Г.А.Зюганов: Путин и Медведев олицетворяют один и тот же курс – разницы нет. Интервью радиостанции «Эхо Москвы» 9 октября 2011 г.

Г.А.Зюганов: Путин и Медведев олицетворяют один и тот же курс – разницы нет. Интервью радиостанции «Эхо Москвы» 9 октября 2011 г.

 

2011-10-10 09:47
"Эхо Москвы"

Путин и Медведев олицетворяют один и тот же курс – разницы нет, так заявил лидер КПРФ. Г.А.Зюганов в большом интервью на «Эхо Москвы» в передаче Михаила Барщевского «Dura lex». Ниже публикуем полный неавторизованный текст радиоинтервью.

Транскрипт

М. БАРЩЕВСКИЙ: Добрый вечер. В эфире программа «Dura lex» и ее ведущий Михаил Барщевский. Сегодня у меня в гостях Геннадий Андреевич Зюганов, лидер КПРФ. Здравствуйте.

Г. ЗЮГАНОВ: Здравствуйте.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Геннадий Андреевич, вы не первый раз у меня в эфире, должны были привыкнуть к неожиданностям.

Г. ЗЮГАНОВ: Я к вам с удовольствием хожу.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Но сегодня я вас постараюсь удивить совсем. Мы построим разговор очень необычно. Давайте представим себе, что мы с вами разговариваем 5 декабря 2011 года, только что утром озвучены предварительные данные ЦИК, и вы взяли 51%.

Г. ЗЮГАНОВ: Хороший показатель.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Перечислите мне ваши первые шаги. 5 декабря, у вас 51%. Что вы делаете?

Г. ЗЮГАНОВ: Прежде всего, поблагодарю избирателей, всех граждан страны – и тех, которые нас поддержали, и тех, которые не поддержали, с завершением ответственной кампании и напомню, что это только первый шаг, для того чтобы оздоровить обстановку. Второе – объявлю состав правительства народного доверия. По сути дела, мы недавно на съезде называли 70 человек…

М. БАРЩЕВСКИЙ: Секунду, Геннадий Андреевич, вы выиграли пока только парламентские выборы. Какое правительство?

Г. ЗЮГАНОВ: Люди должны понимать, потому что парламентских выборов мало, нужны еще и президентские выборы, чтобы изменить ситуацию.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Мы говорим о 5 декабря. Первые шаги 5 декабря. Вы готовы уже объявить состав правительства.

Г. ЗЮГАНОВ: Мы его объявили недавно на съезде. Предложили всех заинтересованных, толковых, умных, грамотных, всех, кому дорога страна и кто бы хотел жить в стране умной, образованной, здоровой, вносить свои предложения. Нам уже внесла предложение Академия наук Новосибирска. Мы подготовили 11 отраслевых программ защиты и поддержки граждан, и для этого 51% достаточно, чтобы заложить новую законодательную базу. Первый и очень важный шаг – мы объявим всенародный референдум о национализации минерально-сырьевой базы и целого ряда ключевых отраслей, которые позволят сформировать качественно иной бюджет.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Можно вопрос? Объявили. Теперь скажите мне, пожалуйста, эффективность работы сегодняшних минерало-добывающих отраслей предприятий и эффективность их работы при Советской власти, они сопоставимы?

Г. ЗЮГАНОВ: У нас почти 10 тысяч добывающих предприятий, а осталось 400 с небольшим в госсобственности. Доходы олигархии от добывающих предприятий в 400 раз выше, чем доходы бюджета от этого. Это означает, что получаем сумасшедшие средства, но они даже не хранятся в наших банках. Это означает, что вы ни одной проблемы не решите, у вас нет ресурсов для этого.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Стоп. Я плохой восприниматель вашей агитации, мне фактики давай. Да, кто-то наживается по-сумасшедшему, это нехорошо, это несправедливо. В этом тезисе я с вами согласен. Я задаю другой вопрос. Эффективность госпредприятий что при Советской власти, что сегодня в разы меньше, чем эффективность частных предприятий? Или я неправ?

Г. ЗЮГАНОВ: Абсолютно неправы. Берем, допустим, авиационную промышленность. Советская авиационная промышленность на 15 заводов производила 1500 летательных аппаратов в год. Ровно треть человечества летали на ИЛах и ТУшках. Наш «Аэрофлот» был самой безопасной компанией в мире. Самолет «ИЛ-86», который выпускали 30 лет на Воронежском авиационном заводе ни разу не упал с пассажирами. Ни разу. Сегодня, когда всё это передали в частные руки, то предприятие под руководством, 10 заводов авиационных произвели 8 гражданских самолетов для своей авиации. С нового года упало с неба 8 самолетов с пассажирами и еще в полтора раза больше упало вертолетов, истребителей и всех остальных. Это означает…

М. БАРЩЕВСКИЙ: Это означает то, что упали советские самолеты из тех 1500. Это первое.

Г. ЗЮГАНОВ: Нет.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Упали они.

Г. ЗЮГАНОВ: Возникает вопрос – они выходили свой ресурс давно. Никакой модернизации, никакого обновления, ничего нет.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Значит, проблема не в заводах, а проблема в том, что конструкторы за 20 лет ничего нового не предложили.

Г. ЗЮГАНОВ: А конструкторы почему не сделали ничего нового?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Почему?

Г. ЗЮГАНОВ: Потому что совершенно не финансируется модернизация производства. Что такое Сколково? Сколково – это пока пустая площадка, где получили сумасшедшие льготы частники. Если бы такие льготы дали наукограду в Новосибирске, то они бы завалили инновациями, если хотя бы треть дали таких льгот и немножко профинансировали. Что такое Пущино? Это лучший центр, самый крупный в Европе биологический центр. Обама каждый второй доллар в модернизации выделил на биотехнологии, из каждого института почти по 200 человек убежали за кордон. Они бы вернулись, но эти частники не дали даже самым молодым и талантливым деньжонок на то, чтобы они получили хотя бы жилье. Поэтому нынешняя частная экономика – это даже не частная экономика.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Поскольку это ваша передача, т.е. моя, но вы гость, я не буду с вами вступать в подробную дискуссию, но просто обращу ваше внимание, что тот же самый «Норильский никель», построенный в советские времена, по уровню производительности труда, прибыли и всему прочему в подметки не годится современному «Норильскому никелю». Если вы мне сейчас скажите, что государственные предприятия эффективнее, чем частные предприятия, я вынужден буду вас переадресовать к старику Марксу, который писал ровно обратное.

