Пропавшее Десятилетие

Пропавшее Десятилетие

Ссылаясь на недавнее выступление академика РАН А.Г. Аганбегяна в Академии народного хозяйства и госслужбы, ряд СМИ сообщили о том, что государственные инвестиции в экономику с 2013 по 2016 год снизились на 27%.

Объём инвестиций крупных госкорпораций, таких как «Газпром», Роснефть, РЖД, Росатом, Ростехнологии, — минус 30%. Инвестиции в консолидированном бюджете — минус 22%. Инвестиционный кредит уменьшился на 27%, общие инвестиции в экономике — на 11%. Эти цифры сильно контрастируют с тем, что нам преподносят в качестве анализа сложившейся ситуации минэкономразвития, минфин и Центробанк.

В ПОСЛЕДНЕЕ десятилетие в нашей стране сложилась вполне определённая конструкция экономики. С одной стороны, всё вокруг — частное, проявление частной инициативы абсолютно ненаказуемо: хочешь семечками торгуй, хочешь — «мерседесами», а хочешь — нефтью с газом. Но с другой стороны, реально на плаву способен остаться лишь тот бизнес, собственником которого является государство и во главе которого стоят верные властным лицам фигуры. И самыми непотопляемыми бизнес-сферами, куда «чужим» вход категорически воспрещён (и где полномочными хозяевами по каким-то неведомым причинам оказались вчерашние чиновники), являются те самые нефть и газ и иные добывающие отрасли и отрасли невысокой степени переработки сырья (металлургия, нефтехимия и т.д.).

Именно в силу такой конструктивной особенности экономики инвестиционная активность госкорпораций имеет определяющее значение для всего остального народного хозяйства. И если госкорпорации выплачивают своим директорам сногсшибательные оклады и бонусы, прячут часть прибыли в офшоры и при этом не вкладывают деньги в развитие и модернизацию — вся остальная экономика, что называется, кладёт зубы на полку: инвестиций госкорпораций нет, следовательно, заказов для остального бизнеса тоже нет. Страна пребывает в состоянии летаргического сна экономики.

Цитируя Аганбегяна, СМИ сообщили, что снижение инвестиций госкорпораций в период стагнации и рецессии с 2013 по 2016 год составило: всего в ВВП — на 4%, в том числе в промышленности на 4,5%, строительстве — на 16%, инвестиций в основной капитал — на 15%, экспорта — в 2 раза. Вследствие чего объём финансирования образования и здравоохранения снизился на 10%, розничный товарооборот — на 15%, реальные денежные доходы и потребление домашних хозяйств — на 10%. И восстановятся эти показатели не скоро: инвестиции в основной капитал — в 2023 году, строительство — в 2023-м, экспорт — не ранее 2030 года, образование и здравоохранение — не ранее 2023-го, розничный товарооборот — в 2023-м, реальные денежные доходы — в 2021-м, конечное потребление домашних хозяйств — в 2023 году.

Газета «Правда» попросила академика А.Г. Аганбегяна более подробно изложить свою точку зрения на ситуацию в стране. Приводим его ответ.

«ПОСЛЕ двух лет стагнации в 2013—2014 гг. и двух лет рецессии, когда снизились основные экономические и социальные показатели (2015—2016 гг.), в 2017 году, по нашему мнению, Россия вновь перешла к стагнации.

За 9 месяцев этого года по отношению к соответствующему периоду прошлого года прирост ВВП составил 1,6%, а инвестиции в основной капитал — даже 4,2%. За 10 месяцев соответствующие показатели промышленности увеличились на 1,6%, а сельского хозяйства — на 2,9%. При этом в третьем квартале рост существенно замедлился по сравнению с данными за второй квартал. Валовый внутренний продукт вырос на 1,8% вместо 2,5%, промышленность — на 1,4 с 3,8%, инвестиции — с 6,3 до 3,0%. В октябре это замедление продолжилось.

Почему небольшой экономический рост мы оцениваем как стагнацию, хотя стагнация означает нулевой рост?

Во-первых, для оценки экономической ситуации надо брать не 1—2 показателя, а их совокупность. Строительство, например, за январь—октябрь сократилось на 2,1%, важнейший социальный показатель — реальные доходы — снизились за это время на 1,3%, на 8,5% сократился финансовый результат деятельности всей совокупности организаций и предприятий страны (прибыль минус убыток), уменьшаются расходы федерального бюджета, снижается фондовый рынок. Близко к нулю динамика всего розничного товарооборота, его прирост за 10 месяцев составил 0,8%, а платных услуг населения — 0,2%. А ввод жилья за этот период уменьшился на 4,3%.

