Двадцать лет реформ глазами россиян: 34% населения готовы лично перестрелять всех взяточников-реформаторов

Двадцать лет реформ глазами россиян: 34% населения готовы лично перестрелять всех взяточников-реформаторов

 

2011-07-19 09:39
По страницам газеты «Советская Россия», Виктор Трушков

Недавно были обнародованы результаты социологического исследования «Двадцать лет реформ глазами россиян».

Учёные Института социологии (ИС) Российской академии наук в сотрудничестве с представительством Фонда имени Фридриха Эберта в Российской Федерации в апреле 2011 года провели общероссийский социологический опрос «по репрезентативной выборке во всех территориально-экономических районах страны, а также в Москве и Санкт-Петербурге. Было опрошено 1750 респондентов от 18 лет и старше». Они представляли 11 социальных групп населения. Это рабочие предприятий, шахт и строек; инженерно-техническая интеллигенция; гуманитарная интеллигенция (учёные, преподаватели вузов, учителя школ, училищ); работники торговли, сферы бытовых услуг, транспорта и связи; служащие; предприниматели малого и среднего бизнеса; военнослужащие и сотрудники МВД; сельские жители; городские пенсионеры; студенты вузов; безработные. Исследование проводилось в 58 поселениях, состав опрошенных пропорционален населению мегаполисов, областных центров, районных городов и сёл.

Достоинства опубликованного аналитического доклада тем более возрастают, что «эмпирической базой настоящего исследования послужили результаты исследования, проведённого ИС РАН в 2001 году «Новая Россия: десять лет реформ». Поскольку исследования осуществлялись по однотипной модели выборки с использованием ряда однотипных вопросов (показателей), в настоящем докладе имелась возможность проведения сопоставительного анализа, раскрывающего не только нынешнее состояние массового сознания, но и тенденции его развития, особенности проявления на различных этапах реформ. Речь идёт о двух периодах в жизни страны: 90-х гг. и 2000-х гг.».

Научная задача этого большого исследования так определяется его организаторами (руководитель научного коллектива — директор ИС РАН член-корреспондент РАН М.К. Горшков, научный консультант — глава представительства Фонда им. Ф. Эберта в РФ доктор Р. Крумм): «В сжатые сроки менялось практически всё: экономический и политический строй, власть, привычный уклад жизни и т. д.

Тем важнее оглянуться на события 20-летней давности, посмотреть на них глазами современных поколений россиян. Также чрезвычайно важным представляется проанализировать то, как эти перемены сказались на жизни наших сограждан, их социальном и материальном благополучии, возможностях самореализации, эволюции их мировоззренческих установок, национальной самоидентификации, взглядах на окружающий мир, роль и место в жизни общества, государства, демократических институтов и норм и т.д.».

Знакомство с аналитическим докладом даёт основание не сомневаться в том огромном эмпирическом материале, который в нём представлен. О масштабах осмысленных исследователями эмпирических данных говорят такие цифры: в докладе 169 таблиц, графиков, рисунков.

Ясно, что собранные социологами конкретно-социологические данные дают возможность для его неоднозначного толкования. Авторы доклада стремились взглянуть на события объективно, «возвыситься над интересами» разных социальных групп современной России. Они усердно избегают обобщений, в которых давались бы отрицательные оценки социальной системе, сложившейся за 20 лет реставрации капитализма. Более того, ради сохранения конформизма в отношении тех, в чьих руках находятся командные высоты в экономике и политике современной России, социологи допускают иногда методологическую эклектику. Вот один наиболее наглядный пример: при определении выборки, как отмечалось выше, социологи исходили из того, что в современном российском обществе важными социальными группами являются рабочие, инженерно-техническая интеллигенция, гуманитарная интеллигенция, предприниматели и т.п. Однако в опубликованном аналитическом докладе не приводятся отношения указанных социальных групп (в частности — рабочих и предпринимателей) к общественно-политическим процессам и явлениям.

