Рейтинг@Mail.ru

Вооружённые Силы и оборонно-промышленный комплекс России глазами профессионала

 

2012-03-23 11:15
По страницам газеты «Правда». Виктор Соболев, генерал-лейтенант, командующий 58-й армией в 2003—2006 гг. Член КПРФ

Согласно данным Федеральной налоговой службы, более 170 стратегических предприятий и организаций оборонно-промышленного комплекса (ОПК) имеют признаки банкротства, сообщает источник в аппарате Совета Федерации.

 

 «В состав ОПК входят стратегические предприятия, на которые распространяются нормы закона «О несостоятельности (банкротстве)». Сейчас в отношении 44 из них возбуждены процедуры банкрот-ства, а в отношении 150 вынесены постановления налоговых органов о взыскании задолженности за счёт их имущества», — уточняет информационное агентство «Интерфакс».

 

Между тем предвыборная статья тогда ещё кандидата в президенты страны В. Путина, посвящённая российским Вооружённым Силам и оборонно-промышленному комплексу, полна оптимизма и у людей, далёких от военных проблем, способна, пожалуй, вызвать чувство гордости за нынешние наши армию и флот. Она, собственно, и была рассчитана, по-видимому, лишь на то, чтобы укрепить пошатнувшийся рейтинг «национального лидера». Однако, по мнению настоящих специалистов, если в этой статье и впрямь изложена путинская программа развития ОПК, то её реализация — это прямой путь к краху России как самостоятельного независимого государства.

 

Свои комментарии начну с Сухопутных войск — основы сил общего назначения, с тех, кто непосредственно должен отразить вторжение агрессора и нанести ему поражение.

 

В своей статье в разделе «Что уже сделано» В. Путин пишет: «Частей сокращённого состава в нашей армии больше не осталось. В Сухопутных войсках развёрнуто более 100 общевойсковых и специальных бригад. Это полноценные боевые соединения, укомплектованные кадрами и техникой. Норматив их подъёма по тревоге — один час. Переброска на потенциальный театр боевых действий — сутки».

 

НО ДОСТАТОЧНО ЛИ этих 100 бригад для того, чтобы страна чувствовала себя в безопасности, и отвечает ли это современной военно-политической обстановке в мире и тем угрозам, которые сегодня возникают?

 

Запад, погрязший в системном углубляющемся кризисе, пытается решить свои проблемы развязыванием пока локальных войн в различных районах мира. Уже разгромлены Югославия, Ирак, Афганистан, Ливия. На очереди — Сирия, Иран. Кто следующий? Уж не Россия ли, со всех сторон окружённая американскими и натовскими базами, в том числе в Средней Азии, чему в немалой степени поспособствовал наш «национальный лидер»?

 

Итак, 100 бригад. Их них 39 общевойсковых — мотострелковых и танковых (их всего три), которые непосредственно ведут боевые действия. Специальные бригады их только поддерживают и обеспечивают.

 

Мотострелковая бригада — основное соединение Российской армии «нового облика» — по своим боевым возможностям, количеству боевых подразделений ничем не отличается от расформированных полков. В ней те же три мотострелковых батальона и один танковый, артиллерийский и зенитный дивизионы. Они и созданы на базе одного из полков расформированных дивизий. В дивизии таких полков четыре, в том числе один танковый.

 

39 общевойсковых бригад по своему боевому эквиваленту — это меньше 10 дивизий! Меньше, потому что в дивизии есть ещё артиллерийский и зенитно-ракетный полки, отдельный танковый батальон.

 

В итоге — меньше 10 дивизий на всю нашу огромную Россию!

 

Общевойсковые бригады сведены в армии. Всего в российских Сухопутных войсках десять армий. В каждой из них должно быть по 3—4 бригады. Но в некоторых армиях их больше. Например, в 58-й армии — семь бригад, а вот в 29-й, управление которой занимает сейчас здания бывшего штаба Сибирского военного округа в Чите, — только одна. Всего одна бригада на территории от Улан-Удэ до Белогорска! А это около трёх тысяч километров государственной границы!

