Газета «Правда»: «Шнур» и пляски на костях

В то время, как ситуация в нашей стране из-за пандемии коронавируса продолжает оставаться очень непростой, а победить эту заразу в достаточно короткие сроки не представляется пока возможным даже в мировом масштабе,

находятся, в том числе, и у нас, такие индивидуумы, которые пытаются на эту тему иронизировать, превращать происходящее в фарс и наживать себе на столь сомнительном предприятии некий дополнительный авторитет и вес. Спрашивается – у кого? Ведь всё меньше остаётся вокруг нас людей, которые не понимали бы всю серьёзность сложившейся вокруг этой эпидемии обстановки.

Всеволод Надеждин
2020-04-09 00:24

В очередной раз таким примером стал небезызвестный музыкант, а с недавнего времени — и политик Сергей Шнуров, больше известный в эстрадной тусовке под кличкой «Шнур». Он выложил в Instagram очередную матерную песню, в которой раскритиковал решение властей продлить режим самоизоляции граждан до конца апреля. Его абсолютно не смутили цифры, кричащие о том, что в стране ежедневно – несколько новых сотен заражённых, растёт количество умерших от COVID-19. По мнению этого «артиста от политики», гораздо большее зло в том, что, якобы, из-за режима самоизоляции начали употреблять алкоголь даже те россияне, которые до этого вели здоровый образ жизни. Любопытно при этом отметить, что тот же «Шнур» совсем недавно призывал граждан запасаться на время самоизоляции именно… водкой.

Нет смысла цитировать очередное «бессмертное творение» этого автора, поскольку, как говорится, из песни слова не выкинешь, а если начать «выкидывать» оттуда всю ненормативную лексику, то от этой песенки мало что останется. Не говоря уже о том, что, фактически, «Шнур», пусть и в завуалированной форме, призывает население нашей страны к несоблюдению введённых до конца апреля правил и норм поведения в режиме самоизоляции. А это уже, извините, настоящая провокация. Для того, чтобы убедиться в этом все желающие в очередной раз ознакомиться с матерщиной «Шнура» могут зайти в его «инстаграм»..

Вообще следует отметить, что господин Шнуров в последнее время просто пошёл, как говорится, «вразнос». И если ранее ненормативная лексика с подмостков эстрады, нацеленная на определённую и достаточно ограниченную аудиторию, сходила этому «маэстро» с рук, то перенос такого рода «творческой деятельности» в область политических комментариев – дело совсем другое. Возникает вопрос, почему же так осмелел «Шнур», что чуть-ли не в открытую призывает граждан России к непослушанию, чреватому огромной опасностью для их здоровья и самой жизни?

Скабрезные песенки на темы предстоящих выборов, сексуальной озабоченности женщин «на карантине» и даже на религиозную тематику – далеко не полный перечень матерных «шедевров» этого деятеля «искусства». Но стоит ли особенно удивляться этому?

Как известно, не так давно министром культуры РФ была назначена Ольга Любимова. Эта ещё весьма молодая дама в недавнем прошлом также отличалась на поприще активного использования ненормативной лексики. Следы этого «периода бурной молодости», несмотря на все старания, полностью замести не удалось и в интернете можно найти немало уцелевших высказываний г-жи Любимовой, по лексикону мало отличающихся от «поэзии» её коллеги Шнурова. Почему коллеги? Очень просто: г-н Шнуров сегодня является не только членом политической организации – возглавляемой Борисом Титовым «Партии Роста», но и… членом Общественного совета при Комитете Госдумы РФ… по культуре! Кого и чего ему теперь опасаться?

Так что, уважаемые читатели, да здравствует в нашей культуре новое направление под лозунгом «апатит твою в Хибины, мать!».

Добавим, что нынешняя эпидемия коронавируса – первое серьёзное испытание такого рода для России двадцать первого века и её медицины. Тем не менее, нечто подобное произошло и в советское время: речь идёт об эпидемии холеры в 1970 году, борьбе с ней и реакции на это в своих стихах другого представителя творческой интеллигенции – популярного в стране артиста и поэта-песенника того времени Владимира Высоцкого. Как говорится, — увидим разницу. Об этом – продолжение темы, но уже без сатиры и сарказма.