Выбор методологической основы и теоретической интерпретации эмпирического материала — это, конечно же, неотъемлемое право исследователей. Но оно никак не отнимает и нашего права по-своему осмыслить богатейшие конкретно-социологические данные, содержащиеся в работе «Двадцать лет реформ глазами россиян». И мы решили воспользоваться этим своим гражданским и профессиональным правом. Сегодня предлагается читателю первая публикация, в которой несколько по-иному, чем в аналитическом докладе, а именно — с позиций методологии не позитивизма, а исторического материализма осмысливается тот эмпирический материал, который представлен общественному мнению в совместной работе Института социологии РАН и представительства Фонда им.

Ф. Эберта в РФ. Каждая из задуманных нами публикаций будет сконцентрирована на какой-либо конкретной общественно-политической проблеме.

Предлагаемый цикл не имеет ничего общего с попыткой написания альтернативного доклада. Мы берём лишь те стороны исследования «Двадцать лет реформ глазами россиян», которые помогут лучше осознать классу наёмных работников физического и умственного труда свои коренные интересы, несовместимые с капиталистическим жизнеустройством, помогут внесению марксистско-ленинского мировоззрения в широкие массы трудящихся.

Дистанция в поколение

2011 год ничуть не похож на пограничный столб. Даже предстоящие выборы Государственной думы шестого созыва не сделают его таковым. Но роль верстового столба 2011 год, безусловно, выполняет. Нас отделяют 20 лет не только от горбачёвско-ельцинского государственного переворота, но и от контрреволюции, то есть от смены одной общественно-политической системы на другую, полярную.

20 минувших лет интересны не тем, что число заканчивается нулём. Два десятилетия — это поколенческий интервал. Сегодня будут увольняться в запас из Вооружённых Сил РФ парни, которые не жили при Советской власти. Они в самом строгом смысле — дети буржуазной контрреволюции 1991 года, ровесники капиталистической реставрации. А бросьте взгляд на выпускников вузов, особенно бакалавриата. Материальные атрибуты их доавгустовского бытия — подгузники да соски. Их первичная социализация, то есть освоение таких образцов поведения человека, как умение взять ложку и произнесение первой содержательной фразы, наступила уже в «новейшую историю». Это — тоже продукты капиталистического жизнеустройства, навязанного стране 20 лет назад.

Два десятилетия — это значительный исторический срок. Через 20 лет после Великой Октябрьской социалистической революции в Советском Союзе в соответствии с принятой Сталинской Конституцией состоялись первые всеобщие, прямые, тайные, равные выборы Верховного Совета СССР. Выступая на предвыборном собрании избирателей 11 декабря 1937 года, И.В. Сталин говорил: «Социализм у нас не просто строится, а вошёл в быт, в повседневный быт народа. Лет 10 тому назад можно было бы дискутировать, можно ли у нас строить социализм или нет. Теперь это уже не дискуссионный вопрос. Теперь это вопрос фактов, вопрос живой жизни, вопрос быта, который пронизывает всю жизнь народа. Это и называется у нас социализмом на деле. На наших полях работают труженики земли без помещиков и кулаков. Руководят этой работой люди из народа. Это и называется у нас социализмом в быту».

Итак, советской общественно-политической системе хватило 20 лет, чтобы создать основы строительства социализма. Хватило 20 лет победителям августовской буржуазной контрреволюции, чтобы утвердить в России капиталистическое жизнеустройство? Вроде бы, да. Как свидетельствует Росстат, в стране около 950 тысяч работодателей, то есть людей, владеющих средствами крупного и среднего производства на принципе частной собственности; 0,2% населения страны владеет 70% её национального богатства; 101 российский предприниматель имеет состояние, превышающее 1 миллиард долларов. В деревне под вывеской фермеров несколько сот дельцов имеют поместья, сопоставимые по размерам с имениями крупнейших помещиков царской России.

