К 100-летию газеты «Правда». В.И. Ленин: «Газета должна идти впереди всех»

К 100-летию газеты «Правда». В.И. Ленин: «Газета должна идти впереди всех»

 

2012-05-03 11:13
В.И. Ленин

С созданием массовой рабочей газеты Владимир Ильич связывал прорыв из глухоты реакции и безвременья к новому этапу борьбы с включением широких народных масс. Вот почему важно было делать газету руками рабочих для рабочих.    

 

Думал ли Ленин той давней зимой, начавшейся в 1911-м, когда он в Лейпциге обсуждал с путиловским рабочим «окончательный вариант» издания ежедневной рабочей газеты, что пройдет 36,5 тысячи дней – и наступит у «Правды» сотый юбилей? Такой юбилей! При всей ленинской прозорливости и способности дерзко мечтать, как определил Уэллс, наверняка не представлял. Он знал, как трудно возникнуть и в полный голос зазвучать революционному слову. Уж судьба воспламенившейся было и потухшей «Искры» – суровое постижение. Затем – непростая и недолгая жизнь ее газет-наследниц. Сложилась целостная концепция формирования революционной печати: кто хотел, тот знал с чего начать и что делать. Правдизм станет новой главой.

С созданием массовой рабочей газеты Владимир Ильич связывал прорыв из глухоты реакции и безвременья к новому этапу борьбы с включением широких народных масс. Вот почему важно было делать газету руками рабочих для рабочих. Такие, как Николай Гурьевич Полетаев, приглашенный на совет в Лейпциг, – самые надежные помощники в архиважном деле. Выходец из костромских крестьян, рабочий-металлист с Путиловскими университетами забастовок, с закалкой арестов и ссылок со времен «Союза борьбы», с мужественным противостоянием в Третьей думе, с проверенным опытом газетчика в большевистской «Звезде»… И таких рабочих-бойцов немало: Еремеев, Иванов, Воинов, Калинин…

(Удивительно талантливых рабочих выкристаллизовала русская революция. В предыдущем номере «Отечественных записок» мы воспроизвели стихотворение 1923 года о «недорисованном портрете» Ильича. Оно принадлежит перу того же Н.Г. Полетаева. Мы дружно признали его одним из шедевров Ленинианы.)

Кто изучал истоки «Правды», знает: газета рабочих – никакая не условность, не имитация – так было в жизни. Да, за спиной рабочих скалой стояла фигура Ленина. Он скромно называл себя «сотрудником «Правды» по политическим вопросам», но 280 его статей, заметок, писем за два первых года, с мая 1912-го, – это идейное острие каждого правдинского номера. Именно его руки изваяли уникальный образ самого издания и тот сплав мировоззрения, духовности, профессионализма, что мы называем правдизмом; на этом оселке оттачивались перья целых поколений советских журналистов, это и поныне заряжает нас энергией.

Мы приглашаем сегодня на эти страницы памятные труды Владимира Ильича, чтобы он с первого порога «Правды» поделился своими замыслами, напутствиями – они так востребованы и в наше безвременье.

 

«Нам нужна газета передовой рабочей демократии»

– Нам недостаточно профессиональных изданий, нам нужна своя политическая газета – вот какое сознание крепло в массах в апрельские дни; нам нужна не любая политическая рабочая газета, а именно газета передовой рабочей демократии; нам нужна газета не только для того, чтобы помогать нашей рабочей борьбе, но для того, чтобы дать образец и светоч всему народу.

– Поставив ежедневную рабочую газету, петербургские рабочие совершили крупное, без преувеличения можно сказать, историческое дело. Рабочая демократия сплотилась и укрепила себя при невероятно трудных условиях. Разумеется, о прочности рабочей демократической печати у нас говорить не приходится. Всем прекрасно известно, каким преследованиям подвергаются рабочие газеты.

Но при всем том создание «Правды» остается выдающимся доказательством сознательности, энергии и сплоченности русских рабочих.

– Хроника рабочей жизни только начинает развиваться и упрочиваться в «Правде». В дальнейшем, несомненно, кроме писем о фабричных злоупотреблениях, о пробуждении нового пролетарского слоя, о сборах на ту или иную отрасль рабочего дела, будут поступать в рабочую газету сообщения о взглядах и настроениях рабочих, об избирательной кампании, о выборах рабочих уполномоченных, о том, что рабочие читают, об особенно интересующих их вопросах и пр.