Во-вторых, небольшой рост основного экономического показателя — ВВП связан с временными конъюнктурными факторами: приростом цен на нефть из-за «заморозки» её добычи в Саудовской Аравии, странах ОПЕК и России. И в связи с этим — экспорт в нашей стране за 9 месяцев увеличился почти на 26%. Но в последние недели из-за интенсивного роста добычи сланцевой нефти в США экспортная цена на нефть стала сокращаться и динамика нашего экспорта замедляться.

В-третьих, пока небольшой рост отдельных экономических и социальных показателей не перекрыл их падения в годы рецессии, так что все, даже положительные изменения проходят в отрицательной зоне.

Валовый внутренний продукт в 2015—2016 гг. сократился на 3,0%, а повысился только на 1,6%. Промышленный рост соответственно — минус 3,4 и плюс 1,6, инвестиции упали на 11%, а приподнялись только на 4,2. При том они растут заметно только в сырьевых отраслях и на транспорте по перевозке сырья, а во многих других отраслях инвестиции сокращаются.

Пока не видно сколь-нибудь серьезных мероприятий, нацеленных на переход к социально-экономическому росту, прежде всего за счёт технологического обновления, развития высокотехнологичных производств, формирования современной инфраструктуры, развития сферы «экономики знаний» — главной составной части человеческого капитала. Проект федерального бюджета на период до 2020 года предусматривает заметное снижение в реальном выражении расходов. Поэтому этот бюджет не может считаться даже бюджетом стагнации, а является бюджетом рецессии, который тянет экономику вниз.

Иногда указывают на резкое снижение инфляции в этом году. За январь—октябрь по отношению к соответствующему периоду прошлого года потребительские цены выросли всего на 3,9%. Во многом причина этого — отсутствие заметного спроса из-за сокращения розничного товарооборота почти на 14% за 3 года, а реальных доходов — на 11%. ЦБ немного снизил ключевую ставку, но реальный ссудный процент даже по ипотеке пока превышает 10% по сравнению с 0—3% ставки рефинансирования Центрального банка в развитых странах, Китае, постсоциалистических странах Центральной и Восточной Европы. К тому же некоторое снижение процентных ставок не увеличило в 2017 году объёма кредитования нефинансовых организаций, создающих подавляющую часть ВВП. Кредит вырос только у населения и финансовых организаций. Поэтому 2018 год, по-видимому, останется тоже годом стагнации.

Прошедшее со времени кризиса 2008—2009 гг. десятилетие, к сожалению, оправдывает приставшее к нему определение как «пропавшее десятилетие». Экономика России за это время (2017 г. в процентах к 2008 г.) практически почти не возросла, в то время как развитые страны увеличили валовый внутренний продукт примерно на 12%, мировая экономика — на 30%, развивающиеся страны — на 50%.

В мировых социально-экономических рейтингах новая Россия всё время пятится назад. Обидно, потому что в России огромный потенциал и большие неиспользованные возможности.

А.Г. АГАНБЕГЯН.

Заведующий кафедрой

РАНХиГС, академик РАН».

К разъяснениям академика хочется ещё добавить и цитату из публикации в «Независимой газете», где было рассказано о докладе Аганбегяна:

«ЕСЛИ ПРЕДПОЛОЖИМ, что Путин знает об этом правду (про экономику), то вы понимаете, что для него важно, невзирая ни на что, нормализовать отношения с США, с тем чтобы снять те ограничения, которые есть на нашем финансовом секторе. Потому что там ключевая проблема состоит в том, что у нас достаточно большие сбережения граждан, но чтобы сбережения превратились в капитал, в инвестиции, должны быть финансовые посредники институциональные. А у нас как в слаборазвитой стране или стране с развивающейся экономикой этим посредникам никто не доверяет, потому что деньги пропадут».

Вот что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО происходит в экономике, и вот почему мы не можем совместить то, что нам говорят по телевидению, и то, с чем мы сталкиваемся в жизни каждый день. И вот почему российские власти так зависят от международного финансового рынка, куда санкциями дорога перекрыта: собственные граждане денег этому правительству не доверяют.

Автор: Александр ДЬЯЧЕНКО.

http://gazeta-pravda.ru/issue/133-30630-30-noyabrya-2017-goda/propavshee-desyatiletie/

 
Статья прочитана 99 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!