Г. ЗЮГАНОВ: Я сначала про «Норильский никель» прокомментирую. Сейчас ушел из жизни компьютерный гений – Стив Джобс.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Не помните, сколько ему государство помогало?

Г. ЗЮГАНОВ: Они создали идеальные условия для того, чтобы он мог продвигать свои гениальные идеи.

М. БАРЩЕВСКИЙ: В виде гаража.

Г. ЗЮГАНОВ: Это он начинал с гаража. А потом поддержка была колоссальная, и с точки зрения распространения, в том числе его продукции, мировая сеть. Но он, гений, сколотил состояние 8 млрд. долларов. Сколько состояние, которое нажил на «Норильском никеле» г-н Прохоров? Загляните в «Форбс» и вы ахнете. 18 млрд. – Михаил Прохоров. И компьютерный гений, который меняет взгляд человечества на многие вещи. С какой стати Прохоров захватил огромные средства?..

М. БАРЩЕВСКИЙ: Потому что так устроен мир.

Г. ЗЮГАНОВ: Не строил завод, ничего нового там не сделал.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Нобелевская премия – миллион долларов, а футболист – 10 миллионов долларов в год.

Г. ЗЮГАНОВ: А то и 20, и 30. Это и есть современный мир, который корчится в муках кризиса, когда спекулятивно либеральная модель капитализма лопнула, взорвалась, и больше ее никто не залатает заплатами.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Блестящая демагогия. Я вам только напомню одну вещь. Стив Джобс, на которого вы сослались, гений человечества, сумел сделать то, что он сделал, перевернуть мировые технологии в самой-самой гадкой капиталистической стране – США, а не в СССР.

Г. ЗЮГАНОВ: Одну минуточку. Кстати, СССР по научным открытиям – вы лучше меня знаете – давал треть мировых открытий. Буксовало на стадии внедрения.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Количество Нобелевских премий мне не напомните?

Г. ЗЮГАНОВ: Если вы считаете Горбачева Нобелевским лауреатом, я его считаю предателем, которых продал страну, всех близких и друзей.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Я считаю Жореса Алферова Нобелевским лауреатом.

Г. ЗЮГАНОВ: Это другое дело. Жорес Алферов половину своих средств вложил в подготовку молодежи. У него блестящая молодежная школа. И он во фракции КПРФ сейчас вместе с Мельниковым, Смолиным, Плетневой подготовил блестящий закон «Образование для всех», а не эту лажу, что притащил Фурсенко и что сейчас нам будут пропихивать нам на выборах. Насчет предприятий. Есть такое объединение «Звенигородский», это народное предприятие. Я считаю, с точки зрения эффективности, разумное соотношение государственной, коллективно-долевой и частной формы собственности – это тот вопрос, на который надо было отвечать с самого начала. Звенигородское объединение заслуживает внимания. Лучшее в стране, 107 тысяч голов свиней, средняя зарплата 25-30 тысяч, каждому работающему –9 килограммовмяса и колбасных продуктов ежемесячно выделяет. Идеальное предприятие, которое снабжает мясным продуктом шесть областей Поволжья. Так вот его нынешняя власть душила беспощадно. Ходили 2 тысячи человек отбивать это предприятие у банды и руководителя республики, который душил эту дойную корову, 300 млн. одних налогов.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Они частники, частные владельцы?

Г. ЗЮГАНОВ: Они народное предприятие.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Они отбивали свое, они защищали свою частную собственность.

Г. ЗЮГАНОВ: Они защищали свое народное предприятие.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Свое, частное.

Г. ЗЮГАНОВ: Я сторонник, чтобы были правильные соотношения собственности. У нас в СССР государство подмяло. Надо было начинать приватизацию – торговля, легкая, текстильная, кожевенная, обувная.

М. БАРЩЕВСКИЙ: НЭП.

Г. ЗЮГАНОВ: Абсолютно правильно. Надо было сохранить в руках государства те сферы, которые способствуют ценообразованию.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Согласились. Ладно, возвращаемся к 5 декабря. Итак, первый закон о национализации.

Г. ЗЮГАНОВ: Второй закон – образование для всех. У нас готов закон. Третье – отменяем 122-й, самый лютый и мерзкий закон, который всех обобрал, и 83-й закон о распродаже всех социальной сферы и одновременно принимаем меры, для того чтобы навести порядок в борьбе с коррупцией.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Принимаем меры, чтобы навести порядок в борьбе с коррупцией. А поконкретнее? Что вы будете делать?

Г. ЗЮГАНОВ: Первое и главное – исполнительная власть полностью бесконтрольна. Мы восстанавливаем контроль снизу за каждым депутатом. Если ты дал обязательства, отчитывайся регулярно.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Право отзыва?

Г. ЗЮГАНОВ: И право отзыва, оно должно быть.

М. БАРЩЕВСКИЙ: А как по партийным спискам отзывать?

Г. ЗЮГАНОВ: Если человек не отчитывается, и по партийным спискам партия обязана… внести небольшую поправку – и спокойно можно отзывать, абсолютно спокойно. Второе – народному депутату граждане отдали голоса, отдали свои налоги, он обязан строго следить за выполнением бюджетной политики. Она сплошь и рядом нарушается. У нас 65-70% идет в центр.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Счетная палата формируется на треть вами.

Г. ЗЮГАНОВ: А Счетная палата не имеет особо жесткого контроля. Счетную палату надо наделить дополнительными полномочиями. Кстати, нужен специальный прокурор, который бы следил и более эффективно боролся против коррупции, особенно среди высших чиновников.

М. БАРЩЕВСКИЙ: А вы вообще за введение института специальных прокуроров?

Г. ЗЮГАНОВ: Я да.

М. БАРЩЕВСКИЙ: И я да. Совпали.

Г. ЗЮГАНОВ: Хоть тут мы с вами сошлись.

М. БАРЩЕВСКИЙ: У нас много совпадений на самом деле. Просто вы-то сейчас агитируете, естественно, это ваша функция сегодня, а я пытаюсь понять, где за агитацией стоит здравый смысл. Бывает, что встречается.

Г. ЗЮГАНОВ: Как раз у нас программа именно здравого смысла, этим отличается наша команда. Посмотрите на ее состав.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Потом поагитируете, еще будет время. Скажите мне такую штуку. Хорошо, с законами понятно. Вот у вас 51% в Думе. Импичмент будет?

Г. ЗЮГАНОВ: Импичмент Ельцина состоялся.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Импичмент Медведева будет?