Рабочая газета есть рабочая трибуна. Перед всей Россией следует здесь ставить один за другим вопросы рабочей жизни вообще и рабочей демократии в частности.

 

(Меньше всего Владимир Ильич пёкся об издании для пар­тийной «номенклатуры».)

 

– Рабочая газета должна давать больше и более разнообразного материала, воскресные приложения и прочее, должна иметь своих корреспондентов и в Думе, и во всех городах России, и в крупнейших городах за границей. Рабочая газета должна постоянно развиваться и улучшаться, – а это невозможно без постоянных сборов как можно более широкого числа рабочих на свои органы печати.

– «Правда» не только называлась рабочей газетой: название может присвоить себе любая газета. «Правда» была на деле рабочей газетой и по своему направлению, и по своему кругу читателей из рабочей массы, и по своему содержанию вообще, а в частности, по массе рабочих корреспонденций (1783 рабочих корреспонденций в первых 99 номерах; всего около пяти тысяч), и наконец, по поддержке «Правды» рабочими вообще и рабочими группами в особенности.

– Будем же продолжать их дело, дружно поддерживая и развивая рабочую газету столицы – первую ласточку той весны, когда вся Россия покроется сетью рабочих организаций с рабочими газетами.

Эту Россию нам, рабочим, еще предстоит создать, и мы ее создадим.

 

(Еще на дальних подходах к выпуску первого номера «Правды» Владимир Ильич обусловливал: не рассчитывать на партийную кассу, деньги на издание надо зарабатывать, собирать рабочие копейки.)

 

– Рабочую печать надо развивать и делать прочнее. На это нужны деньги. Только при условии постоянных и массовых сборов среди рабочих возможно будет настойчивым трудом добиться удовлетворительной постановки рабочих газет в России. В Америке есть одна рабочая газета («Призыв к Разуму»), которая имеет свыше полмиллиона подписчиков. Плох тот русский рабочий, – сказали бы мы, переделывая одну известную поговорку, – который не надеется догнать и перегнать своего американского собрата.

– Газета, основанная на пятаки, собранные маленькими заводскими и фабричными кружками рабочих, во много раз солиднее, прочнее, серьезнее поставлена (и с точки зрения финансовой, и – что всего важнее – с точки зрения развития рабочей демократии), чем газета, основанная на десятки и сотни рублей, внесенные сочувствующей интеллигенцией.

– Надо ввести в обычай, чтобы каждый рабочий в каждую получку платил по одной копейке на рабочую газету. Пусть подписка на газету идет своим чередом, пусть кто может, платит больше, как платил до сих пор. Но самое важное, кроме того, установить и распространить обычай «копейки на рабочую газету»… Пусть разовьется и окрепнет обычай рабочей копейки на рабочую газету!

 

«Рабочие хотят единства своих действий»

– Рабочие окружены со всех сторон таким морем лжи в буржуазных газетах, что они во что бы то ни стало должны бороться за правду, учиться распознавать ложь и отвергать ее. Ошибочные взгляды ликвидаторов рабочей партии надо спокойно опровергать. Но ноздрёвскую, наглую ложь, бесстыдно развращающую рабочих, надо клеймить и выгонять лжецов из рабочей среды.

Рабочие хотят единства своих действий. Рабочие правы. Без единства действий нет спасения рабочим.

Но, подумайте, как возможно единство без подчинения меньшинства большинству? Всякий поймет, что без этого единство невозможно.

– Рабочие не могут строить своей партии, не борясь беспощадно со всякой ложью относительно нее. А чтобы разоблачить ложь, надо искать точных фактов, проверять их и обдумывать значение того, что проверено.

 

(Тем более внесение ясности необходимо самим пропагандистам, тем, кто работает на газету.)

 

– А без выяснения этого никто не хочет работать. Всякий говорит: вправе же я знать, для кого я работаю, кого я помогаю проводить в Думу? Не ликвидатора ли? Не путаного ли примиренца-троцкиста? Не участвую ли я в составлении (косвенно) «общей платформы»??