Через 20 лет после Великой Октябрьской социалистической революции абсолютное большинство населения на самом главном социологическом опросе — всенародных выборах — поддержало социалистический курс Советской власти. А сегодня? Вот какой ответ на этот вопрос даётся в аналитическом докладе «Двадцать лет реформ глазами россиян»: «В обществе всё ещё обсуждается вопрос о том, были ли альтернативы осуществленным реформам, можно ли было выбрать другие методы их проведения в жизнь. Среди возможных альтернатив «гайдаровским реформам» россияне называют прежде всего развитие рыночных отношений, но без политической демократии (часто этот вариант характеризуют как «китайский» или «чилийский», он набирает 29%), а также реформирование общества с сохранением основ социалистического строя, без масштабной приватизации и рыночной либерализации (25%)».

Социологи обращают внимание ещё на одну многочисленную, хотя и сокращающуюся группу — «тех, кто считает, что реформы вообще не следовало проводить». В 2005 году они составляли 21% среди опрошенных, сейчас такую позицию высказали 8%. Но авторы отчёта тут же замечают: «Снижение этого протестного варианта компенсируется примерно соответствующим ему увеличением числа респондентов, затруднившихся с ответом (с 11% до 21%)». Такой сдвиг в общественном мнении исследователи объясняют существенным увеличением доли тех респондентов, которые не знают, что было до «реформ» и как они проводились. Поэтому особенно значимо следующее заключение авторов аналитического доклада: «Доля россиян, которые считают, что реформы были проведены именно так, как их и следовало проводить, по-прежнему исключительно мала (6%)».

Может быть, эти негативные оценки 20-летнего «реформирования» являются следствием нынешнего экономического кризиса? Но социологи ИС РАН уверяют в обратном: «Если посмотреть на то, как оценивают россияне ситуацию, сложившуюся сейчас в стране, и сравнить её с периодом острой фазы глобального экономического кризиса, то картина выглядит постепенно возвращающейся к норме». В подтверждение приводится рисунок 1 (в нём, как и в следующих графиках, сумма меньше 100%, так как не учтены воздержавшиеся от ответов).

Впрочем, если рассматривать данные исследования с точки зрения отношения населения РФ к капиталистическому жизнеустройству, то они свидетельствуют об отторжении его абсолютным большинством россиян. Ситуацию считает нормальной и, следовательно, капиталистическое мироустройство удовлетворительным только один из каждых четырёх опрошенных в 2011 году, когда массовому сознанию усиленно навязывается мысль, будто кризис уже преодолён. В то же время три четверти опрошенных признают положение в РФ либо проблемным, кризисным, либо катастрофическим. Едва ли такие данные можно считать поддержкой общественной системы, которая основана на всевластии частной собственности.

Думается, для выяснения отношения россиян к капитализму можно внести несущественные изменения в методику, которая использовалась социологами: объединить оценки «проблемная, кризисная» и «катастрофическая». Они носят явно не качественный характер. В самом деле, так ли для нас важно, что одна часть опрошенных считает капиталистическую реальность кризисом, а другая — катастрофой? Мы пока изучаем вопрос о том, отторгают ли соотечественники капиталистический строй, а не о том, доведены ли россияне до «чувства, отражающего состояние внутренней агрессии», при котором у опрашиваемых появлялось «желание перестрелять всех взяточников и спекулянтов, из-за которых жизнь стала в стране такой, какова она сейчас» (в докладе «Двадцать лет реформ глазами россиян» исследуется и такая позиция).

Объединение двух оценок (кризисной и катастрофической) позволяет точнее понять отношение к капиталистическому жизнеустройству на всём этапе «реформ». Для этого воспользуемся данными исследования «длинных временных рядов», когда социологами приводится оценка населением России сложившейся в стране ситуации в 1994—2011 годах.