Г. ЗЮГАНОВ: Что касается импичмента Медведева и всех остальных, сама процедура таким образом сегодня прописана, что ее почти невозможно провести.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Вы будете инициировать, если у вас 51% импичмент Медведева или нет?

Г. ЗЮГАНОВ: Немедленно ничего не будем инициировать на сей счет по одной простой причине. Если хотите всё утопить в разборках, то это можно быстро сделать. Мне очень нравится опыт Китая в этом, я с ними дружу, подписал договор с компартией Китая, изучил полностью, как им удалось за 30 лет иметь самые высокие темпы экономического развития в мире и сегодня в ходе кризиса выглядеть гораздо лучше других.

М. БАРЩЕВСКИЙ: И при этом сохранить тоталитарное государство.

Г. ЗЮГАНОВ: У Дэн Сяопина была возможность и желание свести счеты покруче, чем у других. Его дважды ссылали, дважды в самый низ бросали. Так вот когда вышли - все 15 членов их постоянного политического комитета были репрессированы, - он собрал и сказал: если займемся этим, всё потерям, и страну, и ничего не сделаем. Четыре модернизации – раз. Второе – Мао Цзэдун на 70% прав, обсудили, на 30% неправ. Портрет на площади Тяньаньмэнь – и вперед работать, работать и работать. И вырвали страну из полной нищеты, превратили в одну из крупнейших держав мира. Я сторонник предложить обществу такую созидательную программу, когда бы людям захотелось изобретать, думать, работать, учиться, летать высоко и далеко, а не заниматься бесконечными разборками.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Т.е. вы сторонник не революции, а компромисса и эволюции.

Г. ЗЮГАНОВ: Я сторонник диалога, широкого и нормального развития. Нынешняя власть, кстати, за 20 лет так и не организовала диалог. Они побоялись даже встретиться в эфире в публичных дебатах.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Вопрос о диалоге. Поскольку Дума теперь ваша, вы контролируете ее, сегодня 5 декабря условное, а кто будет спикером?

Г. ЗЮГАНОВ: Могу назвать несколько человек. Например, Мельников – готовый председатель парламента. И могу объяснить почему.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Чересчур интеллигентный и не жесткий.

Г. ЗЮГАНОВ: Он строгий человек. Он, во-первых, знает блестяще законодательный процесс. Он единственный от нашей Думы за 15 лет в Совете Европы был председателем комитета там по науке и высоким технологиям. Когда я предложил коммуниста, все на меня вот такими глазами смотрели. А когда проголосовали и потом на второй срок избирали аплодисментами... Это подготовленный, грамотный, образованный человек.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Второй.

Г. ЗЮГАНОВ: Кашин, академик, блестяще знает науку, сельское хозяйство, производство, регулярно выступает.

М. БАРЩЕВСКИЙ: А вы считаете, это то, что нужно для спикера?

Г. ЗЮГАНОВ: Мельников в данном случае больше подходит. Кашин хорошо знает производство на любом направлении. Кстати, надо правительство народного доверия формировать… Никитин Владимир Степанович, блестящий работник, великолепный депутат, талантливый человек.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Я, кроме Мельникова, никого не знаю, но это факт моей биографии.

Г. ЗЮГАНОВ: Левченко Сергей, который возглавляет у нас организацию в Иркутске. Он победил на выборах - там они смухлевали, - на выборах губернаторов.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Я еще не видел ни одного проигравшего, который бы не обвинял в мухлеже.

Г. ЗЮГАНОВ: Он выиграл у «Единой России» и в Ангарске, и в Братске, и в целом ряде регионов. Это подготовленный человек, великолепно знающий производство. У нас сильная команда в этом отношении.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Вы сторонник не разборок, а компромисса и диалога.

Г. ЗЮГАНОВ: Я сторонник созидательной работы.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Вопрос. Какие комитеты вы отдадите проигравшим?

Г. ЗЮГАНОВ: Кстати, мы единственные, когда у нас было больше в Думе, кто пошел на пакетные соглашения и предложил 12 базовых комитетов разделить между 4-мя фракциями по три ключевых комитета, если они предложат специалиста на тот или иной комитет. И мы пошли. Когда назвали человека, блестяще знающего бюджетный процесс…

М. БАРЩЕВСКИЙ: Это Жуков был, по-моему.

Г. ЗЮГАНОВ: И Жуков был, и Задорнов работал. Дело не в этом. Я сторонник профессионального подбора на комитеты и особенно в правительство.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Геннадий Андреевич, вы уходите от ответа на вопрос или у вас нет ответа на вопрос. Какие комитеты вы отдадите? Бюджетный комитет отдадите?

Г. ЗЮГАНОВ: Бюджет нет. Оборона и безопасность нет.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Культуру отдадите?

Г. ЗЮГАНОВ: На культуре у наших оппонентов есть сильные кадры.

М. БАРЩЕВСКИЙ: А спорт?

Г. ЗЮГАНОВ: Спорт тоже вполне приемлемо. Что касается науки и образования, после Фурсенко не отдадим никому, сами возьмем и наладим, здесь блестяще будет.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Я хочу вам сказать справочно, что я к Фурсенко отношусь очень хорошо, лично я. Могу объяснить почему. У нас принято во всем обвинять Фурсенко, но система настолько неподвижна, настолько косна и настолько не соответствует современному миру, что ему приходится менять…

Г. ЗЮГАНОВ: Я не хочу с вами время терять на эту тему.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Вы его не любите, я его люблю.

Г. ЗЮГАНОВ: Это ваше право. Но я люблю больше всего школу и образование. У меня в семье в трех поколениях 10 человек, из них 7 мужчин преподавали в школах и вузах.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Вы же сами были учителем.

Г. ЗЮГАНОВ: Я начинал в 17 лет, после окончания школы с отличием, учителем сельской школы. Потом преподавал матанализ в университете, философии в академии. Я за то, чтобы страна была умной и образованной. То, что он делает…

М. БАРЩЕВСКИЙ: Он тоже за это. Ладно. Правительство в отставку отправите?

Г. ЗЮГАНОВ: Это правительство отправил бы сегодня в отставку.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Надо еще выборы выиграть. Я хочу знать: вот 5 декабря вы выиграли выборы, 51%, правительство возглавляет Путин, президент Медведев, ничего не поменялось. Вы 5 декабря ставите вопрос об отставке правительства Путина?

Г. ЗЮГАНОВ: 5-го нет.

