Дмитрий Новиков в эфире «Соловьев LIVE»: «Задуматься о полезности ОБСЕ нужно было ещё в середине девяностых»

Заместитель Председателя ЦК КПРФ, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по международным делам Дмитрий Новиков дал интервью общественно-политическому каналу «Соловьёв LIVE».

По материалам «Соловьев LIVE»
2022-12-04 20:56

Новиков Дмитрий Георгиевич
Заместитель Председателя ЦК КПРФ

В ходе прямого эфира представитель Компартии развёрнуто ответил на вопросы журналиста Армена Гаспаряна. Прежде всего были затронуты перспективы и целесообразность взаимодействия России с международными организациями и, в частности, с ОБСЕ.

Предлагаем вашему вниманию изложение содержания беседы.

 

Об истории взаимодействия России с ОБСЕ

 

— Все международные организации, которые могут создаваться по экономическим, политическим, социальным вопросам, вопросам здравоохранения, по любой другой проблематике – они, как правило, существуют на средства своих участников, на деньги тех стран, которые в эти организации вошли. И ОБСЕ не является исключением.

Это абсолютно понятная схема. Иначе откуда же ещё брать таким организациям средства на реализацию своих программ, на функционирование аппарата, на проведение форумов, мероприятий и так далее? Ведь эти организации, по идее, коммерческой деятельностью совершенно не занимаются. Их задача – исследовать крупные проблемы, обсуждать их, предлагать решения, а по возможности и непосредственно в их решении участвовать. ОБСЕ одна из таких организаций.

В 1990-е годы Россия активно занималась вхождением в «мировое сообщество». Почему-то тогда под этим понималась лояльная Западу деятельность на всех международных площадках. На самом деле к тому времени Россия уже была вписана в мировое сообщество хотя бы потому, что на правах правопреемника и продолжателя СССР была соучредительницей Организации Объединённых Наций – самой крупной международной организации. Более того, она входила и входит в Совет Безопасности ООН, имеет там право вето.

Сотрудничество с ОБСЕ – это порождение абсолютно прозападной либеральной тенденции 1990-х, связанной с политикой «вхожденчества» в западный мир, которой на Западе активно подыгрывали. Они даже взяли Россию в «большую семёрку», назвав эту «семёрку» «восьмёркой». Мы, представители КПРФ, не раз горько иронизировали на сей счёт, говоря, что России Ельцина отводится роль «большой шестёрки» при «большой семёрке» в рамках «большой восьмёрки». Так, собственно, оно и было.

Но как только Россия стала заявлять о своих позициях, своих правах, о том, что у неё есть суверенитет, своя точка зрения, национальная независимость, так сразу с форматом «большой восьмёрки» нашей стране пришлось попрощаться. Всё вернулось на круги своя. «Большая восьмёрка» опять стала называться «семёркой».

Таким образом, участие России в ОБСЕ и уплата соответствующих взносов – это результат той самой политики «вхожденчества». Тогда Москва была готова жертвовать своими национальными интересами, лишь бы президент Горбачёв, а затем и Ельцин со своей камарильей оказались за одним столом с западными партнёрами как бы на равных. А то, что это «на равных» было «как бы», их не смущало. Им приятно было находиться в западных столицах и беседовать с теми, кого они считали мировыми лидерами.

Но при этом те же самые люди делали всё, чтобы голос России ослабевал, экономические возможности снижались, а значит и международный авторитет, статус нашей страны был всё слабее. Пусть кому-то и казалось при этом, что мы очень сильно поднялись и вошли даже в «большую восьмёрку». Повторяю, ОБСЕ – это наследие того самого курса и той самой либеральной политики.

 

Нужно ли России участвовать в международных форматах

 

— Вы знаете, тем и интересна наша жизнь, что мы находимся в процессе событий, в том числе политических, и не всё можем предугадать и предопределить. Если бы всё было известно наперёд, то тогда многие виды деятельности были бы попросту неактуальны. В том числе и политическая борьба, политическая деятельность, международное сотрудничество и другие.

Мы находимся в процессе событий. Принятие конкретных решений будет зависеть от общей динамики международных отношений. Человек, который как лидер партии является моим непосредственным руководителем – Геннадий Андреевич Зюганов – очень часто, когда в команде возникает спор, участвовать в той или иной дискуссии или нет, ходить туда или не ходить, произносит такую фразу: «Отсутствующий всегда неправ».

Это мнение хорошо обосновано. И там, где ты можешь участвовать на равных, а твой голос будет услышан, участвовать нужно. Но вот это «если» очень важно. Ведь вместо того, чтобы в рамках ОБСЕ вести с тобой нормальный диалог, от тебя хотят получить большие средства в виде взносов на деятельность и чувствуют себя очень комфортно по той причине, что Россия, участвуя во всё этом, является «мальчиком для битья». Это уже совсем другая ситуация. Здесь нет никакого места для нормального, полноценного диалога. И тогда в этом формате нет никакого смысла принимать участие.