Подобные вопросы парализуют энергию, вносят разложение.

– От рабочих нельзя, вредно, губительно, смешно скрывать разногласия (как делает «Правда»). Нельзя давать противнику, «Невскому Голосу», начинать разговор о разногласиях. «Правда» погибнет как только «популярный», «положительный» орган, это несомненно.

– Вы жалуетесь на однотонность. Но это будет всегда, если не помещать полемики…

Обходя «больные вопросы», «Звезда» и «Правда» делают себя сухими и однотонными, неинтересными, небоевыми органами. Социалистический орган должен вести полемику: наше время – время отчаянного разброда, и без полемики не обойтись. Вопрос, вести ее живо, нападая, выдвигая вопросы самостоятельно или только обороняясь, сухо, скучно.

– …Рабочие все слышат о разногласиях и тянутся к открытым разъяснениям Аксельрода, договаривающего вещи во сто раз более смело, чем мы… Если вы промолчите, вы отстали! А газета, которая отстает, погибла. Газета должна идти впереди всех… Однотонность и запаздывание несовместимы с газетным делом.

 

 

(«Правда» родилась в разгар борьбы большевиков с ликвидаторами, и Владимир Ильич испытывал неизбывную надежду, что она внесет решающий вклад в разоблачение опаснейших врагов рабочего класса.)

 

– Вопрос о ликвидаторстве запутан именно потому, что заинтересованные люди (т.е. сами ликвидаторы) не ленятся божиться и клясться, а «публика» ленится искать точных доказательств.

В чем суть вопроса? В отношении к революции и к подполью, в стремлении к массовому рабочему движению.

Что же, разве нет точных доказательств для ответа на фактическую сторону дела по этим вопросам?

Конечно, есть. Надо только отвыкнуть верить крикунам и либералам на слово.

– Ликвидаторы – это паразиты на организме социал-демократии. Перед «Европой»… они хвастают стачками, а в России в «Луче» пишут подлые статьи против стачек, о «стачечном азарте», о «синдикализме» революционных стачек. Перед Европой они – за подполье… А на деле в подполье их нет. Бессильные в рабочем классе, они сильны моральной (и, конечно, не только моральной) поддержкой буржуазии.

– Ликвидаторы – это мелкобуржуазные интеллигенты, посланные буржуазией нести либеральный разврат в рабочую среду. Ликвидаторы – изменники марксизма и изменники демократии. Лозунг «борьбы за открытую партию» у них (как и у либералов, как и у народников) есть прикрытие отречения от прошлого и разрыва с рабочим классом.

 

(В пору гнета реакции и идейного разброда появляется немало охотников без опаски покалякать о собственной революционности, попредсказывать день и час, когда наступит «последний и решительный». Владимир Ильич считает нужным вернуть на землю наивных и злонамеренных.)

 

– Наступление революции, господа либералы, доказывается только тем, что революция наступает. А когда она наступает, то и трусливые либералы, и даже совсем случайные люди, и авантюристы способны становиться «революционерами». Октябрь и ноябрь 1905 года вполне доказали это.

Революционер – не тот, кто становится революционным при наступлении революции, а тот, кто при наибольшем разгуле реакции, при наибольших колебаниях либералов и демократов отстаивает принципы и лозунги революции. Революционер – тот, кто учит массы бороться революционно, а предсказать (дать «прогноз») итоги этой «науки» не в силах ни один человек.

 

«Не платформа «для выборов», а выборы для проведения революционной платформы»

– Старые революционные задачи, старые, испытанные методы революционной массовой борьбы – вот что отстаивает наша партия в эпоху распада и развала, когда приходится зачастую «начинать с начала», приходится не только по-старому, но и по-новому, новыми приемами, в измененной обстановке вести подготовительную работу, собирая силы к эпохе новых битв.

– Из старых избирателей тысячи просыпаются к новой, более сознательной политической жизни, учась при помощи своей рабочей газеты борьбе за улучшение своей жизни, вырабатывая в себе привычку к совместным политическим действиям, вырабатывая в себе сознание великих общенародных задач, которые решает рабочая демократия.

– Мы теперь «сидим по уши» в выборах… От исхода выборов зависит очень многое для строительства партии.