М. БАРЩЕВСКИЙ: А когда?

Г. ЗЮГАНОВ: Готовимся к выборам президента, побеждаем на выборах президента и формируем правительство.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Т.е. до выборов президента вопрос об отставке вы не ставите?

Г. ЗЮГАНОВ: До выборов нет.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Понял. Боитесь Путина, правильно.

Г. ЗЮГАНОВ: Дело не в этом.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Кого из действующих министров вы бы оставили?

Г. ЗЮГАНОВ: Если я назову, завтра они не будут работать.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Да ладно.

Г. ЗЮГАНОВ: Не будут работать, уверяю вас.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Вы же говорите, что называете по принципу профессионалов.

Г. ЗЮГАНОВ: Я от противного, как в математике говорят. Кудрина давно надо было выгнать.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Это понятно.

Г. ЗЮГАНОВ: Сердюков – это недоразумение в армии.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Кого оставите? Я не хочу критиковать людей, которых здесь нет. Я хочу хвалить тех, которых здесь нет. Кого бы даже вы, коммунисты, из действующего правительства Путина оставите?

Г. ЗЮГАНОВ: Уверяю вас, будет предельно прагматичный подход. Умеет, знает, получается – останется.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Фамилии, явки, пароли.

Г. ЗЮГАНОВ: Если я фамилии назову, завтра они не будут работать.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Сколько их останется?

Г. ЗЮГАНОВ: Трое-четверо есть толковых.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Четверо толковых есть. Хорошо, что хотя бы четверых вы признаете толковыми.

Г. ЗЮГАНОВ: Я их близко всех знаю. Я был на заседании правительства, я давно не видел такого заседания. Один всё зачитывает, все молчат. Следующий вопрос – зачитывает, опять все молчат. Если собрались профессионалы и специалисты… ЖКХ – самая тяжелая, проблемная тема.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Геннадий Андреевич, это свидетельствует только об одном – об очень хорошей работе аппарата правительства, который вопрос проработал и согласовал.

Г. ЗЮГАНОВ: Никакой проработки. Какая проработка по ЖКХ? На 33% не выполнили план по выселению людей из аварийного жилья. Для того чтобы обновить жилье, надо минимум 460 млрд. тратить. Для того чтобы молодые семьи обеспечивать, надо совершенно иной подход к этому.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Где деньги, Зин?

Г. ЗЮГАНОВ: Вот на то и национализация, на то и будем вести прогрессивную шкалу налогообложения.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Заберем у богатых, отдадим бедным.

Г. ЗЮГАНОВ: Причем тут у богатых? У жулья заберем. На то и введем госмонополию на спиртоводочную продукцию, на то организуем глубокую переработку леса.

М. БАРЩЕВСКИЙ: И будем, как в советские времена спаивать народ, чтобы бюджет пополнять. Через минуту мы вернемся в эфир. Я напоминаю, что в эфире программа «Dura lex». Сегодня у меня в гостях Геннадий Андреевич Зюганов. НОВОСТИ

М. БАРЩЕВСКИЙ: Добрый вечер. Программа «Dura lex», ведет ее Михаил Барщевский. Сегодня у меня в гостях лидер КПРФ Геннадий Андреевич Зюганов, с которым мы стоим на принципиально разных позициях по некоторым вопросам, но, как ни странно, по некоторым вопросам мы совпадаем.

Г. ЗЮГАНОВ: Уже пора по многим совпадать.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Вы победили на выборах, я напоминаю, еще раз помечтаем. Вы конституцию будете менять?

Г. ЗЮГАНОВ: Эта конституция является главной причиной дисбаланса власти в стране. Она принята под расстрел парламента, она полностью перекосила систему управления. Система управления в России преступна по своей сути. Почему? Вот берем полномочия президента.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Геннадий Андреевич, вы будете менять конституцию?

Г. ЗЮГАНОВ: Да, будем, но не на следующий день.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Уменьшать полномочия президента, увеличивать полномочия парламента? Что будете делать?

Г. ЗЮГАНОВ: Сегодня президент всех назначает, всех жалует, всех снимает, всех награждает и ни за что не отвечает.

М. БАРЩЕВСКИЙ: По представлению премьер-министра.

Г. ЗЮГАНОВ: Ни за что не отвечает. Это ненормально. Поэтому усилим правительство, но правительство поставим под жесткий контроль парламента и Счетной палаты. Одновременно всю вертикаль исполнительной власти поставим под контроль избранных от народа, а избранных от народа поставим под контроль избирателей.

М. БАРЩЕВСКИЙ: А теперь вопрос. Что может произойти? 5 декабря вы поменяете конституцию…

Г. ЗЮГАНОВ: Нет.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Условно говоря, 5 декабря. Поскольку вы победили в парламенте, вы поставите исполнительную власть под жесткий контроль народных избранников. Понимаю. Звучит красиво. Как это будет исполняться технически, не знаю. У нас уже были Советы народных депутатов, которые якобы чего-то там контролировали. А теперь вы победили на президентских выборах. И кто вас будет контролировать?

Г. ЗЮГАНОВ: Я прошу прощения, это самый большой вопрос и главный. Нас будет контролировать Федеральное собрание, которое будет более широкого представительства. Более того, оно будет проходить по совершенно иной формуле. Я заслушал все послания – Путина, Медведева. Под первым путинским посланием готов подписаться. Но никто его не контролирует, он не докладывал ни по одной статье, и невозможно его обсудить. Снова собрались, зачитали и разошлись.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Путинское или медведевское?

Г. ЗЮГАНОВ: Первое путинское. У Медведева было много интересных соображений, связанных с социальной сферой, четыре национальных проекта.

М. БАРЩЕВСКИЙ: С инновацией.

Г. ЗЮГАНОВ: Да, с модернизацией. Кстати, его оценка три года назад в Ярославле, что коррупция съела, что надо обновлять… Я готов под этим подписаться. Но ни одного слова потом, как это выполняется. Почему никто ничего не делает? Каким образом бюджет формируется, который полностью выкинул все предложения президента Медведева?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Теперь ответьте мне на один вопрос. Почему я, избиратель, должен поверить вам, что у вас получится, а не им, поскольку вы утверждаете, что у них не получается?

Г. ЗЮГАНОВ: Во-первых, у них ничего не получилось, даже национальный проект.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Неправда.

Г. ЗЮГАНОВ: Во-вторых, коррупция сожрала полстраны.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Стоп. Национальный проект «Медицина» перевернул медицину, я говорю о тех городах, о которых я знаю, не только о Москве идет речь.