Пример из СССР: победа над холерой словом и делом

Как известно Советский Союз в основном победил все самые страшные инфекции еще до Великой Отечественной войны благодаря системе санитарного надзора и прививкам. Именно потому и в войну не было больших эпидемий. Локальные вспышки случались, но их быстро ликвидировали. За всю послевоенную историю в СССР было два эпизода масштабной эпидемии, с которыми успешно справились: черная оспа в Москве в 1960-м и холера на Черноморском побережье в 1970-м. Второй случай, как более масштабный, мы приведём в пример успешной борьбы в Советском Союзе с самыми страшными вирусами.

Сравнение необходимо в свете ведущейся сейчас в России и по всему миру борьбой с коронавирусом COVID-19. И не только с медицинской точки зрения. В предыдущей части этой публикации на примере небезысвестного «деятеля культуры» Сергея Шнурова («Шнура») мы рассказали читателям о «пляске на костях», когда человек пытается напомнить о себе самыми неприглядными методами, на грани провокационной деятельности, фактически призывая людей в своих изобилующих нецензурной лексикой песенках к несоблюдению введённых в стране карантинных мер. Возвращаясь к событиям 50-летней давности, расскажем о том, как повёл себя в аналогичной тяжёлой для страны обстановке, в разгар борьбы с эпидемией холеры другой представитель мира искусства – Владимир Высоцкий.

На фото: Владимир Высоцкий – автор и исполнитель «Черноморской холеры».

Владимир Семёнович, конечно, не был ангелом: его творчество бывало и противоречивым, в его песнях также встречалось порой «крепкое словцо», что принималось далеко не всеми, хотя автор чётко знал границы, которых никогда не переходил и до матерщины не опускался. При этом у Высоцкого было не отнятьглавного: он всегда был патриотом своей Родины. И выражалось это не только в знаменитом песенном цикле о Великой Отечественной войне и её героях, но и в мирное время, когда он воспевал труд рабочих, шахтёров, медиков. Его стихи и песни до сих пор популярны, их поют люди старшего поколения, современники Высоцкого, их дети, также знакомые с творчеством знаменитого отечественного барда. Не обошёл вниманием в своём творчестве Высоцкий и тяжёлый период борьбы с холерой, посвятив ему свою, к сожалению, менее других известную песню «Черноморская холера». И хотя сравнивать творческий багаж Высоцкого с Шнуровым некорректно (второму до первого – как до Луны), привести пример отношения поэта к трудному для страны времени на примере Высоцкого и его «Черноморской холеры» необходимо. Хотя бы для того, чтобы вновь показать разницу между ответственностью и патриотизмом артиста с одной стороны и конъюнктурщиной – с другой.

Ниже – текст песни Владимира Высоцкого «Черноморская холера», написанной в 1970 году:

«Не покупают никакой еды —

Все экономят вынужденно деньги:

Холера косит стройные ряды,

Но люди вновь смыкаются в шеренги.

Закрыт Кавказ, «горит» Аэрофлот,

И в Астрахани лихо жгут арбузы.

Но от станка рабочий не уйдёт,

И крепнут всё равно здоровья узы.

Убытки терпит целая страна,

Но вера есть, всё зиждется на вере, —

Объявлена смертельная война

Напавшему на нас врагу — холере».

Это была «война словом». Словом, поддержавшим людей и их веру в лучшее. В отличие от «Шнура», фактически занявшего капитулянтскую позицию и призвавшего людей её разделить…

Теперь – о медицинской стороне борьбы. Эпидемия, о которой написал песню Высоцкий, началась в середине июля 1970 года, когда в батумскую больницу с подозрением на кишечную палочку была доставлена группа студентов, приехавших в Грузию из Средней Азии. Через несколько дней к ним присоединилось еще 14 местных жителей. Анализы опровергли первоначальный диагноз и подтвердили самые худшие предположения медиков – это была холера. Ситуацию признали ЧП.