 

Специальные бригады — это бригады армейского комплекта: ракетные, артиллерийские, зенитные, бригады управления — в десяти армиях их 40. Остальные 20 числятся в окружных комплектах.

 

Вот и все наши Сухопутные войска. Для сравнения: Великую Отечественную войну Красная Армия встретила, имея в своём составе 303 дивизии.

 

Теперь о качестве бригад «нового облика».

 

Войска попросту не укомплектованы личным составом. В нашей якобы миллионной армии сейчас не хватает более 200 тысяч человек. Значит, и боеготовность наших бригад сегодня ограничена значительно. Об этом, кстати, прекрасно осведомлены наши «партнёры» в НАТО.

 

Крайне низка и обученность личного состава. Солдаты срочной службы служат один год. Призыв растягивается на несколько месяцев. Многие призывники приходят в армию с дефицитом массы тела, и, прежде чем приступать к их обучению, ребят приходится откармливать в госпиталях.

 

Ещё хуже обстоит дело с образованием призывников. Парни приходят в армию зачастую с двумя-тремя классами начальной школы, а порой и вообще неграмотными.

 

В этих условиях качественно подготовить специалистов, определяющих боевую способность подразделений, — наводчиков-операторов, механиков-водителей танков и боевых машин, артиллеристов, зенитчиков, разведчиков, связистов — попросту невозможно.

 

Так о какой же боеготовности идёт речь в статье В. Путина?

 

Очень хотелось бы, чтобы наш будущий Верховный Главнокомандующий как-нибудь взял и внезапно проверил боеготовность любой из бригад. Уверен, она не только через час, но и через несколько суток не приведёт себя в полную боевую готовность, и уж тем более не будет готова к переброске «на потенциальный театр военных действий», как о том браво пишет В. Путин.

 

И ещё один важный момент. Организационно-штатная структура бригады по сравнению с полком более громоздкая. По сути это полк с дивизионным комплектом подразделений обеспечения и обслуживания, и это значительно затрудняет управление бригадой даже на учениях, а что уж говорить о боевых условиях. Много раз я убеждался в этом на практике.

 

Ну а то, что бригада якобы «обладает большей ударной мощью, чем дивизия», известно, видимо, только самому В. Путину или тому, кто писал ему эту статью, то есть полному в военном деле дилетанту.

 

Теперь о Военно-воздушных силах, в которых «создано 7 крупных авиационных баз с мощной инфраструктурой». Давайте разберёмся и здесь. Авиационная база «нового облика ВВС» — это две-три авиационные эскадрильи. Неужели для нашей огромной России этого достаточно?

 

Далее Путин пишет: «За последние четыре года — впервые за 20 лет — капитально отремонтированы 28 аэродромов. В текущем году планируются работы ещё на 12 аэродромах». О чём это наш «национальный лидер»? Ведь за три дня до выхода статьи на встрече с Путиным заслуженный лётчик-испытатель, Герой России Т. Толбоев с болью в голосе докладывал, что из 1223 аэродромов у нас осталось 120, из 1600 взлётно-посадочных площадок — 60. Из 1800 боевых самолётов 1200 нуждаются в ремонте и сейчас не летают. В пору говорить не о Военно-воздушных силах, а о военно-воздушной дистрофии.

 

Не лучше обстоят дела в ПВО. В Войсках противовоздушной обороны поступление новой техники прекратилось в 1994 году и до 2007 года не возобновлялось. В ПВО страны имеются огромные «дыры». Самая большая из них между Хабаровском и Иркутском — это 3400 километров. Не прикрыты важнейшие экономические центры страны: Пермь, Ижевск, Владимир, Нижний Новгород, Омск, Челябинск, Тула, Ульяновск. Не защищены от ударов с воздуха даже некоторые дивизии РВСН.

 

Теперь о флоте. Корабельный состав флота сократился более чем в четыре раза. Только за последние годы он уменьшился на 60 процентов.