Г. ЗЮГАНОВ:50 километровот кольцевой дороги.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Ездил.

Г. ЗЮГАНОВ: Ну, создали 10-12 центров.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Слава богу.

Г. ЗЮГАНОВ: Детские, акушерские – всё свернули, сельскую медицину свернули.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Неправда.

Г. ЗЮГАНОВ: На производственных коллективах свернули. Как неправда?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Геннадий Андреевич, перитональные центры, которые сейчас построили в рамках национальной программы практически во всех регионах, работают по полной программе.

Г. ЗЮГАНОВ: Идите зубы вставьте, попробуйте отремонтировать.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Я не могу одновременно и рожать, и зубы вставлять. Я сейчас про детей говорю. Детская смертность резко снизилась, даже в этом году резко снизилась.

Г. ЗЮГАНОВ: При нынешней политике детей 8 лет стало в два раза меньше, чем в 17.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Это вопрос не политики, а демографии.

Г. ЗЮГАНОВ: Демография – это главная политика. Второе – сейчас молодежи с 14 до 30 лет 36 миллионов. Если этот курс будет продолжаться, к 24-му будет на 11 млн. меньше. Это означает, что в стране некому рожать будет. Я предложил: родился ребенок – давайте 40-50 тысяч дадим, чтобы мама на ноги поставила ребенка. Какое сейчас детское пособие? Это просто позор для власти и правительства.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Я дальше вас иду. Я считаю, что, если женщина родила троих детей, она должна получать зарплату от государства ежемесячно не меньше 30 тысяч рублей.

Г. ЗЮГАНОВ: Совершенно правильно.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Поймите, вы сейчас говорите – мы придем к власти… Вы сейчас Жириновского напоминаете, уж простите, пожалуйста. Придем к власти – всё будет хорошо, всё сразу будет хорошо.

Г. ЗЮГАНОВ: Я прекрасно знаю обстановку. Тогда почитайте все наши материалы, программы. Я не говорю, что завтра всё будет хорошо. Я сказал – потребуется для ремонта 5-7 лет. Но если мы упустим эти 5-7 лет, мы развалимся навсегда.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Вот это правда.

Г. ЗЮГАНОВ: Тогда возникает вопрос. Если нравится, что сегодня, голосуйте за Жириновского, за Путина – и мы обречены. Продолжение этого курса означает уничтожение страны. Не нравится – доверьтесь нашей команде. Сейчас назову 15 человек, кто сформирует нормальное правительство, в том числе возьмем всех, кто умеет работать, независимо от партийной ориентации, кто понимает, что такое село, что такое коммунальное хозяйство. В этом правительстве нет почти никого, кто бы работал по специальности.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Геннадий Андреевич, пошла агитация. Скажите, пожалуйста, когда у нас президентские выборы, какого числа?

Г. ЗЮГАНОВ: 4 марта.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Значит, мы с вами разговариваем 5 марта. Вы выиграли президентские выборы. Кого вы назначите председателем правительства?

Г. ЗЮГАНОВ: Сейчас назову, есть предложения конкретные, уверяю вас, до 5 марта будут колотить так, что кости будут трещать. Я же прошел через 46 спецопераций.

М. БАРЩЕВСКИЙ: А вот тут, простите меня, я уже на стороне Путина, а не на вашей. Потому что Путин и на прошлые президентские выборы шел, сказав, что «у меня в правительстве будут такие-то», Медведев сказал открыто, кто у него будет председателем правительства, сейчас Путин говорит, кто будет председателем правительства. А вы… Вы что, трус?

Г. ЗЮГАНОВ: Подождите, Михаил Юрьевич.

М. БАРЩЕВСКИЙ: У нас же вегетарианское государство.

Г. ЗЮГАНОВ: Мы живем-то в реальных условиях.

М. БАРЩЕВСКИЙ: И кого из ваших людей в асфальт закатали? Сидят, между прочим, по тюрьмам олигархи, а не коммунисты.

Г. ЗЮГАНОВ: Успокойся. Один сидит, в принципе. Один из Лондона, другой из другого места.

М. БАРЩЕВСКИЙ: А коммунисты? Все дома. Более вегетарианского отношения к оппонентам, чем у Путина к вам, я просто не помню в истории. Вы в полном порядке, вам ничего не угрожает.

Г. ЗЮГАНОВ: Как ничего не угрожает, когда полторы тысячи раз судили?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Кого?

Г. ЗЮГАНОВ: Меня.

М. БАРЩЕВСКИЙ: По уголовному делу?

Г. ЗЮГАНОВ: У вас на «Эхо Москвы» я сказал, что коррупция…

М. БАРЩЕВСКИЙ: Это гражданские споры.

Г. ЗЮГАНОВ: Это не гражданские споры.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Уголовных дел у вас не было?

Г. ЗЮГАНОВ: Уголовное дело давно бы состряпали, если бы я был податливый. Они всё отменили, после того, как я сказал, что завтра у Кремля будет две тысячи депутатов, а послезавтра встретимся в Страсбургском суде. Что сделали? Я у вас сказал, что коррупция и преступность берут верх, а в одном из регионов особенно. Мне за первую фразу дали 500 тысяч штрафа, а за вторую – 450 тысяч. Удержали три зарплаты в Думе, с меня удержали, описали всё имущество. После этого я пришел к Грызлову и сказал: всё, закончились разговоры; если вы так позволяете вести с депутатом и членом Совета Европы, вот первое – завтра приведу всех своих депутатов, у меня 20 тысяч, и здесь у вас организуем протест против этого, второе – послезавтра молодежь бросит к Верховному суду на порог 100 тысяч рублей мелочью, потому что там лежит мое заявление, а вы с меня пришли всё выбирать, еще и судебный иск, и третье – вот готовый иск в Страсбургском суде, я с вас больше высужу.

М. БАРЩЕВСКИЙ: И что?

Г. ЗЮГАНОВ: Отмотали через сутки назад. Вот такое у нас правосудие. Кстати, перед вами сидит владелец гостиниц на Кубе, заводов в Иордании, счетов на Кипре.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Дяденька, дай денег.

Г. ЗЮГАНОВ: Мы недавно проводили с Мироновым «Поединок», видели, наверное. Я выиграл вчистую, на Дальнем Востоке в 4-5 раз. Но дело не в этом. Вчера открываю «Независимую газету», серьезная газета – заказная абсолютно статья, где несколько политологов говорят, что у меня кто-то там сидел и барабан крутил от Дальнего Востока до Калининграда.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Это вам комплимент. Барабан крутить – это значит, ваши сторонники.