Из таблицы следует, что за всё время «капиталистического строительства» не было ни одного года, чтобы большинство соотечественников оценивало капиталистическое жизнеустройство как нормальное. Даже на пике «тучных 2000-х» на каждых четырёх опрошенных, оценивших ситуацию как нормальную, приходилось пять респондентов, которые воспринимали буржуазный порядок как кризис или катастрофу. За обследованный период было только два года, когда недовольных ситуацией было менее двух третей россиян. В каждый второй год, когда проводились социологические замеры, более 80% граждан РФ выражали неудовлетворённость положением в экономике и социальной жизни. У нас есть все основания утверждать, что большинство сограждан стабильно отторгают капитализм.

«Прежде думай о Родине»

Анализируя социально-психологическое состояние российского общества, учёные Института социологии РАН обращают внимание на поляризацию общества. В её основе, отмечается в аналитическом докладе, лежит уровень жизни различных социальных групп: «Разница в условиях материального благосостояния генерирует в современном российском обществе не только различия в доступе к разного типа материальным благам, но и своего рода принадлежность к двум разным мирам — миру, где ты уверен в себе, можешь управлять своей жизнью и рассчитывать на поддержку окружающих, и миру социальной эксклюзии, для которого характерно зависимое, отчуждённое существование, без опоры на социальные сети, не только без чувства уверенности в себе, но, как правило, и без каких-то надежд на будущее».

Бесспорно, что на каждом из разбегающихся полюсов формируется своя система ценностей. То, что традиционно относится к положительным ценностям, присуще большинству россиян. Среди этих ценностей социологи отмечают чувство солидарности. Этому большинству, ценящему солидарность, противостоит меньшинство общества, которое образуют в основном лица, принадлежащие к верхним 20% наиболее обеспеченных граждан. Напомним, что, по данным Росстата, в их руках сосредоточено более 48% наличной денежной массы страны. Буржуазный образ жизни этой части общества привёл к тому, что она оказалась не только главным действующим лицом отношений конкуренции, но и их жертвой. Индивидуализм стал нормой поведения представителей этих 20% общества. Подобную поляризацию зафиксировали и авторы аналитического доклада «Двадцать лет реформ глазами россиян».

Опрос фактически отразил противостояние коллективизма и индивидуализма. Выясненная социологами динамика ещё раз демонстрирует, что большинство россиян отторгает основополагающие буржуазные ценности. Впрочем, авторы фундаментального исследования «Двадцать лет реформ глазами россиян» не склонны делать вывод, что большинство соотечественников отвергает капиталистические основы жизнеустройства. Но они — добросовестные учёные. Поэтому особое значение имеет один из ключевых выводов их исследования: «Оценки россиянами ситуации в стране связаны в первую очередь не с их собственной жизненной ситуацией, а с тем, как они оценивают динамику экономического положения в стране, отставание России от ведущих стран мира, перспективы развития страны в ближайшие годы (выделено авторами доклада. — В.Т.)».

Это — важное свидетельство. Оно подтверждает, что за 20 лет реформ буржуазному режиму, стремившемуся усердно насаждать индивидуализм, так и не удалось решить этой стратегической задачи. Когда речь заходит о ситуации в стране, россияне оценивают её прежде всего через призму общественных интересов. Индивидуальные интересы они, как правило, ставят на второе место. Выходит, плохо прививается буржуазное миропонимание к душам соотечественников.

Подтверждением этого заключения является социологический анализ чувства несправедливости самого капиталистического жизнеустройства в России. Авторы доклада относят это чувство к «негативно окрашенным». Но при этом подчеркивают, что «чувство («несправедливости всего происходящего вокруг». — В.Т.), свидетельствующее о нелегитимности в глазах россиян самого миропорядка, сложившегося в России, испытывало в апреле 2011 г. хотя бы иногда подавляющее большинство всех россиян (свыше 90%), при этом 46% испытывали его часто (выделено авторами доклада. — В.Т.). Учитывая роль справедливости/несправедливости в российской культуре, где она выступает своего рода каркасом национального самосознания, это очень серьёзный «звонок», сигнализирующий о неблагополучии в этой области. Шире всего устойчивое чувство несправедливости происходящего было распространено среди представителей возрастных групп старше 50 и особенно 60 лет (55% и 66% соответственно), бедного и малообеспеченного населения (55% у тех, чей среднедушевой доход не превышает половины медианы, и 51% — у тех, кто имеет доходы не выше медианы доходов по массиву в целом, т. е. 9 000 рублей)… Наиболее интересна, однако, даже не локализация, а динамика чувства несправедливости происходящего вокруг в последние годы».

