Крах пенсионной реформы: Стране не нужен каждый третий россиянин

Крах пенсионной реформы: Стране не нужен каждый третий россиянин

Повышая пенсионный возраст, власти вообще не учили интересов рынка и экономики.

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Пенсионная реформа вопрос дефицита кадров не решила. А ведь это являлось одним из аргументов ее продвижения. В первую очередь она ударила по профессиональным кадрам. Неслучайно многие отмечают, что в стране во многих сферах царит дилетантизм и какая-то вопиющая неграмотность.

Большинство российских работодателей (78%) ожидают в 2020 году сложностей с наймом сотрудников, пишет газета «Коммерсант» со ссылкой на исследование международной рекрутинговой компании Hays.

Наибольшие трудности отмечаются в медицинской, строительной и информационной отраслях, а также сельского хозяйства и девелопмента. Основная причина — дефицит квалифицированных кадров. На их нехватку указывает 37% опрошенных. При этом работодатели не заметили улучшения кадровой ситуации после пенсионной реформы и повышения пенсионного возраста и не считают, что это решение снизило напряженность на рынке труда. Как пишет издание, 96% компаний не стали нанимать больше сотрудников пожилого возраста, чтобы решить проблему дефицита кадров.

По информации НАФИ, 29%, россиян находятся в возрасте старше 50 лет. Востребованность их на рынке труда зависит не только от профессионализма каждого человека из этой возрастной категории, но и работодателей. По мнению руководителя направления социально-экономических исследований Аналитического центра НАФИ Елены Никишовой, люди предпенсионного возраста, став жертвами пенсионной реформы, чувствуют себя уязвимыми на рынке труда, несмотря на опыт и знания.

— Эксперты полагают, что проведенная пенсионная реформа требует «пересмотра отношения к человеческому капиталу в компании, отказа от любых форм дискриминации, в том числе возрастной, готовности постоянно обучать персонал, формировать условия труда, которые позволят всем категориям сотрудников работать эффективно».

Впрочем, по информации «Коммерсанта», компании готовы обучать и стажеров, и постоянных сотрудников (по 35%) для получения нужных работодателям специалистов. Таковы данные опроса, о реальности стоит судить по конкретным делам.

Почему пенсионная реформа так и не решила проблему кадрового дефицита? По мнению заместителя декана факультета рыночных технологий Института отраслевого менеджмента (ИОМ) РАНХиГС Наталии Минаевой, государство принимало решение о повышении пенсионного возраста без учета реальных интересов бизнеса.

— Бизнес не хочет брать на работу людей не только старше 50, но и старше 40. Это показывает мой опыт и практика. По крайней мере в Москве и области ситуация такова. Пенсионная реформа была призвана решить эту проблему, но ситуация не изменилась.

Она и не должна была измениться. Как не хотели брать людей старшего возраста, так и не хотят. И до пенсионной реформы и после нее.

«СП»: — Почему такое отношение у работодателей к людям старшего поколения, которые обладают и опытом, и знаниями? И в этом они зачастую превосходят молодое поколение.

— Согласна. Но, общаясь с представителями бизнеса, я постоянно слышу от них, что люди после 40 лет не владеют современными цифровыми технологиями, не умеют пользоваться гаджетами, не знают программные продукты. То есть основной посыл предпринимателей, что люди старше 40 необучаемы.

«СП»: — Сомнительный аргумент, когда видишь, как пенсионеры лихо управляются с гаджетами. И если вспомнить, что именно старшее поколение начало первым осваивать компьютерные технологии, то почему оно не должно не разбираться в новых технологиях.

— Полностью согласна. Это во многом предвзятое отношение, потому что собственникам бизнеса сложно с людьми зрелыми и самодостаточными. Если с молодежью можно как-то не считаться, то с людьми зрелыми, старшего возраста это не пройдет.

Люди обучаемы. Всё зависит от мотивации. И бабушка в 70 лет может гаджетами овладеть, это правда. К нам приходят обучаться люди в возрасте 50 лет, попавшие под пенсионную реформу. Они обучаемы, замотивированы, с активной жизненной позицией. Но реалии таковы, что у бизнеса к таким людям предвзятое отношение. Наверное, это наша ментальность.

Если взять европейские компании в России, а тем более в Европе, там люди старшего возраста работают. У нас бизнес молодой, а молодежь хочет, наверное, тоже молодых.

«СП»: — Это боязнь конкуренции с теми, кто больше знает?

— Если бизнесмену лет 30, то он хочет видеть в своем коллективе таких же. Он считает, что они такие же, как он, идут в ногу со временем, владеют информационными технологиями. А с людьми старшего возраста, по словам собственников бизнеса, всегда проблемы: у них сформировано определенное представление о том, как должно быть, профессионализм, ими так просто не поманипулируешь.

Пенсионная реформа эту проблему решить не могла. Это абсолютно точно.

«СП»: — Но ведь много предприятий, где руководители в солидном возрасте. И не секрет, что предприятия стремятся избавиться от сотрудников старшего возраста. Почему?

— Наверное, по той же причине: молодые люди вносят свежее видение, они более динамичны, хотят что-то изменить. Среди молодежи, особенно в Москве, бытует мнение, что каждые 2−3 года надо менять место работы.

Я недавно общалась с молодым человеком, который семь лет работает на одном месте. Он не может найти работу, потому что считается, что он засиделся на одном месте, у него замылился взгляд. Я с этим вообще не согласна. Все зависит от внутренней мотивации человека: он может за 2−3 года засидеться, а может 10 лет на одном месте быть полон идей, мыслей и так далее.

«СП»: — Очень часто в вакансиях работодатели пишут о том, что хотят видеть на позиции человека с большим опытом, связями, знаниями. Но при этом считают, что лет ему должно едва ли не столько же, сколько и сам опыт. Как же это можно совместить?

— Это, наверное, к некомпетентности работодателей. Понятно, что молодой человек не обладает теми компетенциями, связями, которые хочет видеть работодатель. Это просто нереально.

У меня компетентность современных молодых руководителей вообще под большим сомнением. У них часто противоречивые требования. Это вопрос к личностной зрелости работодателя.

В европейских компаниях ценят именно опыт. Причем не только положительный, но и отрицательный. Ведь неудачные проекты — это тоже опыт, и он ценен. Это российская тенденция, как мне кажется, относиться неадекватно к людям зрелого возраста. Это показала в том числе пенсионная реформа.

Я много лет преподаю. Сейчас очень поверхностное отношение к образованию. Молодежь хочет легких знаний, знания, в отличие от взрослых, поверхностные.

«СП»: — Есть шанс изменить эту тенденцию или, как сейчас модно говорить, тренд?

— Возможно, со временем на рынке труда сложится такая ситуация, что работодатели будут вынуждены брать людей более зрелого возраста. Пока я такой тенденции не замечаю. Если рынок исчерпает молодых амбициозных, работодатели поймут, что не всегда молодые работники — это залог успеха компании. Но думаю, что времени должно пройти немало. Менталитет должен измениться, но пенсионная реформа точно ничего не изменит.

София Сачивко

Материал комментируют:

https://svpressa.ru/society/article/250316/

 
Статья прочитана 27 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!