Г. ЗЮГАНОВ: Они считают, что какая-то фирма или еще что-то.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Коли вы вспомнили эту передачу… Правда, не понимаю, почему вы не хотите пойти на союз с Мироновым. Лишние голоса.

Г. ЗЮГАНОВ: Мы предлагали 7 пунктов этого союза. Подписало 205 организаций, 30 с лишним участвуют – студенческие, ветеранские, писательские, академические, молодежные, в акции протеста участвуют. Миронов ни под одним пунктом не подписался. Он подписал с Грызловым договор…

М. БАРЩЕВСКИЙ: Это было давно. А сейчас?

Г. ЗЮГАНОВ: Он от него не отказался. Мы предложили 5 главных позиций, связанных с новой экономической реформой, новой экономической политикой. Тоже нет. Я говорю - ответьте мне на этот вопрос, потом будем вести разговор дальше. Он уходит. Он, по сути дела, левая нога «Единой России».

М. БАРЩЕВСКИЙ: Это вы сейчас обидели «Единую Россию». Я думаю, что такая левая нога ей не нужна. Геннадий Андреевич, серьезный вопрос. Только без агитации ответьте. Мне интересно ваше мнение как умного человека, а не как лидера КПРФ. А почему у нас в обществе так много агрессии сейчас? Все всех ненавидят.

Г. ЗЮГАНОВ: Я бы не сказал так. Я очень много общаюсь с молодежью.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Я просил без агитации.

Г. ЗЮГАНОВ: Мы провели 41 семинар, 100 тысяч только сформировали для контроля за избирателями.

М. БАРЩЕВСКИЙ: У молодежи нет агрессии? Манежку вам напомнить?

Г. ЗЮГАНОВ: Видел. Честно говоря, не просто испугался. Мне жутко стало, что начинают бить людей, только потому, что у него другого цвета глаза или волосы.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Почему такая агрессия в обществе?

Г. ЗЮГАНОВ: Потому что включаете утром эфир – он формирует агрессию, жуткую и страшную. «Доброе утро» вроде, а там добром не пахнет. Слава богу, второй канал более по-человечески выглядит. Я Первый канал включаю – и там учат, как женщина должны сумкой отмахиваться в каждом подъезде и каждый раз.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Полезные знания.

Г. ЗЮГАНОВ: Может быть, полезные, но вдумайтесь: три миллиона в силовых ведомствах, а женщина должна ходить и отбиваться. Второе. Я знаю, вы очень любите детей. Вы решили в воскресенье поиграть с сыном в футбол. Для того чтобы он мог поиграть два часа, надо иметь в кармане 10-15 тысяч. Никуда не сунешься без копейки. А ведь абсолютное большинство детей не имеют возможности. Им показывают без конца красивую жизнь и так далее. Третье. Закончили вузы, прекрасные ребята, талантливые люди, 7 из 10 платили за образование. Миллион 800 тысяч окончили вузы и техникумы за два года. На одно рабочее место 17 заявлений. Куда деваться 16-ти? Наркотики, пьянка и так далее. И всё это накапливается, накапливается…

М. БАРЩЕВСКИЙ: Я правильно вас понимаю, что речь идет о том, что агрессия в обществе такова, потому что огромное социальное расслоение?

Г. ЗЮГАНОВ: Оно не огромное, оно дикое. В Москве 10% бедных и богатых, в 40 раз. В Африке нет ни одной страны такой. В стране – в 20 раз. Это вообще позорище. Вы вот Прохорова защищали. Какое ощущение будет у простого работяги?..

М. БАРЩЕВСКИЙ: Кто Прохорова защищал?

Г. ЗЮГАНОВ: Вы рассказывали, что он «Норильский никель» создал.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Сделал эффективным, это разные вещи.

Г. ЗЮГАНОВ: Работяга целый день крутится и получает 10-15 тысяч, 80 человек из сотни живут от 4 тысяч до 17-ти. Я получил сегодня 10 тысяч рублей, надо платить за то, что ночуешь в домике.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Тут можете не тратить время. Если вы согласны с тем, что причиной агрессии является социальное расслоение, то мы с вами согласились и пошли дальше.

Г. ЗЮГАНОВ: Дикое и страшное.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Скажите, пожалуйста, почему вы убрали из вашей программы построение социализма?

Г. ЗЮГАНОВ: Неправда. Сейчас есть два варианта у человечества: или дальше дуют по той тропке, которая привела к новому кризису - два предыдущих кризиса закончились двумя мировыми войнами, - или все-таки государство становится социальным. Вот сейчас в Ярославле было многообразие развития государства. Это чисто социалистический подход.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Я прав или неправ, что у вас из предвыборной программы ушло слово «социализм»?

Г. ЗЮГАНОВ: Неправда абсолютно.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Осталось слово «социализм»?

Г. ЗЮГАНОВ: Не только осталось. Мы за великую социалистическую Россию.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Вопрос. Социализм – это то, что было в Советском Союзе, или то, что сегодня есть в Германии, в Швеции, в Финляндии, Канаде? Где социализм в том понимании, в каком вы оставили это слово?

Г. ЗЮГАНОВ: Под влиянием СССР очень энергично шла социализация всей жизни на планете.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Сегодня там социализм?

Г. ЗЮГАНОВ: В СССР было много полезного и важного, но разрушилось, потому что было полное огосударствление, прежде всего экономики. Поэтому в нашем понимании новый социализм – это правильное соотношение государственной, народной, коллективной и частной форм собственности. Второе – это социальные гарантии качественного образования, здравоохранения, это гарантии нормального управления и народного контроля за всеми ветвями власти. Одновременно это гарантии политического соперничества на честных выборах, где не воровство голосов и не полицейская дубинка определяют результат, а открытые дебаты и честные выборы.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Еще один вопрос, на логику. Вы не единственный, кто это говорит - и слева, и справа приблизительно одна и та же песня о том, что голоса воруют, что административный ресурс…

Г. ЗЮГАНОВ: Беспощадно воруют.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Беспощадно воруют, административный ресурс, полицейская дубинка – очень красивые слова. Объясните мне, пожалуйста, они что во власти, дураки полные? Если так легко административным ресурсом, дубинкой, воровством сделать себе победу, для чего они придумывают «Народный фронт», для чего они вице-премьеров ставят во главе списков, для чего нужны «паровозы»? Поймите, логика должна быть.