 

В составе нашего флота есть современный тяжёлый атомный ракетный крейсер «Пётр Великий». Таких крейсеров в Советском Союзе было построено четыре. «Пётр Великий» — последний из них. Первые три корабля вошли в боевой состав флота раньше, и к 2000 году, когда президентом стал В. Путин, уже требовали капитального ремонта. Но денег на их ремонт в стране, на которую обрушился нефтедолларовый «ливень», так и не нашлось.

 

А вот, пожалуйста, яркий пример того, «что уже сделано». В недавнем походе в Атлантику и Средиземное море в составе отряда кораблей был и наш единственный авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов». По штату на нём должны находиться два авиационных и вертолётный полк — всего 72 летательных аппарата, в том числе 48 самолётов штурмовой и истребительной авиации. Однако на момент похода на его борту находилось только 8 (!) самолётов. Для сравнения: на каждом из 12 американских авианосцев находится от 80 до 110 самолётов.

 

Теперь о стратегических ядерных силах, основу которых составляют Ракетные войска стратегического назначения.

 

РВСН в своём составе имели боевые железнодорожные ракетные комплексы, ракетные комплексы шахтного и мобильного базирования. Наиболее неуязвимыми из них, способными при необходимости гарантированно нанести ответный ядерный удар являлись железнодорожные ракетные комплексы РТ-23. Именно ракетных дивизий БЖРК больше всего опасались американцы. И если М. Горбачёв по их просьбе поставил эти дивизии на прикол, а Б. Ельцин «подсвечивал» их специальными маячками, чтобы наши «партнёры» не теряли их из вида, то уничтожил БЖРК именно В. Путин.

 

В годы правления В. Путина были безжалостно уничтожены лучшие ракетные дивизии с ракетными комплексами шахтного базирования «Сатана» (по западной терминологии). Эти ракеты способны были преодолевать любую, в том числе и перспективную, ПРО, имели в боевой части десять ядерных боеголовок индивидуального наведения и столько же имитаторов этих боеголовок — ложных целей для противника. Так что нынешние моноблочные «Тополя» не идут с ними ни в какое сравнение.

 

В 2001 году вынужден был быть свидетелем того, как уничтожалась одна из лучших наших ракетных дивизий в Алейске — небольшом городке Алтайского края. Американские наблюдатели находились там до тех пор, пока не была взорвана последняя шахта и уничтожена последняя ракета.

 

Именно В. Путин разрушил важнейший элемент системы предупреждения о ракетном нападении — нашу радиолокационную станцию на Кубе в Лурдесе, которая контролировала всю Северную Америку. А в статье премьер-министр, как ни в чём не бывало, пишет, что «возможности этой системы серьёзно нарастили».

 

Скверно обстоят дела в морской составляющей ядерной триады. В 1991 году России от СССР перешло 55 атомных подводных лодок стратегического назначения, и все они к 2015 году будут сняты с боевого дежурства. Трагично то, что с 1990 по 2007 год в России не было построено ни одной атомной подводной лодки стратегического назначения.

 

На вооружении ВВС России находятся только 13 стратегических бомбардировщиков Ту-160 и 63 бомбардировщика Ту-95МС. Все они советского производства и давно исчерпали технические сроки эксплуатации.

 

В ходе последней радикальной реформы Вооружённых Сил разрушены системы тылового и технического обеспечения. В. Путин в своей статье называет это «избавлением от несвойственных, вспомогательных функций — хозяйственных, бытовых и прочих». А вот маршал Жуков считал, что «любая, блестяще разработанная, операция без соответствующего технического и тылового обеспечения останется красивыми стрелами на карте». Я уж не говорю о том, что передача функций тылового и технического обеспечения войск коммерческим структурам обходится государству на порядок дороже.

 

Разрушена и система военного образования. Из 65 военных вузов создаётся 10 научно-учебных центров. «Все эти учреждения, — по мнению Путина, — встроены в жёсткую вертикаль и в зависимости от прохождения службы дают офицерам возможность постоянно повышать свой профессиональный уровень».