Бросается в глаза, что чувство несправедливости происходящего вокруг имеет динамику, которая достаточно близка к динамике чувства солидарности. Тесная связь между этими гражданскими чувствами чрезвычайно важна именно потому, что, как отмечают авторы исследования, наши соотечественники оценивают социальные явления и процессы не столько через призму индивидуального, сколько общественного интереса.

Что касается динамики чувства несправедливости происходящего вокруг, то авторы аналитического доклада обращают внимание на то, что «начало 2000-х гг. ознаменовалось резким сокращением доли тех, кто ощущал несправедливость происходящего вокруг часто. Однако последние годы вновь дали прирост, и весьма ощутимый, распространённости этого чувства». Они указывают, что чувство несправедливости происходящего заметно выделяется не только своей относительно большей распространённостью, но и очень маленькой и весьма устойчивой долей тех, кто никогда его не испытывал (за весь период наблюдений этот показатель не превышает 10%). Примечателен вывод исследователей Института социологии РАН: «Это свидетельствует не просто о сохраняющейся нелегитимно-сти сложившейся в России системы общественных отношений в глазах её граждан, но даже делегитимизации власти в глазах значительной части наших сограждан, идущей в последние годы (выделено авторами доклада. — В.Т.)».

У социологов вызывает тревогу широкое распространение «чувства стыда за нынешнее состояние своей страны (выделено авторами доклада. — В.Т.). Стыд за страну в условиях её достаточно прочного внешнеполитического положения и в целом успешного и стабильного прохождения наиболее острой фазы глобального экономического кризиса последних лет связан с отрицанием сложившегося в России «порядка вещей», «правил игры» и т. п., которые представляются людям не просто несправедливыми, но и позорными.

Правомерность такой интерпретации подтверждает тот факт, что теснее всего чувство стыда за свою страну связано с чувством несправедливости происходящего вокруг и чувством, что дальше так жить нельзя. Фактически три эти чувства образуют внутренне целостный, единый компонент мировоззрения значительной группы россиян, при том, что лишь 3% их не испытывают трёх анализируемых чувств практически никогда».

С такой интерпретацией конкретно-социологических данных нельзя не согласиться, даже если её интонация носит несколько охранительный характер. Главное — здесь точно указано на взаимосвязь и взаимообусловленность чувств, которые несовместимы с буржуазным мироощущением (см. рис. 3).

Авторы исследования обращают внимание на объективные характеристики опрошенных, которым чаще всего присуще это чувство: «Наиболее значимую роль среди них играет возраст: 46% испытывающих его часто — это люди старше 50 лет, причём эта возрастная группа составляет свыше половины (52%), и среди тех, кто устойчиво испытывал все три составляющих единый мировоззренческий блок негативных (?) чувства одновременно. Однако и среди молодёжи чувство стыда за свою страну и весь тот мировоззренческий блок, в который оно входит, распространены довольно широко. Достаточно сказать, что чувство стыда за свою страну устойчиво ощущает каждый четвёртый россиянин до 25 лет и лишь 30% в этой возрастной группе не испытывают его практически никогда (при 27% никогда не испытывающих все три рассматриваемых негативных чувства)».

Знание возрастной структуры тех, кому стыдно за нынешнее состояние России, конечно, представляет немалый интерес. Но ещё содержательнее было бы знание о том, как распределяются чувства стыда за страну и несправедливости происходящего в разных социально-профессиональных и имущественных группах. Такая информация (а она в распоряжении авторов доклада имеется), безусловно, обогащала бы образ основных классов современного российского общества.

Так жить нельзя!