Г. ЗЮГАНОВ: Не зря вы в КВН играли очень хорошо.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Я в «Что? Где? Когда?». КВН – это вы, а я в «Что? Где? Когда?». Так вот если так легко своровать, чего корячиться-то? Взяли бы и своровали. Дали бы задание Чурову – написать коммунистам столько-то, а этим столько-то. А они, я имею в виду власть, «Единую Россию», они и праймериз проводят, косые, кривые, но проводят, они «Народный фронт» создают, они дискуссии ведут, Путин мотается по стране, встречается со всеми, с кем только можно встретиться, «паровозов», как вы их называете, - лидеров списков ставят. Если всё так просто можно своровать, чего напрягаться-то?

Г. ЗЮГАНОВ: Приходится напрягаться.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Значит, приходится напрягаться. Значит, своровать нельзя. Значит, за избирателя борьба идет.

Г. ЗЮГАНОВ: Да, видимость борьбы есть. Да, они вынуждены считаться с тем, что настроения резко изменились в обществе. Они понимают, что «Единая Россия» за 10 лет напринимала таких законов…

М. БАРЩЕВСКИЙ: Значит?..

Г. ЗЮГАНОВ: Дайте ответить.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Вы уходите в сторону. Изменились настроения. Значит, они борются за избирателя. Значит, избиратель голосует, раз они борются за избирателя.

Г. ЗЮГАНОВ: Вы задали вопрос. Отвечаю. Избиратели 8 из 10-ти на местные выборы уже не ходят, потому что не хотят участвовать в этой грязи. В лучшем случае 30-35%, и то под большим давлением. Это результат местных выборов. Теперь что касается думских выборов. Материалы по предыдущей Думе лежат в Страсбурге. 50 тысяч нарушений, всё передано туда. Следующий вопрос. Целые регионы по Северному Кавказу. В Мордовии почти всё Меркушкин сыпал в одну урну - «Единая Россия». Отменили это безобразие? Не отменили.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Геннадий Андреевич, вы блестящий оратор, у вас громкий голос. Но вопрос остается прежним. Если это так просто…

Г. ЗЮГАНОВ: Совсем не просто.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Значит, за избирателя идет борьба?

Г. ЗЮГАНОВ: Совсем не просто, потому что мы на выборы в прошлый раз посылали 200 тысяч наблюдателей.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Молодцы.

Г. ЗЮГАНОВ: В этот раз пошлем 500 тысяч. Подписали договор со всеми – от Жириновского до Миронова будем проверять. Вот только что в Выксе, в Нижнем Новгороде состоялись выборы. Это местные олигархи, три металлургических завода, высокая зарплата, почти нет безработицы. Прилетал туда на вертолете губернатор, собирали всех начальников, дали задание: 70 - «Единой России». Результат – 40 с лишним у нас, 34 – у «Единой России». Почему не справились?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Потому что вы лучше.

Г. ЗЮГАНОВ: На каждый участок мы 7 человек прислали.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Класс.

Г. ЗЮГАНОВ: Если сейчас пришлем 7, не уворуют у нас. Сейчас работаем над этим.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Другими словами, вы сейчас здесь в эфире признали очень важный факт, что на выборах, если есть наблюдатели, если есть борьба за избирателя, вы можете выиграть, несмотря на все административные ресурсы.

Г. ЗЮГАНОВ: Абсолютно правильно. Вы же не случайно сказали – мы 51% набрали.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Значит, речь идет не об административном ресурсе и ссылках на бедного Чурова, который ни сном, ни духом, а ему приписывают, что он вообще баба-яга с бородой, а речь идет о том, что где-то вы сумели убедить избирателя, а где-то не сумели. Флаг вам в руки.

Г. ЗЮГАНОВ: Правильно.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Так и перестаньте тогда ссылаться, когда вы проигрываете, на то… Вы мне сейчас напоминаете клиента адвокатского: если я дело в суде выиграл – победил закон, если проиграл – адвокат проиграл. Когда вы выигрываете выборы – вот благодаря избирателям, благодаря наблюдателям… Если проиграли – нас обворовали.

Г. ЗЮГАНОВ: Почему мы и сформировали «Народное ополчение» против «рублевского» фронта, почему мы провели встречу всего Кавказа, всего Поволжья, молодежи, депутатов Сибири и Дальнего Востока.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Геннадий Андреевич, боритесь за голоса.

Г. ЗЮГАНОВ: Не просто боремся, мы всё лето выпускаем свою газету 5-10-миллионным тиражом, дошли до каждого.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Геннадий Андреевич, я никогда не скажу в эфире, за кого я буду голосовать.

Г. ЗЮГАНОВ: Я смотрю, вы всё в нашу сторону склоняетесь.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Нет, я даю возможность радиослушателям вас услышать не когда вы агитируете, а когда вы рассуждаете. И мне приятно, когда вы рассуждаете. Когда вы агитируете – я это слышал 55 лет, извините, сколько себя помню, столько раз я всё это слышал. Мне важно, чтобы у нас был активный политический процесс.

Г. ЗЮГАНОВ: Я согласен абсолютно.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Я против любой монополии на власть. Любой.

Г. ЗЮГАНОВ: Она ведет к загниванию и разрушению.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Советский Союз, привет ему. Мы с вами оба это помним. Я хочу, чтобы мы разговаривали здесь всерьез. Так вот я за то, чтобы вы боролись за голоса. Я за то, чтобы вы подпирали сегодняшнюю власть. А если вы будете у власти, то ваша оппозиция подпирала бы вас и заставляла бороться за голоса. Мне большего от власти не надо.

Г. ЗЮГАНОВ: Недавно у меня была встреча с бизнесменами, малый и средний бизнес. И вдруг они говорят: знаете, у нас какой выбор? Или не ходить на выборы… Я говорю, что тогда ваши голоса все равно оприходует «Единая Россия». Или идти голосовать за вас. Я говорю – почему? Голосуйте за Прохорова и им подобных. А что, говорят, толку? Ну, будут 2-3 сидеть, ну пять, а надо чтобы минимум была фракция или партия, которая бы сумела ограничить всевластие этого железобетона «Единой России», которая не дает дыхнуть и развалила весь малый и средний бизнес. До них дошло.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Понял. Т.е. вы от 51% отказываетесь и согласны на 30.