– Всякие выборы в буржуазной стране сопровождаются разгулом фразы, разнузданностью ложных посулов. Основной принцип с.-д. – не верить словам, разбирать суть дела.

– Буржуазные партии пишут наскоро, наспех «платформы для выборов», для посулов, для надувания избирателей. Ликвидаторы, плетясь за либералами, тоже сочиняют теперь легальную «платформу для выборов». Ликвидаторы кричат о платформах в легальной, подцензурной печати, готовясь прикрыть свою полную растерянность, дезорганизованность, безыдейность приличной, цензурной «платформой для выборов».

 

(Нельзя было не коснуться вечно нервного вопроса от участия революционеров в буржуазном парламенте)

 

Не платформа «для выборов», а выборы для проведения революционной с.-д. платформы! – вот как смотрит партия рабочего класса. Мы уже использовали выборы для этой цели и используем их до конца, используем даже самую черную царскую Думу для проповеди революционной платформы, тактики, программы Российской с.-д. рабочей партии. Только такие платформы ценны, которые завершают долгую работу революционной агитации, давшей уже полные ответы на все вопросы движения, а не те (легальные особенно!) платформы, которые сочиняются наспех, для затыкания дыр, для крикливой вывески, как у ликвидаторов.

 

Однако...

 

– Должны ли рабочие вить себе «классовое» (на деле цеховое) гнездышко в той и такой России, которую строят Милюковы с Пуришкевичами, или рабочие должны сами, по-своему, строить новую Россию вовсе без Пуришкевичей и вопреки Милюковым.

– Далее хотел бы побеседовать о 2-х рабочих газетах в Питере. «Луч» беспринципен, подл, это не газета, а «листок для срыва» кандидата с.-д. Но они умеют воевать, они живы, бойки. А «Правда» ведет себя теперь, на выборах, как сонная старая дева. «Правда» не умеет воевать. Она не нападает, не преследует ни кадета, ни ликвидатора. А разве может быть орган передовой демократии не боевым органом в горячее время? Допустим лучшее: допустим, что «Правда» уверена в победе антиликвидаторов. Все же надо воевать, чтобы страна знала, в чем дело, кто срывает выборы, во имя каких идей идет борьба. «Луч» воюет с бешенством, с истерикой, с бесстыднейшим отказом от своих принципов. «Правда» – в пику ему – «сурьезничает», жеманничает и не воюет вовсе!! Разве это похоже на марксизм? Разве Маркс не умел соединять войны, самой страстной, беззаветной и беспощадной, с полной принципиальностью??

А в выборное время не воевать – значит губить дело.

– Платформа РСДРП есть итог той работы, которую революционный марксизм и оставшиеся верными ему слои передовых рабочих проделали в эпоху 1908–1911 годов, в эпоху разгула контрреволюции, в эпоху «третьеиюньского» «столыпинского» режима.

Три главных слагаемых входят в этот итог: 1) программа партии; 2) ее тактика; 3) ее оценка господствующих или наиболее распространенных или наиболее вредных для демократий и для социализма идейно-политических течений данного времени. Без программы партия невозможна как сколько-нибудь цельный политический организм, способный всегда выдерживать линию при всех и всяких поворотах событий.

– Кто говорит: «новую Россию никто не строит, она строится и т.д.», тот от объективизма классовой борьбы (т.е. от марксизма) катится к «объективизму» буржуазного оправдания действительности. Здесь именно находится источник… грехопадения из марксизма в оппортунизм…

Если я скажу: новую Россию надо построить вот так-то с точки зрения, положим, истины, справедливости, трудовой уравнительности и т.п., это будет субъективизм, который заведет меня в область химер. На деле борьба классов, а не мои наилучшие пожелания, определит построение новой России. Мои идеалы построения новой России будут нехимеричны лишь тогда, когда они выражают интересы действительно существующего класса, которого условия жизни заставляют действовать в определенном направлении. Становясь на эту точку зрения объективизма классовой борьбы, я нисколько не оправдываю действительности, а напротив указываю в самой этой действительности самые глубокие (хотя бы и невидные с первого взгляда) источники и силы ее преобразования.

 

 
Статья прочитана 58 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!