Правительство Медведева: Все те же лица, но в новых креслах

Правительство Медведева: Все те же лица, но в новых креслах

Президент подписал изменения в новом составе Кабмина.

На фото: премьер-министр РФ Дмитрий Медведев (слева) на заседании кабинета министров РФ в Доме правительства РФ (Фото: Дмитрий Астахов/пресс-служба правительства РФ/ТАСС)

В правительстве России, структуру которого вчера своим указом утвердил Владимир Путин, появилось новое ведомство — Министерство науки и высшего образования. Такая схема существовала еще в ельцинские времена. Но что это даст для развития реального сектора экономики сейчас?!

Новое — хорошо забытое старое

Вчера Владимир Путин после встречи с премьер-министром Дмитрием Медведевым своим указом утвердил новую структуру правительства. В нем будет девять вице-премьеров и 22 профильных министерства. Два из них сменили свои названия: Министерство образования стало Министерством просвещения, а Минкомсвязи — Министерством цифрового развития.

Не оправдались прогнозы относительно преобразования ФАДН в полноценное Министерство национальных вопросов (такое ведомство существовало до 2000 года), которое якобы должен был возглавить Магомедсалам Магомедов — нынешний замглавы президентской администрации.

Единственная «обновка» в структуре правительства — это новое Министерство науки и высшего образования.

Фактически, теперь управление образовательной сферой России возвращается в ельцинские времена. Напомним, что с 1990 по 1996 годы существовали два самостоятельных ведомства: одно министерство занималось вопросами начального и среднего образования, а второе (министерство, а затем госкомитет) — вопросами науки, высшего и послевузовского образования и технической политики.

После 1996 года всеми этими вопросами снова стало заниматься одно, единое, министерство. Правда, с 2000 по 2004 годы (когда премьер-министром был Михаил Касьянов) вопросы науки передали Минпрому. Но затем изъяли у него обратно в ведение Минобразования, которое возглавил Андрей Фурсенко.

Кремль решает, что делать с РАН

Из подчинения Минобразования (после его преобразования в Министерство просвещения) выведут Федеральное агентство по надзору за образованием (Рособрнадзор) — оно будет подчиняться напрямую правительству.

Зато новому Министерству науки будет передана часть полномочий Минобразования, но главное — в новое ведомство вольется Федеральное агентство научных организаций (ФАНО), созданное не далее как в 2013 году. ФАНО сейчас занимается управлением имущества институтов РАН, а также распределяет между ними бюджетные средства, выделяемые на научные исследования.

Возглавляет агентство с момента создания Михаил Котюков, ранее замминистра финансов России. В настоящее время, именно его кандидатура и рассматривается на пост руководителя Министерства науки, которое поглотит ФАНО. Другим претендентом на этот пост считается Михаил Трубников — заместитель министра образования, который курирует вопросы науки и инноваций.

 В отличие от Котюкова, он реальный ученый: много лет работал в Объединенном институте ядерных исследований (ОИЯИ) в подмосковной Дубне, два года назад избран академиком РАН. И в этом отношении он, безусловно, намного компетентнее, а потому предпочтительнее Котюкова: развивать науку должен профессиональный ученый, а не финансист.

Пойдем по пути Португалии или Замбии?

Вне зависимости от того, кто бы ни возглавил Министерство науки, в ближайшие шесть лет ему предстоит реализовать задачи, установленные «майским указом» Владимира Путина «О национальных целях и стратегических задачах развития РФ».

До 2024 года, во-первых, наполовину должна обновиться приборная база ведущих организаций, выполняющих научные исследования и разработки.

Во-вторых, в России должны быть созданы научные центры мирового уровня (включая сеть международных математических центров и центров геномных исследований).

В-третьих, в России должны быть созданы не менее 15 научно-образовательных центров мирового уровня: они появятся на основе интеграции университетов и научных организаций в кооперации с предприятиями реального сектора экономики.

— Если новое министерство наделят соответствующими полномочиями для решения реальных проблем экономического сектора, тогда в нем есть необходимость. Если же полномочий и реальной влиятельной силы для проведения необходимых изменений в отрасли не будет, то и смысла в разделении нет. Реальный сектор экономики нуждается в таком органе управления, который сможет управлять и принимать решения, — пока что сдержан в оценках перспектив нового Министерства науки первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал.

Между тем, развитие науки в качестве приоритетных направлений для России обозначено не только в «майском указе». Этому будет посвящен один из 13 нацпроектов, которые должен скоро представить Медведев. Основные расходы будут направлены именно на обновление приборной базы: в 2019—2021 годах на эти цели будут выделять по 15−20 млрд. рублей ежегодно, а в 2022—2024 годах — по 25−30 миллиардов. Впрочем, вряд ли эти расходы позволят полностью решить вопросы материально-технического обеспечения всей системы РАН.

Отметим, что в большинстве крупных стран мира (развивающихся и экономически развитых — от США до Ирана) министерства науки занимаются прежде всего вопросами технологического развития. То есть именно они занимаются регулированием вопросов интеллектуальной собственности. А вот в России, судя по всему, с Миннауки этими полномочиями не намерен делиться Минпром.

Высшее образование передано в сферу компетенции Миннауки лишь в считанных государствах, причем крайне разных: Индонезии, Польше, Дании, Португалии, Замбии, Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ). Что же, посмотрим, какая из них окажется ближе к российским реалиям.

http://svpressa.ru/politic/article/200274/

 
Статья прочитана 42 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!