Замечательное достоинство исследования «Двадцать лет реформ глазами россиян» состоит в том, что в поле зрения оказались не только те процессы и явления, которые уже стали предметом общественного внимания. Учёные пытаются приглядеться и к тому, как делает свою работу «крот истории». Тут важны, пожалуй, не столько количественные показатели, сколько тенденции.

К числу таких процессов относится распространение чувства, что так дальше жить нельзя. Ясно, что далеко не каждый, кто положительно ответил на этот вопрос, готов к реальным и решительным протестным действиям. Здесь важнее выяснить тенденцию. Именно она демонстрирует возможность превращения идей в материальную силу, то есть процесс перерастания чувств и мыслей в практические действия. В аналитическом отчёте ИС РАН распространение ощущения, что так дальше жить нельзя, дано в динамике.

Социологи подметили, что теснее всего чувство, что так дальше жить нельзя, связано с чувством стыда за нынешнее состояние страны: три четверти тех, кто устойчиво ощущает, что так дальше жить нельзя, одновременно часто испытывают и стыд за страну. При этом, утверждается в докладе, «если раньше это были в первую очередь низкодоходные группы населения, то сейчас расширилось представительство в данной группе вполне благополучных слоёв, а статистическая значимость связи чувства, что так жить нельзя, с доходом или возрастом стала просто несопоставима с ролью мировоззренческих особенностей конкретных респондентов, в частности — наличием у них устойчивого чувства несправедливости происходящего и стыда за свою страну. В итоге даже в группе до 30 лет каждый пятый устойчиво ощущает, что так жить дальше нельзя». Носители этого чувства, по утверждениям исследователей, достаточно равномерно распределены по всем типам поселений. Например, в мегаполисах их доля составляет четверть населения.

Думается, именно с этим чувством связано другое («негативное», по определению авторов доклада) чувство — «желание перестрелять всех взяточников и спекулянтов, из-за которых жизнь в стране стала такой, какова она сейчас». Надо думать, социологи здесь выясняли не экстремистов, а степень готовности реализовать в каких-либо действиях (чаще всего не только не экстремистских, но и не радикальных) убеждение, что так больше жить нельзя. Они выявили следующую картину: часто чувствовали желание «перестрелять всех взяточников и спекулянтов, из-за которых жизнь в стране стала такой, какова она сейчас», 34% опрошенных, иногда — 38%. Но практически никогда не чувствовали этого желания 28% опрошенных.

Сразу скажем, что количественные показатели ответов на этот вопрос вообще не следует брать в расчёт. Нельзя верить в то, что у человека, который не испытывал горького чувства, что так жить дальше нельзя, вдруг часто появляется «желание перестрелять всех взяточников и спекулянтов, из-за которых жизнь в стране стала такой, какова она сейчас». А по данным опроса учёных ИС РАН, часто испытывают чувство, что «так дальше жить нельзя», 29% опрошенных. Желание же «перестрелять всех взяточников и спекулянтов» (фактически находящийся у власти союз капитала и бюрократии) появляется аж у 34%. К тому же надо иметь в виду (и авторы доклада намекают на это), что в последнее время у формулы «так дальше жить нельзя» появились приверженцы не только из числа противников капиталистической системы, но и её сторонников. Достаточно вспомнить активи-стов незарегистрированной партии народной свободы.

Значение этих социологиче-ских данных в другом. Они свидетельствуют в одном случае о неспособности нынешнего союза капитала и бюрократии управлять так, чтобы обеспечить консолидацию всего правящего класса, в другом — не только об отторжении капитализма российским обществом, но и о набирающем силу настроении превратить идею неприятия эксплуатации человека человеком в материальную силу.

Аналитический доклад «Два-дцать лет реформ глазами россиян» даёт богатый материал для размышлений. Особенно есть о чём размышлять коммунистам. Будет обидно и непростительно, если он станет предметом лишь вынужденного чтения аспирантов да грызущей критики мышей.

Метки текущей записи:
 
Статья прочитана 82 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!