Г. ЗЮГАНОВ: Нет. Я считаю, что это не решает проблемы. А 226 голосов решают проблему и дают возможность, по крайней мере, провести совершенно иные законы.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Знаете, о чем мечтает большинство, по крайней мере, моих знакомых? Чтобы все четыре партии получили по 25% и чтобы вы вынуждены были между собой договариваться каждый раз. И ни вам, никакой другой партии не могу стопроцентно доверить свою жизнь, не хочу – вот так рассуждает большинство людей. Пускай договариваются. У этих эта программа хороша, у этих эта программа…

Г. ЗЮГАНОВ: Кстати, Жириновский, Миронов и «Единая Россия» по главным вопросам договорились, вы же видите. Как только прижмут из Кремля – голосуют, как прикажут. Это не договоренность, это халтура.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Вы рады, что в президенты идет Путин, а не Медведев?

Г. ЗЮГАНОВ: Они олицетворяют один и тот же курс. Этот курс привел к тому, что мы имеем.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Да или нет?

Г. ЗЮГАНОВ: Разницы нет.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Т.е. вы считаете, что вам на президентских выборах…

Г. ЗЮГАНОВ: Только что уволили Кудрина, который обескровил экономику. Вчера, смотрю, Путин: лучший министр чуть ли не во всем мире… Загнал 700 с лишним миллиардов в чужие банки, рядом братская Белоруссия, три миллиарда не дали под свои трактора и самосвалы.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Вы на Китай ссылаетесь, на Белоруссию. Вам нравятся диктаторские режимы?

Г. ЗЮГАНОВ: Опять про диктаторские режимы. Каждый второй самосвал, который работает у нас в карьерах, белорусского производства.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Это не значит, что там Лукашенко не диктатор.

Г. ЗЮГАНОВ: Половина тракторов, которые у нас сегодня, тоже белорусского производства.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Это не значит, что там нет монополии на власть.

Г. ЗЮГАНОВ: Вы опять про диктатора, а я про развитие нормальных отношений, которые позволили бы нам работать на полях. У нас 41 млн. гектаров заросли бурьяном и чертополохом.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Выбор между поесть и покукарекать. Я за то, чтобы покукарекать.

Г. ЗЮГАНОВ: А я за то, чтобы и поесть и поговорить.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Я не хочу жить в Китае. Я не хочу жить в Белоруссии.

Г. ЗЮГАНОВ: Путин вчера говорит: какой умный, какой хороший министр. Он, похоже, у него завтра будет председателем Центробанка.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Знаете, что Путин своих друзей никогда не предает. Просто человеческие качества.

Г. ЗЮГАНОВ: Не просто друзей. Те, которые его слушают и говорят «чего изволите», вот этих он не предает.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Это Кудрин был «чего изволите»? Это вы про кого рассказываете? Я 10 лет в правительстве проработал.

Г. ЗЮГАНОВ: Я видел, как всё это происходит.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Геннадий Андреевич, Кудрин мог сказать «нет» – и всё. Это был министр, один из тех, кто реально мог пойти спорить и доказывать свою правоту.

Г. ЗЮГАНОВ: Вот это «нет» в авиации привело, видите к чему, в кораблестроении…

М. БАРЩЕВСКИЙ: Меняете тему. Как адвокат, могу вам сказать – меняете тему гениально, потрясающе.

Г. ЗЮГАНОВ: Что это за министр, который говорит «нет» развитию малого и среднего бизнеса?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Он не говорил «нет» развитию малого и среднего бизнеса. А Кудрин – это тот человек, который в 8-м году спас страну от диких последствий кризиса. Да, мы попали, у нас тоже всё было не слава богу, но он спас.

Г. ЗЮГАНОВ: Взяли вчетвером 200 млрд. долларов отдали четырем банкам.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Но спас.

Г. ЗЮГАНОВ: Он банкиров спас.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Нет. Он спас сбережения бабушек, он спас сбережения граждан, он спас счета малых и средний предприятий – вот что он спас. Ладно, не о Кудрине передача. Скажите, пожалуйста, что лучше в отношении преступников, я имею в виду коррупционеров, тех, кто бюджет разворовывает, вот этих – сажать или разорять?

Г. ЗЮГАНОВ: И сажать, и конфисковывать. Тут надо найти разумное соотношение.

М. БАРЩЕВСКИЙ: А еще расстреливать, варить в кипяченом масле.

Г. ЗЮГАНОВ: А в особо крупных размерах – в том числе вернуть расстрельную статью. Я не кровожадный человек, но я вижу, что в стране происходит.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Это будет противоречить конституции.

Г. ЗЮГАНОВ: Когда педофилия выросла в 20 рез, когда ребенка опасаются выпустить, это же полный мрак, когда людей воруют, когда чиновники берут, и никто за это не отвечает. Вдумайтесь, министр обороны получил от бюджета два триллиона рублей, 400 миллиардов куда-то уплыли в другую сторону.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Я не понимаю, какое отношение это имеет к педофилии. Я только хочу напомнить радиослушателям в конце передачи, что у нас был знаменитый Чикатило, который был при советской власти, а не сегодня.

Г. ЗЮГАНОВ: Сегодня этих Чикатил сплошь и рядом.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Геннадий Андреевич, я не знаю, как сложится жизнь дальше, потому что начинается предвыборный период.

Г. ЗЮГАНОВ: Я вас сагитировал за нас голосовать?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Сейчас я вам так и признался. Я вам могу сказать следующее. Вот за что вы меня сагитировали. Будь моя воля и моя возможность, если бы это не нарушало избирательное законодательство, я бы, наверное, еще 3-4 эфира подряд с вами провел бы. Мне интересно с вами разговаривать. Но…

Г. ЗЮГАНОВ: Спасибо.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Ложку дегтя дайте добавлю.

Г. ЗЮГАНОВ: Лучше без «но». Это финал передачи. Это же народное правительство, народная партия.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Но когда вы на «Эхо Москвы», не надо агитировать, надо рассуждать. Вы гораздо убедительнее, на мой взгляд, тогда, когда вы рассуждаете, а не тогда, когда вы агитируете. Это мне так кажется. Это же моя передача.

Г. ЗЮГАНОВ: Хорошо.

М. БАРЩЕВСКИЙ: В эфире была программа «Dura lex», вел ее Михаил Барщевский. Сегодня в эфире гостем программы был лидер КПРФ Геннадий Андреевич Зюганов.

Г. ЗЮГАНОВ: Спасибо. До свидания.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Всего доброго.

Метки текущей записи:
 
Статья прочитана 68 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!