 

Но, позвольте, о чём речь, когда вот уже два года в военные вузы и научно-учебные центры нет набора курсантов и слушателей. В общевойсковой академии, созданной реформаторами на базе трёх академий: имени М.В. Фрунзе, бронетанковой и военно-инженерной, на командном факультете сейчас обучаются лишь два (!) офицера из ФСО. В этом году в академию ожидается набор слушателей, которые будут обучаться в ней всего десять месяцев. Превратилась в шестимесячные курсы и Военная академия Генерального штаба — гордость российского и советского военного образования.

 

Что касается военной науки, то ныне её просто не существует.

 

К тому же реформа армии была проведена вопреки рекомендациям военных учёных. Их рекомендации были просто отброшены за ненадобностью.

 

А что же всё-таки в нашей армии уже сделано? Вот как на этот вопрос отвечают военные аналитики НАТО: «В результате проведённых реформ Вооружённые Силы России не способны более успешно решать задачи даже в локальных конфликтах, Российская армия не имеет достаточного количества транспортных средств для переброски войск на большие расстояния, не имеет достаточного количества самолётов и пилотов, умеющих летать при любой погоде, нет единой информационной системы. В армии не хватает солдат…»

 

Всем известно, что государственный оборонный заказ на 2011 год был сорван. До октября 2011-го Министерство обороны так и не заключило ни одного контракта с предприятиями ОПК.

 

Оборонно-промышленный комплекс страны находится в тяжелейшем состоянии. Хроническое недофинансирование или, как в прошлом году, почти полное его отсутствие привели к тому, что военно-промышленный комплекс страны деградирует и стремительно теряет способность производить современные образцы вооружения и военной техники. Для того чтобы они появились, необходимо опережающее финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Однако они финансируются у нас по остаточному принципу.

 

Незагруженные производством предприятия теряют квалифицированных рабочих и инженеров. Процесс утраты технологий в ОПК страны стал обвальным. В 1999—2004 годах ежегодно утрачивалось по 1,5—2 тысячи технологий. Уходят последние квалифицированные кадры, разрушаются уникальные производства. Вслед за утратой технологий стали гибнуть и научные школы.

 

И какой же выход из этого тяжелейшего положения нашёл В. Путин? В своей статье он пишет: «Развитие ОПК только силами государства неэффективно уже сейчас, а в среднесрочной перспективе — экономически невозможно… Все ведущие производители оружия и военной техники США и Европы — негосударственные... Именно новые частные компании могут быть источником технологических прорывов, способных радикально изменять отрасль».

 

У меня возникает законный вопрос: в какой стране, в какой школе, в каком вузе и по каким учебникам учился В. Путин? Неужели он забыл или не знает, что в Советском Союзе за десять лет был создан такой оборонно-промышленный комплекс, благодаря которому Красная Армия сломала хребет фашистскому зверю, вооружённому производителями оружия и военной техники всей Европы. И не только Европы. Разве ему неведом тот исторический факт, что практически все ведущие американские компании, в том числе и «Дженерал моторс», «Форд», обеспечивали гитлеровскую Германию металлом, комплектующими к вооружениям и военной технике, снаряжением, топливом и даже взрывателями и взрывчаткой. Торговля шла под лозунгом «Бизнес есть бизнес — и ничего личного». Платили немцы золотом, в том числе отлитым из зубных коронок и золотых вещей, изъятых при уничтожении в концентрационных лагерях евреев.

 

Неужели В. Путин, уповая на частный бизнес, на самом деле думает, что наши прохоровы, дерипаски, вексельберги и абрамовичи более патриотичны, чем американские рокфеллеры, ротшильды, дюпоны и форды?

 

И если эта статья и есть программа В. Путина в области развития наших Вооружённых Сил и оборонно-промышленного комплекса страны, то её реализация не только не сделает Россию сильнее, но и поставит под угрозу само её существование как самостоятельного независимого государства.

 

 
Статья прочитана 122 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!