Сергей Афанасьев: «У каждого фронтовика свои счеты с фортуной»

Сергей Афанасьев: «У каждого фронтовика свои счеты с фортуной»

afanasiev234Гостем рубрики проекта «Война коснулась и моей семьи», который Саратовская областная дума проводит совместно с «Саратовской областной газетой» стал депутат регионального парламента Сергей Афанасьев.

От первого боя до вечного огня

Мой отец Николай Петрович Афанасьев, 1926 года рождения, был бойцом последнего военного призыва, – рассказывает Сергей Николаевич. – Он ушел на войну в 1945-м, когда ему еще не было и двадцати.

Многие из последнего призыва даже не успели доехать до линии фронта. Другие закончили войну в учебке. Ваш отец принимал участие в боевых действиях?

– У каждого участника Великой Отечественной свои счеты с фортуной. На долю бойцов последнего призыва, 1926 и 1927 годов рождения, попавших на фронт в самом конце войны, выпало немало серьезных сражений. Им пришлось принимать участие освобождении не только стран Европы, но и в операциях на Дальнем Востоке, в Японии.

Достаточно назвать операцию на озере Балатон, которая проходила с 6 по 15 марта 1945 года. В ходе операции, которую гитлеровцы назвали «Весеннее пробуждение», немецкие войска получили достойный отпор от бойцов 3-го Украинского фронта, контратака врагов захлебнулась. Как свидетельствуют статистика, наши потери составили почти 8,5 тысяч, еще 25 тысяч были ранены. И многие из них – те самые мальчишки из последнего призыва. Совсем юные, почти дети. Их военная биография – от первого боя до Вечного огня. В этой связи вспоминаются строки одной из военных песен: «Могилы на землю легли, как пилотки, упавшие с бритых мальчишьих голов».

Отец, как он сам говорил, успел понюхать пороху. И не только «понюхать»: несмотря на небольшой срок службы, он успел отличиться на фронте, имел награды – медали «За боевые заслуги», «За Победу над Германией». Войну закончил в Японии.

Помню, в детстве я часто спрашивал его, сколько врагов он убил, было ли такое, чтобы «один на один». Отец не любил такие вопросы, вообще о войне, как и многие другие фронтовики, говорил крайне неохотно, даже сердился, когда я был особенно настойчив, но однажды признался, что был эпизод.

Как это случилось?

Ни о каких подробностях он не сообщил, но сказал, что в тот раз схватился с немецким солдатом врукопашную. Когда речь заходила о Великой Отечественной, отец старался говорить не о «подвигах, доблести и славе», а о том, что война – это страшная, тяжелая работа на пределе человеческих возможностей.

«Штык, лопата и ружье – для пехотинца инструменты равнозначные»

В каких войсках он служил?

В пехоте. А для пехотинца, говорил отец, первое дело на передовой – уметь окопаться быстро и правильно. Это умение, без всякого преувеличения, – вопрос жизни и смерти как в обороне, так и при наступлении. Чем искуснее бойцы пехоты окопаются, чем лучше оборудуют свои окопы, тем меньше понесет потерь личный состав и тем успешнее будет выполнена боевая задача.

Копать приходилось и небольшие окопы для себя – они назывались ячейками, и окопы для целых отделений, пулеметов, минометов и прочего вооружения. Не удивительно, что ружье, штык и лопата были признаны для пехотинца инструментами равнозначными. Умелый боец окапывался минут за 10–12, неопытный тратил на это времени в два, а то и в три раза больше. Саперные лопаты применялись и как холодное оружие – в рукопашном бою, а кое-кто из самых догадливых приспосабливал этот шанцевый инструмент и для приготовления пищи, используя в качестве сковороды.

Каша из топора, яичница на лопате?

– А что вы думаете? На фронте всякое бывало, смекалка русского солдата всегда выручала. А вообще, только представьте себе: рыть окопы приходилось в любое время года. Сколько потов сойдет, пока мерзлую землю одолеешь… Камни, корни, иссушенная ветрами почва, куда штык лопаты отказывается входить … А болотистая местность? И с ней находили способы справляться.

Вот потому отец и говорил, что война – это тяжкий труд. И всю тяжесть этой работы несли на своих плечах простые советские люди, приученные к тяжелому крестьянскому труду; рабочие заводов, ушедшие на фронт от станков, – 99% воинов Великой Отечественной были скромными тружениками. Такими, как мой отец. У него было всего семь классов образования. Всю жизнь проработал на тракторе в селе Большая Осиновка Аткарского района и сравнительно рано (в 60 лет) ушел из жизни.

«Сталинград стал символом силы духа русского народа»

Других ваших близких Великая Отечественная каким-то образом коснулась?

– Из четырех детей в отцовской семье война забрала двоих. Погиб на фронте мой дед с маминой стороны. Сама мама в те годы была еще мала, но помнит, как бабушка уходила на весь день рыть защитные сооружения – с началом боевых действий в районе Сталинграда Саратов стал прифронтовым городом и был переведен на военное положение, что накладывало особые обязательства на каждого жителя. Мужчины были на фронте, так что эта работа в основном легла на плечи женщин и подростков – на обустройстве оборонительных сооружений работали все, кто мог держать лопату. Видите, как все взаимосвязано: одни, как моя бабушка, рыли окопы и траншеи, другие, как мой отец, в них воевали.

В этой связи не могу не коснуться темы Сталинградской битвы. Боевые действия, которые разворачивались в этом героическом городе, не были похожи ни на одну тактику, применявшуюся до тех пор в военных конфликтах.

Что вы имеете в виду?

Все знают о доме Павлова. Таких домов в городе – тысячи: по сути, каждый сталинградский дом стал «домом Павлова». Их защитникам, отрезанным от своего командования, приходилось самим ставить и решать боевые задачи. Это была война не техники, не вооружения, а силы духа. Немцы не выдержали, сломались тогда, в Сталинграде. Противостояние закончилось не в их пользу. Таких примеров в истории Великой Отечественной войны было немало, но Сталинград стал одним из главных символов несгибаемой воли и крепости духа русского бойца.

Записала Елена Поздеева
Саратовская областная газета, №95 от 3 июня 2015г.

 
Статья прочитана 173 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!