Как было принято в СССР в таких случаях, на место срочно вылетела делегация из Москвы во главе с академиком АМН СССР, главным государственным санитарным врачом СССР Петром Бургасовым – видным советским эпидемиологом. Он быстро взял управление в свои руки. Наладил обмен информацией. И вскоре пришли сигналы из Астрахани, затем Одессы и Керчи. Санитарные врачи пошли по домам, участковые выясняли «кто маялся животом». И таким образом за первые несколько дней в Одессе и Астрахани были выявлены 800 заболевших.

В очаги заражения было направлено несколько миллионов противохолерных вакцин, организована раздача тетрациклина. Однако сразу остановить эпидемию не удалось, во второй половине августа случаи заражения холерой были зафиксированы в Черкасской и Херсонской областях Украины, молдавском Тирасполе, Саратове и Волгограде.

Бургасов вылетел в Москву и поставил перед советским руководством ультиматум: или мы объявляем карантин, или холера завтра будет в Москве. Свою позицию он обосновал очень убедительно: лето, сезон отпусков, эпидемия в курортных городах. Сотни тысяч отдыхающих развозят ее по всему СССР.

К нему прислушались. С 6 августа 1970 года в заражённых городах и регионах был введён сначала мягкий режим карантина, а с середины августа — жёсткий. С этого времени ни приехать, ни выехать из зараженных городов стало невозможно. По всему Союзу отзывали из отпусков врачей и медсестер, даже студентов-медиков отправляли на «подворные обходы».

Поезда и самолеты перестали ходить, движение по дорогам прекратилось. Там стояли посты ГАИ. Кораблям запрещалось заходить в холерные порты. Не вывозили даже урожай. То, что могли, хранили на месте, арбузы могли быть заражены, поэтому их сжигали. О чем и пел Высоцкий.

У отдыхающих заканчивались деньги на проживание. Они искали способы вырваться из зараженных районов. Привлеченное к ликвидации эпидемии КГБ узнало, что в Одессе наладили нелегальный бизнес: за 25 рублей туристов вывозили на лодке за пределы карантинной зоны или выводили «козьими тропами». Тогда в Одессу срочно перебросили более пяти тысяч военнослужащих, девять катеров и пять вертолетов для патрулирования местности. Вокруг Керчи разместили 9,5 тысячи солдат и более 20 катеров и вертолетов. В Астрахани туристов не было, но и туда перебросили около трех тысяч солдат – контролировать, чтобы не вывезли «холерные» арбузы. Панику среди отдыхающих погасили централизованно, постановлением Совмина от 23 августа 1970 года. Всем, кто застрял в карантинной зоне, оформили больничные листы, продлили отпуска или добавили время на проживание в пансионатах и санаториях. Для «дикарей» были выделены общежития, речные суда, а в Крыму даже круизные лайнеры. На улице никто не остался. Все имевшиеся билеты сдавали через кассы. Деньги возвращались.

Планомерная эвакуация гостей Керчи и Одессы началась только в сентябре, когда из города стали ежедневно выпускать до 1500 иногородних. Кроме того, приняли меры, чтобы больше эпидемий не повторилось. Совмин СССР принял постановление «О мерах и защите бассейнов Черного и Азовского морей», согласно которому были выделены огромные средства на строительство водоочистных сооружений на всем нашем побережье. До конца осени от эпидемии холеры в СССР не осталось никаких следов.

Всего во время эпидемии в серьезной форме заболели 927 человек. Умерли 35 из них. Вспышка холеры 1970 года оказалась очень серьёзным испытанием. Но именно борьба с ней на юге страны стала образцово-показательным примером блестяще ликвидированной в короткие сроки эпидемии.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Газета "Правда": Где деньги, Зин?!

Чт Апр 9 , 2020
Социальный и экономический шок, которые сегодня переживают большинство стран в мире, у нас усиливаются двумя обстоятельствами: крайне нищетой населения и зависимостью экономики от мировых цен на энергоносители. Post Views: 259

Рубрики