Александр Анидалов: ПРО ОТЦОВ-КОМАНДИРОВ, ГРЯЗНЫЕ ОБЩАГИ И НЕЧИСТУЮ ВОДУ

Александр Анидалов: ПРО ОТЦОВ-КОМАНДИРОВ, ГРЯЗНЫЕ ОБЩАГИ И НЕЧИСТУЮ ВОДУ

DSCN0186    Россия, 2016 год. Модернизация вооружённых сил. На телеэкранах патриотические передачи, успешные военные операции, новая военная техника поступает в войска новые военные городки, суперсовременные казармы, квартиры для военнослужащих. Насмотрится такого российский лейтенант, да и решит, что он живёт в иной реальности, или ему так не повезло в жизни, или он просто неудачник… Но — всё по порядку.

Да и начнём с самой что ни на есть элиты российских войск: 60-я ракетная Таманская ордена Октябрьской революции, Краснознамённая дивизия имени 60-летия СССР. Не просто ракетная, а стратегического назначения, с теми самыми «Тополями» и боеголовками, которые в пух и прах разносят города и континенты. Учитывая всю ответственность, в этой-то части офицеры не должны ни в чём нуждаться и думать только о работе. Побываем в гостях, полюбуемся на то, как живёт цвет российского офицерства времён Путина и Шойгу. И тут первый когнетивный десонанс, а попросту — не веришь глазам своим.

DSCN0210Общежитие офицерского состава расположено в здании, где раньше располагались склады пищеблока. Снаружи — огромный каменный барак с ободранной входной дверью. Эффект ещё больше усиливается, когда входишь внутрь. Обшарпанные стены, едва прикрытые линолеумом цементные полы, грязь, длинный коридор, заставленный детскими колясками и обувью, и ряды дверей с табличками проживающих, на которых попадаются даже старшие офицеры. Общежитие стало рассадником тараканов, поступали жалобы даже на клопов и вшей. Вот вам и элита.

Конечно, военный человек должен служить в любых условиях: в тайге и пустыне, во льдах и песках. Но почему в 20-м веке Советская власть сумела построить прекрасный городок, вместе с военными обустроить его на зависть тому же Саратову, а в 21-м веке в капиталистической России в этом же городке офицеры новой Российской Армии должны со своими семьями в бараке смотреть по телевизору о том, как эта самая Российская Армия модернизируется, смотреть и не понимать: а в какой же стране и какой армии они служат? И можно было бы понять, если бы в посёлке не было жилья. Но, по утверждению жителей, глава администрации Светлого находит возможность давать работу и обеспечивать квартирами иногородних, приглашая их на должности, хотя в самом посёлке множество квалифицированных, а главное — безработных специалистов уже с жильём. Причём, говорят, что как нуждающиеся, квартиры получают даже те, у кого есть дома в том же Татищеве, до которого от Светлого ближе, чем в Саратове от цирка до консерватории, хотя формально это разные территориально-административные образования. Создаётся впечатление, что квартиры в Светлом стали способом нажиться за счёт бюджета, прикрываясь формальностями.

DSCN0207Но вернёмся в общежития. В эти бараки не водят генералов и министров, из них не ведут репортажей о буднях армии. Там среди грязи и разрухи живут семьи тех, от кого зависят жизни миллионов человек. Остаётся только догадываться, о чём думает офицер на боевом дежурстве, о чём ему говорят дома. Если российской военной, да и гражданской власти на это наплевать, может, стоить намекнуть потенциальному противнику, чтобы он помог обустроить быт наших военных? В конце концов, это и в их интересах, чтобы у дежурного офицера после очередного домашнего скандала на бытовой почве не дрогнула рука на пульте.

Нам скажут, что армейское руководство не в курсе этой ситуации. Получается, что их подставляют командир дивизии и глава администрации ЗАТО Светлый? И здесь открывается целый пласт проблем. Посёлок был построен в 1960-х годах, подавляющее большинство его жителей — военные и ветераны дивизии. Поэтому в советское время командование дивизии фактически руководило жизнью и бытом в посёлке, заботилась о своих подчинённых. Гражданская же администрация состояла из нескольких человек. Сейчас же всё «модернизировалось» и «оптимизировалось». Число чиновников в ЗАТО перевалило за сотню, зарплата главы только за последние годы выросла в разы. С посёлком тоже произошли метаморфозы: инженерные сети пришли в негодность, в подвалах домов сырость, на улицах мусор, разрушается социальная инфраструктура, визитной карточкой чего служит, например, центральная площадь ЗАТО с разрушающимися зданиями Дома офицеров, центрального универмага и столовой. В начале ХХI века в военном поселке фактически нет питьевой воды! Очистные сооружения, в которые вложили огромные средства, не работают и тысячи жителей ездят за водой на родники или покупают привозную. Но самое парадоксальное то, что, похоже, до всего этого совершенно нет дела командованию дивизии! А может, командование боится портить отношение с администрацией ЗАТО? Не решается? Но как же тогда мы можем доверить столь нерешительным и боязливым судьбу страны? Да чего там страны, планеты? А где же столь пафосно декларируемый с экранов ТВ принцип современной Российской Армии: «Своих не бросаем»? Михаил Валерьевич Баитов! Вы — отец-командир, под чьим началом большая часть жителей, избирателей посёлка, бросили, если не сказать предали, своих младших воинских товарищей, ветеранов, которые отдали армии и Родине лучшие годы! И это не моё, это их мнение, а я доношу его до вас. Или, может быть, вы временно надеетесь беспроблемно пересидеть здесь, в провинции, положенный до следующей звёздочки срок и переехать в столицы? Вы уедете, люди останутся, а за вами пойдёт шлейф, от которого ох как трудно избавиться. А ещё тяжелее потом всю жизнь уговаривать свою совесть, которая, я уверен, у русских офицеров не съёжилась до уровня многих чиновников.

Наверное, с точки зрения выборной кампании, я не должен ссориться ни с администрацией, ни с командованием дивизии в надежде, что они позволят получить хорошие результаты на вверенной им территории. Но тогда я брошу, предам тех, кто доверился мне, и перестану быть мужчиной, коммунистом. Я знаю, что существует множество подводных камней в бюджетном законодательстве, законе о местном самоуправлении и т.д., которые могли бы оправдать и местную администрацию и руководство дивизии, но если боишься рифов, не становись капитаном. А рифы — антинародная система, которую действительно надо менять. Только я опасаюсь, что нынешние капитаны, которые, в отличие от советских, боятся рифов и штормов, а главное — своей же команды, на это не способны. Слово — за народом. 18 сентября каждый сможет сделать свой выбор. Предстоит его сделать и Вам, Михаил Валерьевич, как командиру, офицеру, мужчине, человеку, для которого честь превыше всего.

 

Первый секретарь Саратовского ГК КПРФ   Анидалов А.Ю.

DSCN0208 DSCN0206

 

 
Статья прочитана 1011 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!