Поэтому есть два варианта. Если благодаря победе в СВО, благодаря укреплению связей с целым рядом стран, чей вес в мировых делах растёт – а это Китай, Индия и целый ряд других, если благодаря восстановлению связей с нашими традиционными союзниками мы сможем повернуть формат ОБСЕ к пониманию здравого смысла, к необходимости вести диалог, если сама ситуация заставит эту организацию оздоровиться, то тогда, пожалуйста, давайте возвращаться, вести диалог, настаивать на своей позиции.

Но если деградация будет продолжаться такими же темпами, как сегодня, то ОБСЕ станет абсолютно пустой структурой, которую очень тяжело будет реанимировать. В этом случае незачем будет вообще пыхтеть по этому поводу и тратить колоссальные усилия, чтобы её возродить. Не следует реинкарнировать всё подряд. Если что-то работало вчера и не работает сегодня, то зачем тратить много сил, чтобы возродить то, что перестало действовать, стало откровенной «мертвечиной»?

В зависимости от реальной ситуации и нужно будет принимать решение. Наша беседа проходит как раз после того, как Сергей Викторович Лавров сделал очень важное заявление, связанное с тем, что многие структуры международной безопасности сегодня деградировали, что их придётся строить заново. Но ведь строить заново – это не значит возводить устаревшее.

Нельзя вернуться на 15, на 20 или на 45 лет назад. Кого-то устраивает одна ситуация, кого-то другая. Мне, может быть, хотелось бы вернуться на 45 лет назад, а кому-то на 15. Но ни у тех, ни у других не получится это сделать. Назад вернуться нельзя. Поэтому нужно думать, как мы будем строить будущее.

Я только что пришёл с переговоров с кубинской делегацией, которая работала здесь несколько дней. 30 ноября была встреча председателя Национальной ассамблеи народной власти Республики Куба Эстебана Ласо с Вячеславом Володиным, Валентиной Матвиенко. 1 декабря была наша встреча по партийной линии. 2 декабря встречались на уровне Комитета Государственной Думы по международным делам.

У нас полно нормальных, уважительных партнёров, которым мы задолжали, которым мы долгое время не уделяли должного внимания, которые готовы развивать с нами связи. И когда мы отвлекались на ОБСЕ, на ПАСЕ, на другие площадки, на которых над нами пытались издеваться, у нас оставалось всё меньше времени на решение других вопросов.

У нас нет пяти министров иностранных дел. У нас нет десяти комитетов по международным делам в Государственной Думе. У каждого из нас ограничен временной ресурс. Поэтому если мы не занимаемся глупыми, пустыми, безнадёжными или даже вредными проектами, у нас появляется время, возможности и силы для того, чтобы развивать, расширять, углублять связи с нашими партнёрами, которые в этом нуждаются. И мы в них сегодня очень нуждаемся.

Только благодаря таким подходам мы построим новый мир, где, может быть, и у ОБСЕ появится другая роль. И уж точно укрепится роль Организации Объединённых Наций, её не постигнет печальная судьба Лиги Наций.

 

О том, когда России стояло задуматься о выходе из ОБСЕ

 

— Серьёзно задуматься о перспективности нашего нахождения в ОБСЕ можно было уже в середине 1990-х годов. Например, в связи с историей сложных отношениями между Арменией и Азербайджаном. Они уже были непростыми, как известно. И тогда же шли процессы, нацеленные на то, чтобы найти решение, развязать узлы. При участии России и структур СНГ к середине 1990-х годов была выработана определённая схема, подход, когда армяно-азербайджанские проблемы могли быть урегулированы. Причём не точечно, не частично, не на пять дней или на пять лет, а на очень долгую, долговременную историческую перспективу.

Но как только приблизились к принятию соответствующих решений, господин Козырев, бывший тогда министром иностранных дел при господине Ельцине, убедил самого Ельцина передать вопрос, связанный с армяно-азербайджанским урегулированием, в специальную Минскую комиссию ОБСЕ. А последняя все договорённости, которые были уже совсем близки, благополучно похоронила. В результате мы имеем десятилетия острого конфликта на Кавказе, когда страдает и один народ, и другой, а Россия вынуждена заниматься этой проблематикой с тем, чтобы урегулировать ситуацию. Вот вам конкретный пример деструктивной роли ОБСЕ и нашего участия в ней.

Для кого-то негативная роль данной организации стала очевидной только в прошлом или позапрошлом году. Но если вдуматься, то и в прошлые периоды от деятельности ОБСЕ мы мало хорошего получали как страна, как государство и как российский многонациональный народ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Рассвет ТВ. Иван Никитчук. Вперёд, к СССР!

Пн Дек 5 , 2022
Образование в 1922 году СССР олицетворяло появление на карте мира первого социалистического государства, демонстрировавшего способность непрерывно покорять вершины прогресса. Ведь политика Советской власти благотворно отразилась на положении нашей страны, вывела её в число мировых лидеров. Post Views: 194

Рубрики