Она без этого спроса задыхается, а ведь это наукоемкая продукция с увеличенной добавленной стоимостью. А мы все время ориентируемся только на пищевую продукцию.

Поэтому, по моему мнению, неизрасходованные бюджетные средства необходимо направлять на стимулирование внутреннего спроса. И если это делать правильно, не заниматься просто раздачей денег, а субсидированием спроса, инфляции не будет.

Не знаю, о чем будет говорить президент. Но нам, во-первых, необходимо разобраться: нужен ли нам вообще такой огромный бюджет на развитие, если мы не можем его освоить? Нужно оценить, насколько реальна не только доходная, но и расходная часть бюджета?

А, во-вторых, — пределиться, что мы делаем с деньгами, которые остались в 2019 году? Пускаем их в новый бюджет или пускаем на потребительский спрос, что станет глотком свежего воздуха для промышленности?

Второй вариант, предложенный Кейнсом, отлично работал еще во время Великой депрессии в США. А нужно называть вещи своими именами — сейчас у нас в России именно Великая депрессия. Сейчас все развитые страны мира стимулируют потребление. И только мы упорно таргетируем инфляцию.

Потребительский спрос — основа любой экономики мира.

«СП»: — Может ли президент объявить о каких-то шагах в этом направлении?

— Конечно, послание Федеральному Собранию — это не Прямая линия, где есть вопросы и ответы. Но все люди говорят об этом неизрасходованном триллионе. Например, мне эту новость цитировал даже водитель такси.

Даже если наш президент не будет об этом говорить, это не значит, что бедствующие люди про триллион забыли. Весь год государство собирало с нас деньги — НДС, увеличение пени за просрочку коммунальных платежей, снижение порога дорожных штрафов. Бюджет наполняют дополнительными средствами за наш счет. И, естественно, людям хотелось бы, чтобы часть этих денег к ним вернулась.

Если даже в послании речь об этом не зайдет — сама эта проблема никуда не исчезнет.


А в это время

Известный экономист, эксперт «Деловой России» Владислав Жуковский в интервью «БИЗНЕС Online» заявил: «Главный экономический итог (2019 года — «СП») — продолжающееся падение уровня и качества жизни населения, продолжающийся рост бедности и нищеты. Если мы посмотрим на данные Росстата, то окажется, что сегодня 40 процентов граждан страны имеют доходы ниже 20 тысяч рублей в месяц, то есть меньше 10 долларов в сутки. Это уровень жизни примерно как в Зимбабве, Мозамбике, где-нибудь в Экваториальной Гвинее. То есть у нас 60 миллионов человек живут как африканцы где-то южнее Сахары. Только тем не нужно покупать себе шарфы, шапки-ушанки, обувь, платить за ЖКХ, а нам еще подобное надо делать. И 60 миллионов человек — это по большому счету африканская бедность…

Выяснилось, что каждый третий россиянин не может купить себе сезонную пару обуви, так как на это просто нет денег. Оказалось, что у 62 процентов россиян вообще нет сбережений, они живут от получки до получки, от пенсии до пенсии, не имея возможности отложить на черный день, потому что все деньги уходят на продукты, «коммуналку», медикаменты и проезд.

И самое «ужасно прекрасное», что, по данным того же Росстата, сегодня 26 процентов всех детей (каждый четвертый ребенок в России) живут в нищих семьях, где доходы членов ниже прожиточного минимума. Значит, у нас каждый четвертый ребенок в России — нищий. В сельской местности таковых 46 процентов. Если мы говорим про многодетные семьи, где больше трех детей, так их там 52 процента. Это приговор».

Материал комментируют:

https://svpressa.ru/economy/article/253653/

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

«Стратегия-2020»: Кремлевская мечта, которая лопнула

Вт Янв 7 , 2020
Проблема нищенских доходов населения страны для Кремля в 2020 году становится самой главной. 15 января президент Российской Федерации Владимир Путин огласит в столичном Манеже очередное послание Федеральному Собранию. Выслушать основополагающие идеи главы государства, как обычно, будут приглашены члены правительства, председатель и заместители председателя Конституционного суда РФ, глава Верховного суда, генеральный прокурор, руководитель Следственного […]

Рубрики